Глаза бабочки

Размер шрифта: - +

Глава 33

Треугольник, в котором оказалась Анжела, вскружил ей голову. Но только это был не любовный треугольник, а сексуальный. И ощущения были не эйфорией, а морской болезнью. Двое вытерли о неё ноги. Но вину она возложила на более слабого. На Майкла.

Майкл бросил её первым. Без всякого предупреждения. Вытер о неё ноги, как о половую тряпку.

Она воображала, что контролирует эти отношения. Думала, что знает о мужчинах всё и способна предвидеть их реакции. Но даже самый лучший боец, имеющий чёткую стратегию боя, теряется после первого же пропущенного удара. Сокрушительный пропущенный удар вывел её из равновесия богини. Анжела любила жестокие зрелища и знала, как называют бойцов, не спообных дать сдачи. Мешками! И она злилась. О, как же ей хотелось нанести ответный удар!

После полёта на остров она была уверена, что однажды Волков предложит ей быть с ним, и она ни словом, ни делом не позволит Майклу узнать об этом раньше срока. Но в одну из ночей, которую она запланирует как последнюю, в ответ на его вопрос о том, какие у неё планы на послезавтра или скажем на четверг, она буднично вздохнет: “о, нет, в этот день не получится”. “Почему”, - простодушно поинтересуется он. А она снова буднично объяснит, что в этот день ужинает с владельцем Яблока. И наверное, больше им вообще встречаться не стоит. Так как глупости рано или поздно надоедают. А когда Майкл придёт в себя от такой непосредственности и начнёт рвать и метать, она зевнёт и добавит: “Я очень устала и хочу отдыхать. Поговорим об этом завтра, если хочешь”. И просто повернётся к нему своей красивой спиной. Раз и навсегда.

Майкл отправил её в нокаут. И теперь все приятные мысли о мелкой мести пошли прахом. Она бездарно зависла в состоянии, когда карту Майкла нечем было крыть: никаких владельцев Яблока в рукаве в качестве туза.

Она привыкла заканчивать отношения первой. Меняла мужчин, как перчатки. Получала с них по максимуму и уходила в закат. Почему она это делала? Не потому ли, что боялась рано или поздно быть отвергнутой? Как вышло сейчас.

Когда она была отвергнута впервые? Сколько ей было, три или четыре года? Когда она оказалась одна, наедине с пятидесятью другими детьми в детском доме, она долго ждала тех, кто внезапно счёл её ненужной. Она спрашивала: где они и когда заберут её домой. Но ей отвечали, что они - плохие, они не кормили её, не заботились о ней, что они всегда были в пьяном угаре. Но она почему-то не помнила такого. Может быть, и она была во власти этого опьянения, если из плохого помнила только то, что они больше не пришли за ней...

Позднее она стала думать, что так и должно быть. Дети должны жить вместе, как живут в зоопарке зверята. Однако однажды, когда ей исполнилось шесть лет, её отправили на всё лето в профилакторий для туберкулёзников. Там тоже был целый зоопарк детей, их тоже было порядка пятидесяти, но эти дети были ДРУГОЙ ПОРОДЫ. Они обладали родословной, она же была дворняжкой. У этих детей были родители, которые каждый день навещали их.

Каждый божий день во время полдника из окошка раздаточной толстая повариха по очереди выкрикивала имена детей, чтобы торжественно вручить улыбающимся детям заветный пакет с гостинцам от родителей, бабушек и дедушек. Это был настоящий волшебный конвейер из кульков. Подзывали каждого. Нужно было лишь дождаться своей очереди.

И она всегда ждала, когда же назовут её фамилию. Какая-то надежда заставляла её каждый день надеяться на чудо. Вдруг кто-то передаст что-то и ей? Но волшебный конвейер всегда ломался на ней. Никто так и не пришёл, никто так и не передал ей даже самого гнилого яблока.

Она научилась ненавидеть тех, кому дарили подарки, тех сытых и залюбленных детей, кому даже в голову не приходило поделиться с ней. Однажды она украла чужой подарок и убедила себя, что он предназначен ей. Её без труда вычислили и наказали.

Однажды она разбросала чей-то подарок по полу. Её вновь наказали. И пока Анжела стояла в углу, она поклялась себе, что однажды она будет получать такие подарки, которые не приснятся никому из здешних детей. Она будет купаться в них. В самых лучших дарах на свете...

 

Она не успела бросить Майкла сама. Ждала того момента, когда получит от него лучшее: сольный номер в шоу. Но он опередил её. Взрослая Анжела могла бы проглотить это оскорбление, но только не маленькая Анжела, которая когда-то стояла в углу, успокаивая себя обещаниями. Она бы продала душу дьволу, чтобы наказать обидчика.

Через пару недель она навестила ведьму. С каменным лицом заявила:

- Есть некий мужчина, который меня обидел. Вы можете наказать его по справедливости?

- Какого наказания ты желаешь для него? Чтобы я наложила на него заклятие на смерть?

- О, нет! Ни в коем разе! - Анжела в страхе отпрянула. - Я просто желаю ему неприятностей! Крупных неприятностей. Смерть - это слишком! Я не хочу никаких проблем со здоровьем!

- Покажите мне его фото!

Анжела протянула ей фото Майкла. Женщина в течение минуты пристально его рассматривала. Затем она подвинула к себе небольшое настольное зеркало, поставила перед ним зажжённую свечу. Повернула фото так, чтобы видеть лицо Майкла в его отражении, и забормотала какие-то фразы. Майкл беззаботно улыбался из зеркала. Ведьма продолжала нашёптывать что-то, глядя в его отражённые глаза. Пламя свечи вздрогнуло, заставив Анжелу поёжиться. Женщина торжественно заговорила:

- Мне нет необходимости тратить своё время, чтобы насылать неприятности на того, на кого и без моего вмешательства вскоре свалятся все беды!

На лице Анжелы отразилась тревога.

- Какие беды? - изумилась она. - Что-то серьезное?

- О, да! - ведьма засмеялась, - Его ожидают очень большие проблемы.

- Он заболеет? - Анжела казалась бледной.

- Нет!

- Ну тогда ладно! - цвет вернулся к щекам Анжелы. Она широко улыбнулась. - Но когда это случится? - нетерпеливо поинтересовалась девушка.



Айлена Голдман

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться