Гкн-2

Размер шрифта: - +

Глава третья

Глава третья.

Переполох на поминках. Суд богов. Неудачное изгнание непрошенного гостя. Лагенброк.

Едва я беспрепятственно шагнул за калитку, то пережил мгновенное чувство дежавю – давешний едва стоящий на ногах мужик вновь встречал меня у самого входа с полной кружкой в руках. Всучил ее мне и коротко велел:

- Выпьем.

- Выпьем – как и в прошлый раз согласился я и прикончил содержимое кружки.

Мужик одобрительно кивнул и, забрав у меня посудину, побрел к бочонку. Он только эту дорогу знает?

А я двинулся по направлению к сидящему на прежнем месте Стехану. Чувство дежавю резко усилилось, я с силой встряхнул головой, чтобы избавиться от ощущения будто меня заело словно заезженную пластинку и что я раз за разом иду по одному и тому же кругу. Или просто усталость сказывается?

- Вернулся? – обрадовался Стехан, хлопая меня по плечу – Тогда выпьем!

- А черт… черт… и это уже было – пробормотал я, принимая огромную кружку – Повторяетесь, ребята, повторяетесь. Или программа у вас такая…

- Ты о чем это, Росгард? Случилось что? Или выпил лишку?

- А? – очнулся я – Да нет, все в порядке, уважаемый. Задумался просто. Стехан, скажи-ка мне, а нет ли здесь соседки усопшего старика Джогли, некой Фелагеи. У нее еще дочка на выданье.

- Фелагея? Чего ж не указать. Вона – кивнул торговец – По правую руку от младшего Джогли дочка ее, Фетисса, сидит, а затем уж и Фелагея примостилась.

Тому, что он вновь кивнул в прежнем направлении я уже не удивлялся. Пусть дежавю продолжается. Просто взглянул в указанную сторону. За время моего отсутствия диспозиция не изменилась. Горестный сын Джогли по-прежнему сидел во главе стола, Алишана все так неотступно находилась рядышком, сидя по правую руку.

А вот по левую сторону сидела раскрасневшаяся деваха поперек себя шире. Понаблюдав за ней пару минут, я заметил, что она словно бы отражение Алишаны. Дико гротескное и уродливое отражение в кривом зеркале. Не женщина, а Квазимодо в юбке. Тучна непомерно, лицо без малейшего выражения, глазки масляно сверкают, густая поросль волос над верхней губой. И на всем этом налеплен тонкий и костистый нос…  

Но меня больше заинтересовала не она сама, а ее странные действия. Она старательно копировала Алишану. Копировала во всем. Юная жена подложит мужу куриную лапку на тарелку – и дочка Фелагеи тотчас делает тоже самое! Алишана ободряюще коснется правого плеча мужа и Фетисса мгновенно кладет свою лапищу на его левое плечо. И так во всем и без малейшего стеснения. Вот только красавица Алишана вся поникшая и горестная, а по губам Фетиссы нет-нет, да и скользнет улыбка. Да уж…

Потихоньку потягивая пиво, я вдоволь насмотрелся на эту странную троицу и лишь затем перевел взгляд еще чуть левее, на присматривающую за действиями дочурки Фелагею, изредка одобрительно покачивающую головой и не забывающую что-то нашептывать ей на ухо. Наставляет. И опять же все на глазах присутствующих. Нет, понятно, что это все же игра, а не реальный мир. Здесь все более нарочито, более напоказ, чтобы даже самый тупой игрок смог заметить подсказки и определить настроение любого «местного». Но все же мне стало как-то не по себе. Будто все происходит по-настоящему. Мерзко как-то. Пусть это и сказочный мир, но многое взято с реального мира, просто скопировано. Такое ведь и в настоящей жизни случается.

В принципе, достаточно было посмотреть на мать, чтобы понять, как будет выглядеть Фетисса под старость. Ибо дочь на мать похожа просто поразительно. Та же комплекция, то же лицо. В общем, если дочурку я невольно сравнил с Квазимодо, то ее мамашу можно было смело сравнивать с набравшей лишний вес и приодевшейся Бабой Ягой. Нос нависает над плотно сжатыми губами и словно на заказ украшен крупной бородавкой. Что ж, внешний вид подозреваемых подходит как нельзя лучше. Окажись Фелагея сухонькой добродушной старушкой то я бы мог и усомниться в словах помершего Джогли. Да еще и этот наглый охмуреж чужого законного супруга прямо на поминках идеально укладывается в картину. Работают по принципу «куй железо пока горячо»?

Допив остатки пива, я поставил было ее на стол, но Стехан вовремя перехватил ее и ловко подставил под пивную струю из кувшина. Три секунды и у меня в руке вновь полнехонькая кружка.

- Пиво больно хорошее удалось – подмигнув, поведал мне торговец – Грех не пить. Правда и в голову ударить можно, так что ты поосторожней, не окосей часом.  

- Ага – согласился я, машинально делая глоток – Хорошее пиво.

- На кладбище-то побывал?

- Побывал – кивнул я.

- И что? – с жадным любопытством наклонился ко мне Стехан – Как оно?

- На месте – пожал я плечами, не сводя глаз с главной «подозреваемой» и решая неоднозначный вопрос «быть или не быть». То есть - обвинять или молчать.

Пока я бежал с кладбища и вновь усаживался за стол, мой праведный запал как-то поугас и сейчас я терзался сомнениями. Бородавка на носу это еще не доказательство вины. А если Фелагея не при чем? А я ее на суд богов. Вот вляпаюсь…

Сведения от покойного Джогли я успешно получил, а проблемы мелкой деревеньки не столь уж и существенны. Найдется ли пропавший единоглаз (которого я уже благополучно порешил), удастся ли Фелагее воплотить свои злодейские планы местного пошиба в жизнь… мне-то собственно какая разница? Награда ерундовая, а риск нарваться на божественное проклятье весьма серьезен… блин…

- Да знаю что на месте! – обиделся Стехан – Я про старика Джогли! Увиделся с ним? Разузнал ли чего про невестку его проклятущую?

- Ик! Джогли? – пьяно удивился сидящий рядом веснушчатый парень – Так он же помер! Иль поминки не по нему?



Дем Михайлов

Отредактировано: 15.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться