Глубоководный дрифт

Размер шрифта: - +

Глава 6

Маньяк стоял на широком парапете, окаймляющим крышу вокзала и смотрел вдаль. За спиной еще рычал Врубель, но уже как усталый и охрипший пес. И его недовольный голос, и плеск волн, вдохновленных ветром - все служило фоном для тех невеселых мыслей, что бродили в его голове. Встреча со Стайером откладывалась. Ни через два часа, ни через три он сюда не явится. Но самое неприятное заключалось в том, что форы у них тоже не предвиделось.

- Тебя что-то беспокоит?

Настырная девчонка подобралась к нему совсем близко – она застыла под навесом, у самого выхода на парапет и участливо ловила его ускользающий взгляд. И это раздражало больше всего. Он едва сдержался, чтобы не послать ее так далеко, как только возможно.

- Ты закончила? – вместо ругательств, с его губ сорвались другие слова.

- Да. Робинзон держался молодцом. – И сочла нужным отчитаться по полной программе. – Я вынула пулю и зашила рану. На его счастье кость не задета.

- Хорошо, - сказал он и подумал: «А девчонка неплохо держится для человека, чуть не лишившегося мужа. Или жениха?.. Или вообще человека, который и дорогим-то никогда не был, а так, скорее спутник для опасного похода».

- Что-то происходит, Маньяк, да? Что-то нехорошее. Я чувствую.

Он опять сдержался, чтобы не сказать «засунь свое чутье себе в …».

- Ты долго собираешься здесь стоять? – раздраженный голос Врубеля отвлек его от недобрых мыслей. – Все готово. Время.

- Ты выбрал лодку? – спросил дайвер.

- Да, - сдавленное рычание было ему ответом.

- Кроунлайн?

- А что же еще? Жрет в два раза больше, осадка ниже… Но я канистры полные нашел. До Мертвого озера хватит, а вот до Цитадели с трудом.

Маньяк с опозданием заметил, как окаменело девичье лицо при упоминании об озере. Еще бы, девочка оставалась по-прежнему не в курсе их планов. Ничего, еще успеется.

- Иди к Робинзону, - тоном, не терпящим возражений, приказал ей дайвер. – Я сейчас подойду.

Она посмотрела на него застывшим взглядом, но ничего не сказала. Развернулась, и пошла под навес.

- Ты долго собираешься телиться? – Шкипер все не мог успокоиться после того, как обнаружил, что его лодка осталась без движка, и в тому же, пробитая пулевыми отверстиями.

- Кончай орать, Врубель.

- Я спокоен. Ты собираешься принять бой здесь? Еще максимум час и…

- Не будет никакого Стайера. Ни через час, ни через два.

- А что случилось? – невинно поинтересовался тот. – Ты отменил встречу?

- Разуй глаза, философ. А если зрение тебе изменяет – на, вот, - он грубо ткнул в рулевого биноклем. Ему самому уже не требовалась оптика, чтобы разглядывать линию горизонта, на которой вздувались и опадали чернильные пятна. Как стремительно от них тянулись нити, как постепенно истончались, бесследно растворяясь в сером небе.

- Черт. – Врубель опустил бинокль. – Только что я смотрел – ничего не было… А я уж думал, что потеря лодки – самое страшное. Но это не шторм, Маньяк. Это настоящий беспредел.

- Вижу.

- Что делать будем?

Маньяк неопределенно качнул головой.

- Если Стайер успел добраться до «Сверчка», дело дрянь. Мы выйдем после урагана в море и нос к носу столкнемся с ним у Жемчужной россыпи.

- Да уж… Проход там один. Тем более, на этой тихоходной посудине от него не оторваться. А может сейчас врубить по газам и… Успеем добраться до Южных ворот?

- Не успеем. Пока будем огибать Парк Аттракционов упустим время. Лодку разобьет, и мы достанемся Стайеру тепленькими. Это в том случае, если выживем. Обнаружив Партизана, работорговец будет рвать и метать.

- Это точно. Предлагаешь вернуться и пока суть да дело, сбросить их трупы в озеро?

- Разница есть? -  Маньяк вопросительно посмотрел на пожавшего плечами Врубеля и пошел под навес.

Немногочисленный отряд расположился вокруг завала. В углу, безучастно наблюдая за происходящим сидел со связанными руками Миклуха. Шеф задумчиво ковырял ложкой в банке с тушенкой. Раненый Робинзон тяжело дышал с закрытыми глазами. Но все они воззрились на Маньяка, стоило ему подойти ближе. Он плюхнулся на пол и закрыл глаза: ему нечем было обнадежить людей.

- Мы разве не торопимся? – молчаливый Шеф позволил себе короткую реплику. Его голос с низкими обертонами заставил Маньяка открыть один глаз и отрицательно покачать головой. Больше вопросов здоровяк не задавал.

Отсюда хорошо было видно, как в полусфере, ограниченной козырьком навеса, как на картине гениального художника стремительно увеличивается темная полоса на горизонте, выбрасывая вверх уже заметные невооруженным взглядом черные, вихрящиеся смерчи. Ветер крепчал, заводя нескончаемую заунывную мелодию. С грозным плеском катились под навес волны.

Судя по всему, дайвер отключился на несколько минут, потому что из глубокой задумчивости его вывел резкий возглас Марго.



Ирина Булгакова

Отредактировано: 03.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться