Глазами слепцов

Размер шрифта: - +

Пролог

Жаль, что людям её профессии не дают статуэток «сотрудник года», а лучшая похвала за работу: «понятия не имею, кто это сделал!» Есть в этом какая-то несправедливость…

Философствуя, Кэм не забывала внимательно смотреть по сторонам. От витрин кафе, за которыми мирно ужинали семьи с детьми, с грустью отворачивалась. В её детстве таких уютных сцен не было: слишком рано пришлось начать самой о себе заботиться.

Вскоре глаз зацепился за лотки с антикварными безделушками, прервав размышления. Лежавший с краю браслет сразу привлек внимание своей нетривиальностью: массивный, но неброский. Беглого взгляда хватило для первичной оценки: судя по отделке и стилю, пятидесятые годы прошлого столетия; овальные зелёные камни нагло притворяются малахитом; дополнительный вес изделию придают припаянные с внутренней стороны латунные пластины; маркировка отсутствует. Бижутерия. Определённо. Кэм вернула браслет на место и поспешила дальше: не стоит тратить усилия на подделку.

От гостиницы, где остался чемодан, отделяло меньше квартала, а от дневной выручки - последняя небольшая остановка, и ноги сами свернули к женскому бутику в конце улицы. Всё равно через каких-нибудь полчаса она уже будет сидеть в мягком вагоне, попивая чай и провожая пейзаж за окном.

Кэм взялась за медную ручку и толкнула дверь. Знай она, что произойдёт дальше, бежала бы прочь из этого городка, даже не вспомнив про чемодан. Да, что там из городка – страны!

О новом посетителе сообщил мелодичный колокольчик над дверью. В представленной в бутике одежде не было ничего необычного, кроме, пожалуй, стоимости. Придавленные ценниками платья тоскливо висели в ожидании покупателя с доходами выше среднего. Набрав несколько приглянувшихся вещиц, Кэм проследовала в угловую примерочную. Минут через пять, убедившись, что гостья не собирается немедленно ретироваться, как большинство посетителей, явился и сам продавец, а, по совместительству, владелец.

- Чтобы оценить образ целиком (Кэм как раз примеряла платье из тёмно-зелёного шёлка с открытой спиной), вам пригодится вот это, - вкрадчиво прошелестел он, протянув ей пару воздушных лодочек, и тут же деликатно ретировался.

Кэм взглянула на туфли: дымчатая замша, с блестящей струйкой стразов на каблуке (впрочем, стразов ли, учитывая не поместившиеся на ценнике нули?). Лодочки составили идеальный тандем с платьем, а потому были сняты с особенной неохотой: проворачивать с ними трюк было бы слишком рискованно.

Пока она крутилась перед зеркалом, взгляд случайно упал на стойку с одеждой позади. Там одиноко висело платье из нежно-кремового кружева. Казалось бы, ничего особенного…но глаз не оторвать! Старомодный крой лишь добавлял ему очарования: струящийся силуэт, высокий воротник-стоечка, расшитый жемчугом (трудно сразу определить, фальшивым или настоящим), драпировка под лифом и длинный рукав.

Бережно приложив кремовое сокровище к себе, Кэм взглянула в отражение. Весь облик вдруг сделался непривычно мягким и женственным. Ещё до примерки она отчего-то чувствовала: платье будет в пору. Так оно и вышло - ткань легла как вторая кожа. Каждый шов, каждая складочка вписались удивительно точно, словно шили специально на неё. Ценника не имелось - очевидно, цифра, умещающаяся на столь узеньком листке картона, унизила бы совершенство.

На странное жжение Кэм обратила внимание не сразу - только тогда, когда оно уже превратилось в зуд. Нехотя оторвавшись от своего отражения, она почесала локоть и едва не вскрикнула от ужаса: руки и грудь прямо на глазах начали покрываться гнойно-водянистыми пузырями. Аллергия! Она тут же попыталась стянуть платье, но запуталась в тесьме. Воротничок, секунду назад элегантный, впился в горло почище любой удавки, виски стиснуло, дыхание перехватило, а стены примерочной качнулись и поплыли кружевными звездочками.

Минуту спустя Кэм билась с нарядом уже из последних сил, хрипя и едва соображая, но он словно прирос - пальцы лишь бессмысленно скользили по шнуровке. В ушах стоял гул, а под кожей будто бегали горячие паучки. Полуослепнув от агонии, она метнулась вглубь кабинки, врезалась в установленное там зеркало и, судя по звону, разбила его. По виску потекло что-то теплое, закапав алым дождем кружево. Уже теряя сознание, она рванула воротник, разодрав при этом платье до самого лифа, зато наконец смогла вздохнуть. За резкой болью пришло облегчение.

На шум прибежал владелец. Первые несколько секунд он лишь беспомощно переводил взгляд с полуголой Кэм, скорчившейся на полу, на разбитое зеркало и обратно, видимо, надеясь, что галлюцинирует. Он даже на миг зажмурил глаза, но, когда снова их открыл, стало только хуже: мужчина заметил давешнее тёмно-зелёное платье, теперь уютно устроившееся в её заплечной сумке. Челюсть английского джентльмена отвисла, обнажив последнюю версию самолигирующих брекетов (природа вкрадчиво шелестящего голоса сразу получила объяснение).

- Воровка! – взвизгнул он неожиданным фальцетом. - Даже не вздумай бежать, я вызываю полицию!

И бросился обратно в торговый зал – видимо, исполнять угрозу.

Где-то далеко звякнул дверной колокольчик, раздались голоса – в магазин зашли ещё несколько человек:

- Вы слышали? Лавку миссис Винстанлей обокрали!

- Немыслимо!

- Нонсенс! В нашем городке отродясь такого не было!

- А кто вы думаете сейчас в моей примерочной?



Варя Медная

Отредактировано: 13.01.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: