Глотая темноту

Глава 21. Спасение

Мир потряхивало, пахло топливом и порохом.

– Пить! – попросил Клавдий.

В губы ткнулось горлышко, на губы полилась вода. Клавдий начал глотать, половину, конечно, проливая на подбородок. В ушах еще стоял шум, но это был не шум ветра в кронах, и не шум ливня. Это было мерное тарахтение мотора, и, разлепив веки, Клавдий прямо перед собой увидел запотевшее стекло, за которым проносились черные силуэты сосен, темно-зеленую стену кабины и еще незнакомого паренька, завинчивающего пробку на фляге.

– Батя! – крикнул паренек. – Очнулся пацан-то!

– Добре! – отозвался из-за спины низкий мужской голос. – Скоро приедем ужо.

– К… куда? – хрипло спросил Клавдий и попытался приподняться на локтях. Его тут же мотнуло в сторону, и он упал бы, не удержи его мальчишка.

– Шустрый какой! – хохотнул тот. – Только, гляди, помирал, а теперь бежать собрался. А едем ясное дело куда, к нам, в Тапольцы.

Незнакомое название. Клавдий напряг память, но так и не вспомнил, слышал ли его раньше. У противоположной стены кабины мотались туда-сюда мешки, набитые чем-то, пахнущим сырыми перьями и кровью. Из-под длинных брезентовых чехлов торчали отполированные приклады.

Военные?

На мальчишке не было формы, только плотная куртка и фуражка, лихо заломленная за затылок. Из-под козырька выбивались соломенные волосы.

– Ты… кто? – спросил Клавдий и облизал губы. Все казалось нереальным, очередной игрой воспаленного мозга. Вот-вот потянет гнилью и вместо конопатого лица мальчишки появится синюшная рожа мертвого капитана.

– Те… зон? – позвал он.

– Ярик я, – удивленно отозвался мальчишка. – А вон батя мой. Забыл?

Клавдий мотнул головой.

– Во дела! – сказал мальчишка. – Да ведь ты сам к нам вышел! Мы с батей уток стреляли, а ты на нас прямо из кустов и вывалился. Ну, вспомнил?

Клавдий не помнил. В мозгу сидела игла, и от каждого движения прокалывала затылок. Последнее, что он помнил, это как горстями ел Шуи, которую мертвый капитан назвал как-то по-иному, а потом вернулся в лагерь. Кажется, была еще одна кошмарная ночь, а за ней пришло не менее кошмарное утро. Кажется, его разбудили раскаты грома, но дождя не было. Гром повторялся и повторялся, а еще в перерывах были голоса, и…

Боль накатила внезапно. Клавдий стиснул зубы, прижал руки к животу и засипел, хватая воздух ртом. Белобрысый мальчишка засуетился, наклонился над Клавдием, повторяя:

– Что такое, ну? Эх, припадочный… Пить надо, да?

– Ничего, ничего! Доедем скоро! – из кабины крикнул Яриков отец. – Мы его сразу Валерьяну Игнатьичу покажем.

– Не… надо… показывать, – заплетающимся языком вытолкнул Клавдий. – Все уже… все…

Он выдохнул и разогнулся, опуская от живота трясущиеся руки.

– Да ты что! – с возмущением отозвался Ярик. – Он у нас голова, и не таких припадочных вылечивал! Чего испугался-то?

– Правильно боится! – снова откликнулся отец. – Там поглядим, навь он или кто.

– Да что ты, какая навь! – с досадой воскликнул мальчишка. – А то ты нави не видел! Не мертвяк это, точно!

– Погляди-им! – упрямо тянул из-за спины отец.

Кабину трясло, Клавдия мотало по сиденью, и он снова сдавил челюсти, чтобы не вытошнить.

– У нави и морды другие, – продолжал гнуть свое Ярик. – И форма. А тут просто пацан заплутавший. Тебя как зовут-то, припадочный?

– Клав… – начал нилот и закашлялся. Повеяло холодком.

Форма… Под одеждой у Клавдия действительно была цзы`дарийская форма. Это имели они в виду? И что сделают, когда обнаружат ее?

– Батя! – закричал тем временем Ярик. – Ты давай-ка шибче! Бредит болезный-то! Говорит, Клавка его зовут! Как козу нашу, слышь?

Потом он засмеялся, а Клавдия накрыло беспамятством.

Очнулся он уже в постели, укрытый до подбородка белым одеялом. Клавдий щурился на лампочку, убранную под матерчатый абажур, вдыхал запах обжитого дома, слушал, как из угла что-то мерно пощелкивает и потрескивает – как раз под часами, который Клавдий видел разве что на картинках, настолько они казались ему древними. Кругляшок под циферблатом покачивался на тонкой цепочке и щелкал: тик… так…

– Так! – сказал кто-то и матрас под Клавдием спружинил под весом еще одного человека. – Очнулся, молодой человек?

Клавдий скосил глаза и увидел мужчину в белом халате, почти как у Публия Назо. Доктор. Только лицо у мужчины было усталым, испещренным морщинами и небритым.

– Самочувствие как? – снова спросил доктор.

Нилот молчал. В голове не было ни единой мысли. От человека в белом пахло медикаментами, из двери тянуло чем-то аппетитным, и желудок умоляюще заныл, требуя пищу и Шу…

Клавдий зажмурился и, сунув кулак в рот, больно прикусил палец зубами. Адреналин подскочил, мышцы свело судорогой, и нилот не понял, когда доктор оказался рядом и аккуратно, но настойчиво, опустил его руки по швам и держал так, пока приступ не закончится.

– Тихо, тихо, – успокаивающе сказал доктор. – Вот так… ш-ш…

Клавдий откинулся на подушку. Его все еще потряхивало, рот наполнялся слюной, и он снова облизал губы.

– Есть… хочу, – прошептал он.

Мужчина повернулся и прокричал в сторону двери:

– Ярик! Подойди!

В проеме тут же появилось конопатое лицо.

– Ась?

– Бульон неси, – сказал доктор.

– А он не навь? – спросил Ярик и круглыми глазами, полными любопытства, уставился на Клавдия.



Мария Кириченко и Елена Ершова

#20460 в Фантастика
#5333 в Фанфик

В тексте есть: приключения, Darkfic

Отредактировано: 20.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться