Главы из истории Таама.

Font size: - +

ГЛАВА№9-НОЧЬ ПЕРЕД ЭКЗАМЕНОМ

         Остаток дня драчуны приводили в порядок жилище. Это было непросто, так как понимание "порядка" у них сильно различалось. Поэтому несколько раз конфликт чуть не вспыхнул с новой силой.

         — А ежели этот твой морок-шморок мне на голову свалится? — уточнил Герман, разглядывая развешенные над его кроватью декоративные сабли из вороненой стали. Они выглядели очень прочными и тяжелыми.

         — Я уже объяснял, что морок не имеет материальной основы.

         — А ежели все-таки свалится?

         — О, я буду очень рад!

         — Не, так не пойдет! Перевешивай давай!

         — И не подумаю!

         — Не хочу, чтоб они тут висели. Это моя кровать!

         — А стена над ней — общая.

         Герман схватил свои лапти и переставил их под роскошную, с балдахином, (морок), кровать Карона.

         — Пол тоже общий! — торжествующе заявил он — Так что убирай свои железяки!...

         — По магии соскучился, песик? Или в кого тебя еще превратить?

         Герман молча показал ему кулак. И полез доставать лапти из-под кровати. Карон тем временем убирал сабли.

         Такие небольшие стычки возникали каждые несколько минут, но разрешались относительно мирно. Не желая новых ссор, (И их последствий!), ребята пытались идти на уступки. Карон, явив просто королевскую щедрость выделил Герману половину комнаты. Герман, снисходительно относясь к "барским причудам" соседа, разрешил Карону целых полкомнаты обустроить, как захочет...

         Получившаяся обстановка представляла собой столь причудливую смесь деревенской избы и старинного замка, что заставила бы рыдать любого дизайнера, увидевшего ее.

         — Я знал, что мы поладим, — улыбнулся Герман, разглядывая "компромиссный" интерьер.

         И направился на кухню. Вскоре оттуда послышалось веселое шипение масла на сковородке и запахло чем-то настолько вкусным, что даже Карону стало любопытно. Он осторожно заглянул туда.

         — Угощайся!

         Герман в платочке и кухонном фартуке в цветочек, (видимо их оставили тут прошлые жильцы), выглядел весьма комично. Но на столе стояла тарелка, полная аппетитных, румяных оладушек!

         — Тебе с медом или со сметаной?

         — Волшебство!

         — Не, хозяйственность! — рассмеялся Герман.

         Карон никогда не пробовал домашней еды. В замке им подавали то лебедя в яблоках, то вяленых осьминогов, а то и вовсе жаркое из гарпий. И готовили это все рабы, загипнотизированные до состояния зомби. Еда получалась красивой, но совершенно безвкусной. Поэтому после ужина довольный княжич, завалившись прямо в ботинках на кровать, (Кстати, на кровать Германа!), щурясь как сытый кот, и небрежно поигрывая волшебной палочкой, заявил — А знаешь, сосед, ты еще ничего... Для человека!

         К счастью, Герман его не услышал. Закончив мыть посуду он снова схватился за учебник и принялся сосредоточенно бубнить, водя пальцем по строкам, и не замечая ничего вокруг.

         — Что ж, и к этому можно привыкнуть, — снисходительно подумал Карон, засыпая...

         Проснулся он еще до рассвета. То ли из-за разницы во времени с Темными Землями режим сбился, то ли волнение сказывалось. Нет, он не боялся экзамена. Карон прекрасно знал, что поступит в этот жалкий Колледж. Но на душе у юного мага было неспокойно.

         Его пугала возможность разоблачения. Да, погони за ним, кажется, нет. И его не узнали. Но это пока. А что будет дальше? Сегодня он совершил непростительную глупость — поддался эмоциям и сгоряча заколдовал Германа. Тогда, в суматохе, Карон не предал этому значения. Но теперь, обдумав ситуацию, он вдруг испугался. Конечно, этот лопух ничего не понял, но он видел цвет его магии! Темные, синевато-черные оттенки магических вспышек южан отличались от голубовато-серебристой отсветов местных жителей, как ночь ото дня. По сути заклинания были теми же, давали тот же результат, отличие было чисто внешним. Но именно благодаря ему и произошел когда-то Разброд Магов, который был частью одного из Великих Бедствий — Разделения Расс...

         Карона эти "дела давно минувших дней" никогда не волновали. Важно другое: если Герман случайно кому-то проболтается... Этого нельзя допустить! Что же делать? Надо добиться, чтобы он забыл об этом маленьком инциденте.

         Задача, в общем, не сложная: в его пустой голове вряд ли может удержаться больше одной мысли за раз. Карон усмехнулся. Завтра вступительный экзамен. Надо будет утречком провести с Германом разъяснительную беседу, напугать его еще сильнее. Пусть сидит, готовится, волнуется... Ему будет просто некогда обсуждать с кем-то маленькие странности своего соседа. А, завалив экзамен, этот пень вынужден будет убраться к себе в деревню...



Маша-МарС-Старцева

Edited: 11.09.2015

Add to Library


Complain




Books language: