Гитарист не того времени

Размер шрифта: - +

21 июня 2030

Мы записали альбом. Да-да. После сингла, который включал мою песню и песню группы «Ramones», мы записали свой первый альбом, названный в честь нашей группы (правда, название на английском). Кроме песен «Сектор газа» и «Гражданской обороны», а также включённой «Не могу без тебя», Костя попросил меня спеть сольно что-нибудь из «Кино». Я выбрал «Скоро будет зима».

Запись продолжалась три дня. Всё прошло хорошо. Вечером мы играли в ночном клубе «Мулен Руж», где я, на акустической гитаре, исполнил эту песню на манер рок-н-ролла, а не панка. Что творилось с публикой. Они хлопали в ладоши и подтанцовывали, шевеля бёдрами.

- Спасибо, - поблагодарил я.

- «Не могу без тебя»! – кричали девушки. – Спой «Не могу без тебя»!

Я спел, на этот раз под аккомпанемент. Костя смотрел на меня, как на врага. За время того, как девушки обратили внимание на бастарда, он сверлил меня не тем взглядом, будто я лажаю ритм.

Ближе к полуночи Костя спел «Blitzkrieg Bop». Я был на басах, а он, словно Джоуи Рамон, стоял на сцене и пел, показывая пальцем и стреляя, попевая «Перебей их, пока не поздно…». Мы с Никитой бегали взад-вперёд, вставая на колени и прыгая.

После концерта Костя позвал меня. Оторвавшись от фанатки, я пошёл за ним. Тут и началась ссора, перешедшая в драку.

- Ты больше не будешь петь, Даня, - коротко сказал он, закуривая.

- Почему? – спросил я.

- Ты хреново поёшь!

- Девушки не жалуются, - коротко ответил я. – К тому же ты сам просил, чтобы я спел эти две песни. Почему тогда на записи ты не сказал, что у меня плохой голос.

Последовала долгая пауза. Костя молчал около пяти минут. Тишину нарушил я:

- В чём дело, Костя? С чего ты так взбесился?

- Я создал группу, я вокалист.

Теперь я понял, в чём дело.

- Это из-за того, что наши фанатки вешаются на мне, так?

Костя молчал, докуривая.

- Так ведь? В этом всё дело? Ты завидуешь мне?

- Было бы, чему завидовать.

- Мы записали своё первый альбом. Мы попадём в газеты и журналы. Мы будем выступать в Питере и в Минске. С чего такая зависть?

- Ты даже не можешь сыграть «Колхозный панк», как Юра Хой.

- Хватит уже говорить, что могу, а что нет.

- Или что? – Он подорвался и стал напротив меня, чуть ли не прикасаясь своей грудью к моей. – Что ты мне сделаешь, бастард?

- Не называй меня так, - разозлился я.

- Ты больше не будешь солировать, иначе уйдёшь из группы.

- Лучше уж уйти из группы, чем быть мелкой сошкой, который не завидует. Между прочим, мой отец – музыкант, играл в группе. Все бабы вешались на него, и никто не завидовал.

- Твой отец обрюхатил твою мать и свалил в свою Америку. Поэтому ты грёбанный бастард!

Тут мой кулак познакомился его левой щекой. Разозлившись, Костя налетел на меня и свалил. Я пытался подняться, но этот гад был больше и крепче, чем я. Он начал мутузить меня по лицу. Я дал ему в почки и поднялся.

- Ребята, там драка! – крикнула одна из посетительниц клуба.

Кирилл и Никита прибежали и начали нас разнимать. Никита схватил меня под мышки и оттягивал. Кирилл держал локтём за шею Костю. Тот лишь, выхаркивая кровь, орал:

- Ты уволен, Данила! Ты больше не в нашей группе, поганый бастард!

- Вот и прекрасно! – крикнул я в ответ. – Да иди ты на хер со своей группой и философией! Знай, что твоя группа не просуществует и месяца!

- Мы будем знаменитыми!

- Успокойтесь ребята! – пытался оттащить меня Никита.

- Этому козлу не нравится, что на меня больше баб вешается! – бросил я. – Он мне завидует!

- Правильно сделала, что тебя подружка бросила! Ты её невинности лишил, а она воспользовалась случаем тебя подставить!

- Ах ты, сукин сын! – я пытался оторваться от Никиты, но тот лишь оттаскивал меня. – Я тебе голову оторву, ублюдок!

- Сыночек шлюхи!

- Грёбаный пидарас!

 

 

Когда нас разъединили, Никита принёс мне лёд. Я приложил его к распухшему глазу. За это время я рассказал о том, почему мы подрались.

- Он лишь высказывал своё мнение, вот и всё.

- Да плевать мне на его мнение, - ответил я, закуривая сигарету. – Я же не виноват, что на меня больше баб вешается, чем на него. Если он себя считает Юрой Хоем, тогда я Ди-Ди Рамон.



Артур Белоновский

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: