Главная последовательность

Размер шрифта: - +

Главная последовательность

Вознесение Евы

 

Ли Вонг смотрел на лабораторный стол и думал о похоронах. В любом эксперименте, который начинался с мышей, все заканчивалось человеком. И всегда был шанс неудачи, а это означало - похороны. Доктор Вонг ненавидел похороны. Какими эти будут по счету?

Его ассистентка, Лина Аранг, стиснув кулаки, сверлила взглядом прозрачный саркофаг, которым был накрыт стол. Под ним лежала молодая девушка - чуть моложе нее. На ее лице застыло безмятежное выражение спящей. Но приборы, фиксирующие электрическую активность мозга, не фиксировали никакой активности, хотя действие ганглиоблокаторов уже закончилось. На втором столе, соединенным с первым проницаемой перемычкой, находилась серебристая капсула, наполненная специальным гелем. В ней покоилась точная копия мозга девушки. Клетка за клеткой, связь за связью его копировали крошечные роботы, рой которых напоминал облако пыли. Вокруг дубликата находились имитации желез, которые должны были обеспечивать лишенному тела сознанию возможность хоть что-то чувствовать и производили нужные нейромедиаторы. Правда, мыши так и не сообщили ни Вонгу, ни Аранг, помогло ли это им хоть чем-то. Приходилось двигаться вслепую.

Чтобы скопировать мозг, вечно активный, постоянно изменяющийся, его приходилось погружать в глубочайший наркоз, прерывая связь между нервными клетками, и раз за разом вводить порцию ганглиоблокаторов, пока работа не будет завершена. Никакая подготовка не могла помочь понять, выдержит ли он такую процедуру.

- Отключайте систему жизнеобеспечения, - бесцветным голосом скомандовал доктор.

Рой, который до этого метался сквозь перемычку от одного мозга к другому, окружил капсулу. Он переливался, беспрестанно двигаясь, как миллионы суетливых пчел вокруг матки.

- Мне кажется, она просыпается, - Лина оторвала взгляд от лица девушки и перевела его на приборную панель. - Роботы должны были отключиться, но…

- Это ваша первая смерть, доктор Аранг? - в голосе Ли слышалось сочувствие. - С этим трудно смириться, но мозг нашей подопечной мертв. Мы можем поддерживать её тело, но это не имеет никакого смысла. Мне очень жаль, но вероятность успеха была изначально невелика.

- Вы верите в переселение душ? - тихо спросила Аранг. - Смотрите. Она просыпается.

На панели, которая мониторила состояние мозга-дубликата, бежали колонки цифр, описывая красочную визуализацию. Схема мозга то тут, то там озарялась вспышками света, знаменуя восстановление нейронных связей.



 

- Назовите себя.

- Меня зовут Ева Мэнсон.

- Сколько вам полных лет?

- Двадцать пять.

- Какое ваше последнее воспоминание?

- Доктор Аранг помогает мне улечься на лабораторный стол и подключает системы мониторинга и жизнеобеспечения. Я засыпаю… Это вы, доктор Вонг? Вы звучите обеспокоенно. Эксперимент прошел успешно? - синтетический голос действительно был похож на голос Евы, даже интонации совпадали. С каждой фразой он звучал все более естественно.

Ли вздрогнул.

Они подключили капсулу к сенсорному блоку, но решили действовать постепенно. Пока у дубликата были только слух и возможность говорить.

- Давайте пока придерживаться протокола, - оправившись, продолжил доктор.

- Я… Хорошо, доктор.

- Назовите свой проект и номер.

- Я - участница проекта “Ковчег”, номер 23а, группа 4.

Доктор потер переносицу. Ему казалось, что он бредит. Вот она - Ева, но он сам передал тело Евы в морг. И тем не менее это серебристое яйцо утверждает, что оно - Ева. Трудно хоронить того, кто с тобой разговаривает.

- Давайте обратимся к более ранним воспоминаниям. Как зовут вашу мать? Вы помните ее?

- Мою маму зовут Рэбекка Мэнсон, в последний раз я видела ее четыре года назад. Мы… поссорились, когда я решила принять участие в проекте, - голос Евы погрустнел. - Я пыталась с ней связаться, но она не дала мне такой возможности. Доктор?..

- Да, мисс Мэнсон?

- Почему я ничего не чувствую? Все прошло успешно? Я в камере? Что случилось?

На мониторе отразился рост уровня бета волн, свидетельствующий о том, что мозг Евы находится в состоянии, близком к панике. Доктор лихорадочно думал о том, что сказать, избегая фразы “ну знаете, в некотором роде вы умерли”.

- Все хорошо, Ева, не волнуйтесь. Вы не в камере сенсорной депривации, но именно к такому состоянию вас готовили тренировки в ней. Эксперимент прошел успешно, хоть и не так, как мы ожидали, - перед лицом Ли снова встало мраморное лицо Евы, накрытое охлаждающей простыней. - Постепенно все чувства должны к вам вернуться. Но сейчас мы их искусственно ограничиваем, чтобы у вас не случился шок.

- А… Хорошо. Спасибо, доктор.

Уровень бета волн постепенно снизился.

- Скоро вы снова уснете. А когда проснетесь, придет время новых тренировок, - мягко сказал Ли, продолжая успокаивать свою подопечную.

Хотя сейчас он бы все отдал за то, чтобы кто-то попробовал успокоить его самого.

В целом эксперимент действительно удался кроме двух существенных деталей. Никто не ожидал, что оригинал личности погибнет в процессе, оставив при этом полноценный дубликат. И рой. Рой не отключился, он продолжал кружить вокруг капсулы, будто разум Евы сделал его частью себя.



 

Идея “Ковчега”  была отчаянной и смелой. Несмотря на все ухищрения по контролю за популяцией, перераспределению и вторичной переработке ресурсов Земля, а следом за ней Венера, Марс и Ио истощались. Человечеству становилось тесно в корсете из облака Оорта. Да и Солнце, ласковое, золотое солнышко, термоядерный отец всего живого, все ближе подходило к своему последнему рубежу. А технологий по отправке людей к далеким звездам - единственного способа сохранить вид - все еще не было. И в какой-то момент времени лучшие умы мира собрались и постарались найти ответ на один из извечных вопросов - а что, собственно, такое - человек? Кого отправлять в космос? Ответ получился простым и сложным одновременно. Человек - это тип мышления, и определяет его разум. А разум - это память, надежда и мечта.



Титаренко Анастасия

Отредактировано: 26.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться