Гитарист не того времени

Размер шрифта: - +

27-29 августа 2030

Я записал свой первый сольник при помощи своего старого друга. Он помог мне исполнить некоторые партии на песнях, которые я написал. Никита, после ухода группы решил податься в звукорежиссёры. Также он сформировал у себя дома министудию звукозаписи.

- Думаю, это можно оставить, Даня, - наконец сказал он, когда я закончил петь новую песню, которую назвал просто «Жизнь». – Вступление нужно лучше.

- Можно взять из «Led Zeppelin», только не брать баррэ на пятом ладу, как они, - предложил я.

Мы попробовали. После пары песен, написанные мной, я решил добавить песню группы «Ramones» «I Want You Around».

- Только тебе придётся играть на гитаре, Никитос, - попросил я.

- Может пригласить кого-нибудь для баса и ударных? У меня есть знакомые.

- Пожалуй, стоит.

На следующий день пришли двое парней со своими инструментами. Мы сыграли все песни, которые написал я, плюс исполнили кавер на «Ramones» и «DDT». Провозились до вечера, выбирая и микшируя звуки.

- Хорошие песни, - похвалил потом Никита.

- Сколько мы исполнили?

- Штук одиннадцать. Думаешь отправить их на прослушивание в радио?

Я кивнул.

- А ты что скажешь, Никита? Хочешь вернуться в группу?

Он улыбнулся.

- И как назовёмся?

- Я не знаю, пока.

- Можем снова вернуться к «Изгоям».

Я помотал головой. Для меня эта группа осталась в прошлом. Костя, по словам Никиты, больше не решался создавать группу и посвятил свою жизнь науке. Конечно, я ругался с ним, когда этот сукин сын украл мою песню.

Тут от мыслей оторвал меня телефонный звонок. Я поднял трубку, думая, что звонит Маша. Но оказалось, что это не так.

- Вы Даниил Артемьев? – спросил незнакомый голос женщины.

- Да.

- Вам звонят из Института имени Склифосовского. Ваша девушка попала в больницу.

- Что?!

Никита глянул на меня. Я вышел на кухню.

- Что с ней? – спросил я, чувствуя, как руки начали дрожать, а тело вибрировать.

- Её сбила машина. Состояние тяжёлое. Была остановка сердца. Завели. Сейчас её оперируют.

Я почувствовал, что сейчас упаду на пол, поэтому я облокотился на кухонный столик.

- Я еду.

 

 

К Склифу я приехал около полуночи. Расплатившись с таксистом, я быстро поднялся по ступенькам и спросил в приёмной о Маше. Женщина лет сорока сказала, что проверит, но тут подошёл к нам дежурный врач и сообщил страшную новость.

- К сожалению, Мария скончалась. Мы сделали всё что могли, пытались завести её сердце, но были травмы, не совместимые с жизнью.

- Нет, - выдавил я, засмеявшись от истерики. – Это не возможно.

- Я понимаю вас…

- Ни черта вы не понимаете! Мы должны были встретиться с ней! Кто её сбил?!

- О данном происшествии мы сообщили в полицию.

Я глянул на лысеющего врача и попросил, чтобы мне дали пройти и попрощаться с ней. Врач, понимая мои чувства, проводил меня. Её тело уже закрывали простынёю, но, войдя в реанимационную, я подошёл к ней.

Её глаза были закрыты. Лицо исцарапанное. На простыне уже виднелись пятна крови. Я подошёл к ней и погладил по её волосам.

- Прощай, Мария, - тут я заплакал. – Я люблю тебя. Даниил любит тебя.

Тут её закрыли простынёй и увезли в морг. Я вышел из Склифа медленными шаркающими шагами. А потом на весь двор, словно Киса Воробъянинов, закричал.

Крик мой, бешеный, страстный и дикий, метнулся со двора Склифа, отталкивался отовсюду звуками спящего большого города, стал глохнуть и в минуты зачах.

По улицам Москвы до пяти утра я шёл неверными шагами, не видя никого вокруг. Кто-то сторонился меня, а кто-то пытался спросить, всё ли в порядке со мной. Ни на кого не обращая внимания, я продолжил путь.



Артур Белоновский

Отредактировано: 04.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: