Глазами Странника

Размер шрифта: - +

Глава пятая. Предвозвестник ветра

Его башня скрывалась глубоко в чаще Плакучего леса на берегу Хрустального озера. Вылепленная из обсидиана с помощью магии она являла собою цельный двадцатиаршинный монолит. Смотровая площадка на крыше обозревала пестрые рябины, раскидистые ивы, хрупкие березы, могучие вязы, высокие ясени, чьи кроны клонились к озерной глади. Дъёрхтард любил подниматься сюда, минуя три этажа по винтовой лестнице, вдыхать нежный запах листвы, слушать дыхание природы, любоваться крикливыми утками, плещущимися в озере, или величественными оленями, пришедшими сюда на водопой. Часами колдун гулял по лесу, ни о чем не думая, не заботясь, не тревожась.

Келья Покоя, как назвал он свою башню, служила магу домом последние два года, и ни одного мгновения Дъёрхтард не жалел о решении покинуть суету людей. Порою ему казалось, что он хорошо знает людей, знает настолько, что их поступки оказывались для него удручающе предсказуемы, мысли косны и однообразны, общение с ними являлось чем-то лишним, надуманным, вежливой необходимостью. Но в другие минуты люди уже представлялись чем-то непонятным, с их ежедневными заботами, политикой и миропониманием в целом. Политику Дъёрхтард не любил в особенности: интриги, войны, борьба за власть и деньги. Оказавшись внутри системы ты, ничего о ней не знающий, не подготовленный к обеим сторонам медали, полный амбиций и новых идей, систему не меняешь, но становишься ее частью. Чтобы сдвинуть целый пласт сознания, включающий предрассудки, закостенелые взгляды, принимаемые истиной априори, попытка пересмотра которой, сама по себе уже была бы воспринята обществом кощунством, нужно приложить усилия, цена которым многие годы жизни, или даже многие жизни. На такие жертвы Дъёрхтард пойти не мог, и когда один маленький город предложил ему стать придворным магом, отказался, покрыв себя власяницей.

Обширная библиотека занимала весь второй этаж. Полки высоких шкафов наполняли не только магические книги, но и художественная литература. Однако книга, которой Дъёрхтард желал больше других – не собрание заклинаний великих магов древности, а изборник безвестного барда преданий Яргулварда – Синяя книга не обрела почетного места в его библиотеке. Слова этой книги передавались изустно. Порою менестрели и плуты заявляли миру о находке литературного артефакта, но на поверку представляли лишь неубедительные новоделы. Словно украшения тут и там между книг были воткнуты свитки, волшебные палочки. Другие шкапы принадлежали старинным вещам: высоким изогнутым кувшинам, ендовам, крынкам, берестяным туесам. С ними соседствовали необычные кольца, амулеты, пентакли, магические шары, деревянные и каменные статуэтки зверей, фигурки-моховики, зеркала, колдовские и просто разноцветные красивые камни, причудливых форм коряги. В центре библиотеки потрескивал камин, напротив него в кресле-качалке расположился маг.

В руках он держал книгу под названием «Грагард Полубог». Полную приключений любви и грусти вот как описывала эту историю Синяя книга:

 

«Плотью вскормленный,

Кровью вспоенный,

Явился Саархтов сын.

Неустрашимый,

Необоримый,

Войско отца возродил.

 

Благою мыслью

Верою истой

Руку надежды давал.

Но лишь касаясь,

Зла не желая,

Мертвых усиливал стан.

 

Жизнь лишь мученье,

В смерти спасенье,

Миру пророк слово нес.

Волей Грагарда

Снова сражался

Жизнь позабывший погост.

 

Неустрашимый,

Необоримый,

Как ни силен полубог,

Сердца желанью

Не подчиняться

Господов отрок не мог.

 

Прикосновеньем

Смерти избегнуть

Не было в женщине сил.

И отвратила

Божьего сына

Битв и от новых могил.

 

Звал он Саархта,

Чтобы проклятью

Смертную жизнь предпочесть.

Стал он ранимым,

Но мертвым силам

Счета по-прежнему несть.

 

Сеча кипела,

Мертвое племя

Горем питает юдоль.

Лишь полководца



Алеф Элдер

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться