Глаза ангела. По мотивам одноимённой дорамы

Размер шрифта: - +

Глава 3

Девушка успокоилась с рассветом. Выплакав все слезы, она встала и, позабыв про телескоп, пошла вниз, в сторону дома. До сих пор Донджу стоял рядом с ней, напоминая сам себе соляной столб. Он боялся подойти, боялся обозначить своё присутствие, и в тоже время, мучился от невозможности что-либо сделать. Зато теперь Донджу ожил и торопливо подобрал телескоп. 

Он шёл за ней. Её походка по-прежнему напоминала походку выпившего человека: она шла на полусогнутых и смещалась к тротуару. Донджу присмотрелся, пытаясь понять: по-видимому, девушка редко бывала вне дома, где она все знала. 

Найдя калитку, девушка уже собралась её открыть, как Донджу обратился к ней:

 - Извини… - неуверенно позвал он. 

Суван обернулась на голос. 

Донджу протянул телескоп. 

-  Твой телескоп…

Суван раздражённо выхватила телескоп из чужих рук. Где-то она уже слышала этот голос. Но сейчас он стал слишком заботливым. Узнал её горе и стал жалеть. Жалость Суван нужна была меньше всего. 

 - Говорю прямо: я тебя о помощи не просила!

 - Не важно, - перебил нахал. - В любом случае, ты должна меня выслушать. 

-  Почему это должна? - опешила Суван от чужой наглости. 

-  Тот грузовик! Ты знаешь, как это было страшно? Я прыгнул и даже жизнь тебе спас! 

-  А я тебя просила? 

Донджу даже оторопел от подобного обращения. Не сразу нашёлся, что сказать. 

-  Посмотри-ка! Мир - такое паршивое место потому, что после спасения даже спасибо не услышишь! - возмутился молодой человек. 

Суван растерянно слушала. Что-то было в словах молодого человека, что-то с чем в глубине души она соглашалась. Он же продолжал:

 - В любом случае, раз я спас твою жизнь, то должен на какое-то время в неё вмешаться. Так что не смей больше умирать. И раниться. И вообще лезть в неприятности. 

-  Да тебе-то какое дело?! 

-  Если услышишь ответ - пожалеешь. Нас с тобой очень многое связывает. Во-первых, каждый раз, как я вхожу в туалет, мне кажется, у меня голова взорвётся! Потому что там… - распалился Донджу и вдруг сам себе прикусил язык. Что он сейчас чуть не сболтнул?! - Тогда… У меня… Это… - начал он выкручиваться. Но слова не шли. - Этот пункт я пропущу. Думаешь, он только один? Овсянка, которую ты ешь каждое утро - её моя мама по ночам готовит. А к твоей двери по утрам её привожу я. У меня достаточно причин вмешиваться? - иронично спросил он. 

Но Суван осадила его одной фразой:

-  Эй, старшеклассник, тебе в школу не надо?

Донджу аж растерялся. 

-  Как ты узнала, что я старшеклассник? 

-  Тот, кто помог мне в планетарии - разве это был не ты? 

-  А… Как ты?.. 

-  Твой голос. Я помню твой противный голос, - едва сказав это, Суван тут же пожалела о словах: грубо и неблагодарно получилось. Ведь она совсем не такая. Но этот парень слишком многое о ней узнал, когда она не собиралась раскрывать тайны. И все же, он ей помог. И как выяснилось, не раз. - Сегодня я уже не умру, так что можешь идти, - постаралась она смягчить эффект от своих слов. 

-  Ты уверена? - усомнился Донджу. 

-   Не хочешь верить - не верь, - Суван развернулась, собираясь уйти. 

Донджу остановил девушку. Он подбежал к велосипеду, извлёк термосумку и, вернувшись, вручил Суван. 

-  Съешь. Не съешь - пожалеешь, потому что это вкусно, - улыбнулся Донджу. 

От его заботливого голоса Суван растерялась. Что-то почувствовав в глубине души, девушка вдруг испугалась. Она так давно была одна и привыкла к одиночеству. Зачем ей этот парень? Только поэтому Суван ушла, ничего не сказав на прощание. 

Когда за девушкой закрылась дверь, Донджу вернулся к велосипеду. Несмотря на её грубость, он больше не обижался. Сегодня он стал свидетелем трагедии; трагедии, возможно большей, чем его горе, когда он потерял отца. С невеселыми мыслями Донджу вернулся к работе. 

Чуть позже, в школе Донджу слушал учителя и смотрел в окно. За окном моросил дождь. 

  - Так лучшими модернистами в  тысяча девятьсотые годы были Хан Донъю и Чонь Хонджу, О Киван, - голос учителя звучал где-то на периферии сознания Донджу. В каплях на стекле он видел слезы Суван, слезы, свидетелем которых сегодня стал. 

Неожиданно по пиджаку ударил мелок, возвращая Донджу в класс. 

 - Ты что-то интересное на спортивной площадке увидел? - ехидно спросил учитель. - Перестань смотреть в окно и прочитай стихи на двести двадцатой странице учебника. 

Донджу открыл учебник и встал, готовясь прочитать. 

-  "Короткая песня о любви" Хан Донъю. 

Вчера я получил письмо, и из письма узнал тот путь, что за тобою вёл. 

Бесследно вмиг пропал, и путь, что выходом служил для первого того - 

Осталась галька детских игр и больше ничего. Люблю тебя… - Донджу вдруг вспомнил, как сегодня обнимал Суван. Стихи вызвали странные чувства, и самым ярким воспоминанием стали объятия. А слово люблю оказалось трудно произносимым:

 - Люблю… Люблю… люблю. 

Под холодом небес 

садится солнце в облака и смотрит в нежный лес. 

Разбросан снег и хлопья вниз летят 

из ниоткуда в никуда. И холодом бодряд. 

После занятий Донджу поспешил в планетарий. Ему очень хотелось увидеть Суван, и отныне он планировал посещать обсерваторию как можно чаще. Но сегодня его ждал сюрприз: трое одноклассников решили сходить на лекцию. Это разозлило Донджу, так он был уверен, что звезды их не интересуют абсолютно. Троица сидела в первом ряду и не стесняясь, парни обсуждали лектора:

-  Ну разве не красотка? 

Ирония ситуации была в том, что кроме этой троицы в зале никого не было. Но Суван об этом не знала. Она просто вела лекцию, как обычно, пока один из парней не обратился с вопросом. 



Ann Avarouz

Отредактировано: 03.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться