Glaмурка

Размер шрифта: - +

Глава 3. Вилла «Бриз» Ч.2

Ворота медленно и плавно отодвинулись в сторону, освобождая мощёную плиткой дорожку к гаражу. Алиса чуть было не присвистнула от изумления, но вовремя прикусила язык, чтобы не показать свой интерес. Двухэтажный особняк на набережной, окружённый новыми, сверкающие затенёнными стёклами жилкомплексами… Дворик в газоне… Качели с песочницей за низеньким палисадником… Нифига себе олигархи живут! Прямо ни в чём себе не отказывают! Страшно представить, как там внутри дорохо-бохато…

Папа снова подхватил дочку на руки и мельком кивнул Алисе:

— Следуй за мной.

— И не потеряйся по пути, — пробормотала она, озираясь. Потеряться тут можно, как два пальца об асфальт. Просто шаг в сторону — и ты уже в другой половине дома, а там ещё комнаты, а за ними другие… И как вернуться… Интересно, мелочь пузатая тут не теряется временами?

Божечки, потолки какие высоченные! Окна огроменные! Матвей посадил Еву на белый кожаный диван в гостиной и сам плюхнулся рядом, а по всему дому послышались быстрые шаги. Не успела Алиса оглянуться, как в гостиной оказались сразу три женщины. Одна из них — полненькая, румяная и улыбчивая кудряшка — бросилась к девочке и запричитала со слезами:

— Маленькая моя! Заинька моя! Евочка, солнышко, господи боже, живая, деточка!

Заобнимала, зацеловала, тиская, как котёнка. Матвей недовольно высказался:

— Вы, Надежда Петровна, обедом бы занялись, Ева наверняка плохо питалась в эти дни!

— Ой, да у меня готово почти всё, Матвей Семёныч, я мигом разогрею, — оправдываясь, женщина почти мгновенно отскочила от девочки, которая залезла на диван с ногами, прямо в кроссовках.

— Матвей Семёнович, какое счастье, что вас отпустили, — мягко и вкрадчиво перебила её вторая женщина — высокая, худощавая и одетая, как фрекен Бок, только без передника. — И самое настоящее счастье, что Евочка снова с нами, живая и здоровая.

— Благодарю вас, Елена Марковна. Распорядитесь сервировать кофе в столовой. Ты кофе пьёшь? Или чай?

Алиса не сразу поняла, что последние вопросы обращены были к ней. Матвей даже голос повысил:

— Э, алло, девушка! Ты с нами?

— Кофе норм, — коротко бросила Алиса, разглядывая третью женщину. Хоть и ухоженную, но совсем затюканную. Словно она тут всех боится… Елена Марковна обратилась к той:

— Ира, кофе соберите в столовой и поживее.

Алиса покачала головой, а Ева взвизгнула с воодушевлением:

— И плюшечки! Ийа, плюшечки хочу!

— Плюшечки! — умилилась Надежда Петровна, всплеснув руками. — Ах ты, моя маленькая, сладенькая! Будут тебе плюшечки, как ты любишь! Уже бегу, бегу тесто ставить!

— Всполошились, — пробурчал Матвей. — Чтоб мне кто плюшечки так испёк…

— Папулёнок, я тебе дам плюшечку! — Ева обняла его и замахала рукой Алисе: — И тебе дам! Иди сюда, садись!

— Я постою, — отчего-то глупо хихикнула Алиса. Матвей глянул на неё и нахмурил брови:

— Не строй из себя дурочку, ты ею не являешься.

Алиса пожала плечами. Да уж, и правда, чего это она? Села на диван, стараясь выглядеть максимально раскованно. Матвей притянул к себя Еву и спросил тихонечко:

— Зайчонок, ты не устала? После чая пойдёшь немножечко поспишь?

— Нет! — упрямо, хотя её никто не уговаривал ещё, ответила Ева, дуясь на всякий случай. — Я хочу показать Алисе мою комнату!

— Ну, покажешь и поспишь. В твоей маленькой кроватке… Там твои игрушки…

— Нет! Хочу играть! Хочу играть с тобой!

Ева вскочила с дивана и встала перед папкой, уперев кулачки в бока.

— Эй, мелочь, — Алисе хотелось засмеяться, но она усилием воли сохранила серьёзное лицо. — А если ты устанешь? Ведь не сможешь поиграть, как надо!

— Да, наверное, — ответила девочка, и на её милом личике отразилась сильная внутренняя борьба. Пойти поспать без разговоров или закатить скандал? Алиса усмехнулась и дожала:

— А я бы тебе спела колыбельную.

Ева прищурилась и изобразила гримаску недоверия на мордашке:

— А вчера не пела.

— Вчера ты сама уснула.

— Ну ладно. Тогда посплю, — с огромным одолжением ответила мелкая.

Матвей хмыкнул:

— Эк вы договорились, барышни.

Алиса пожала плечами:

— Договориться проще, чем давить.

Затюканная Ира мягкими, неслышными шагами вошла в гостиную и тихо сказала:

— Кофе сервирован, Матвей Семёныч.

— Спасибо, Ирина, — ответил он и схватился за зазвонивший телефон: — Городецкий, слушаю! Нет, сегодня меня не будет… Перенеси встречу на послезавтра… Завтра буду. Когда обед с Завьяловым?.. Хорошо, пусть остаётся, а всем остальным позвони и перенеси на неделю где-нибудь… Что? Не понял, прочитай мне…

— Папулечка, не надо телефон, положи телефон, пожалуйста, — Ева влезла к нему под локоть и попыталась заглянуть в глаза, но Матвей аккуратно и слегка рассеянно отстранил её:

— Подожди, зайчона, папе надо поговорить, это по работе… Да, Вика, слушаю!

Мелкая повернулась к Алисе и вздохнула совсем по-взрослому:

— Вот так всегда.



Ника Амор

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться