Глядя бесам в глаза

Размер шрифта: - +

Первая глава

Огромный волколак выскочил на дорогу из лесной чащи. Тетка, сидевшая на козлах, истошно заверещала и, неожиданно быстро для такого дородного тела, бросилась вглубь крытой части их подводы. Там она схватила перевязанный тюк с одеждой и забившись в дальний угол, выставила его как щит.
Можно подумать, это спасет от волколака! Эльма двумя руками отправила Дина вслед за теткой, а сама выпрыгнула навстречу огромному хищнику. 
Какая-то сила словно выкинула Эльму вперед. Она совершенно не боялась волколака, который возвышался над ней на две головы. Она понимала, что люди с соседних подвод не успеют к ним на помощь, если вообще на такую помощь пойдут. Волколак – огромный страшный зверь, он легко разорвет двоих-троих мужчин, прежде чем его смогут отогнать. Так стоит ли рисковать из-за двух детей и тетки со старой лошадкой и хламом? На удивление спокойно пришло осознание того, что если сейчас она не прогонит волка и покажет страх, то он легко и безнаказанно загрызет их троих и лошадку. 
- Иди домой! – крикнула она. – Зачем ты сюда пришел? 
Волколак застыл в нерешительности. Ему хотелось человеческого мяса. Он уже давно распробовал вкус человека. И эта выбежавшая навстречу ему девочка вроде ничем не отличалась от тех, других, громко визжавших и нелепо размахивавших руками, и быстро затихавших, стоило его зубам перекусить их слабые шеи. Эта также вкусно пахла. Также не имела ни силенок, ни оружия. Но что-то мешало прыгнуть на нее. Ее слова заставляли лапы развернуться и бежать обратно, туда, где нет следов человека, его дорог и деревень. Где с гор бегут чистые ручьи и где живут олени и зайцы, за которыми надо еще побегать, но у которых нет таких странных глаз и требовательного голоса.
Волколак сделал нерешительный шаг назад, сила девочки, стихийная, еще неподконтрольная и непонятая ей, заставляла его отступать. Он посмотрел в сторону и глухо зарычал. Еще вдалеке, но достаточно быстро к ним приближался небольшой отряд из пяти человек на тяжелых конях. Эти люди были понятны хищнику, и вроде как их следовало опасаться больше девочки – они были одеты в железки, которые непросто прокусить, и острыми неприятными железками вооружены, но что-то толкнуло волка на них. Упустив здесь добычу, казавшуюся верной, он захотел вонзить зубы в другое человеческое тело, на которое запрет не распространяется.
- Нет! – закричала девчонка. – Уходи в лес! Они убьют тебя! 
Но волколак уже не слушал ее. Оказалось, если отвернуть голову в сторону, наваждение почти уходит. Во всяком случае, в отношении скачущих людей эта странная  сила не действовала. Он уже сталкивался с человеческими охотниками не раз и особого впечатления те не производили. В отличие от крестьян, теряющих волю к борьбе только при виде его оскаленной морды, вооруженные люди имели какие-то необоснованные надежды на свои железки, но стоило смять их защиту и добраться до теплого мяса, они ничем не отличались от крестьян. Волколак был быстрее и сильнее их, а его зубы легко справлялись с обвязанными железками.
Из-за поворота появились всадники. Люди в поводьях стали истово креститься. Это был отряд самого сэра Анри -  наместника Северной земли, блистательного и непобедимого рыцаря. Сэр Анри в начищенных до блеска доспехах с ярким красным плюмажем на шлеме лично возглавлял  всадников. Он первый узрел волка и, издав громкий боевой возглас, бесстрашно устремился в атаку. Вслед за ним устремились два его вернейших паладина - сэр Алтос и сэр Барабец. Оставшиеся сзади оруженосцы загарцевали на месте, предоставляя возможность для маневра. 
Рыцари потрясали воображение - гиганты, облаченные в искусно подогнанные стальные доспехи, вооруженные освященными самим Первосвященником мечами,  мчались на мощных закованных в тяжелую броню конях. Кони рыцарей специальной боевой породы тяжеловозов, - нечета хилым тягловым лошадкам, запряженным в подводы, ничуть не испугались матерого хищника. Рыцари, азартно перекрикиваясь, распределялись по площади, отсекая волка от леса.
Однако волколак, повел себя неожиданным образом: сначала он показал, что будет бежать к лесу, а сам стремительно проскочил через расширившуюся из-за его маневра цепь между рыцарями и бросился на оруженосцев. У оруженосцев не было стальных доспехов, освященных мечей, и проверенных в бою коней. 
Лошади то сразу и подвели.
Увидев приближающегося скачками огромного волка, конь оруженосца сэра Анри взвился на дыбы и сбросил парня прямо под копыта. Получив по голове от своего же коня, оглушенный оруженосец с трудом поднялся, оглядываясь на уносящихся прочь лошадей и приятеля, судорожно вытащил из ножен небольшой кинжал. 
Эльма сжала губы. Такое оружие вряд ли могло спасти его жизнь.  Однако в тот момент, когда казалось, что волколак разорвет оруженосца, сэр Анри бросил копье. Выяснилось, что он самым первым развернулся и ринулся вслед хищнику. Копье, брошенное умелой рукой, пролетело по идеальной траектории и вошло ровно под правую лопатку волка. Хищника словно пригвоздило к земле. Через пару мгновений подлетел и сам блистательный обладатель копья. На полном скаку он рубанул мечом по волку.
Удар не получился. 
За короткое мгновение до этого волку удалось вырваться и почти уйти из-под меча. Освященный меч лишь по касательной зацепил его шкуру. Волк отгрыз мешавшую ему половину копья и бросился следом за рыцарем. Теперь сам сэр Анри оказался в неудачном положении. Развернуться на коне навстречу волку – он явно не успевал. 
Рассвирепевший огромный хищник быстро догнал тяжелого коня и прыгнул. 
Это действие было уже ошибкой со стороны волка.
Наместник ждал, когда волк прыгнет и с полуразворота, оттолкнувшись от  коня, устремился ему навстречу. 
Мощные тела столкнулись в воздухе. Масса закованного в броню дородного сэра Анри была не меньше огромного хищника. Более того, сила тяжести также оказалась на стороне прыгавшего сверху рыцаря. В итоге удачных координированных действий руками и ногами ему удалось подмять под себя волколака и прижать его к земле. Как отбойные молотки заработали защищенные  бронированными перчатками кулаки Сэра Анри – даже меч в этой ситуации был бы менее убойным оружием. Волколак мучительно бился, пытаясь вырваться из этой ловушки, но мощные удары не оставляли ему шансов.
Вскоре все было кончено.
Сэр Анри тяжело встал и осмотрелся. Волк был раздавлен, явных прокусов доспехи не пропустили.
- Ха! – хрипло воскликнул рыцарь, вскидывая вверх руки. – Зверь повержен! 
- Браво, сэр Анри! Великолепная победа! – к рыцарю подъехали его компаньоны и подбежали оруженосцы.
- Здоровые они здесь! –  сэр Анри по-хозяйски осмотрел убитого хищника. – Башку только подправить, да опилками набить, а так – шкура - цела!
- Простите меня, сэр Анри! – смущенно проблеял спасенный парень. 
- Не бзди, молокосос! – дал ему пинка рыцарь, - не повезло, что копьем в волчару сходу попал! А так было бы у меня две шкуры!
Рыцари дружно заржали. Но сэр Анри резко посерьезнел:
- В бою так свалишься – шкуру спущу и заставлю ее жрать!
К угрозе тут же добавился удар бронированным кулаком в ухо. Оруженосец, имея очень хлипкое сложение по сравнению с рыцарями, далеко отлетел от такого удара. Поднялся он не сразу. Рыцари продолжали ржать. Начал посмеиваться и второй оруженосец, но получив затычину, был направлен на свежевание волка. 
И тут выяснилось, что от доблестного сэра Анри не укрылись и другие подробности стычки на лесной дороге. 
- А кто тут такой смелый? - он подошел к телегам. 
Крестьяне упали ниц при виде спасителя. Сэра Анри боялись, зная его свирепый нрав. Эльма, несмотря на видимое спасение, физически почувствовала неприязнь к этим закованным в тяжелую броню огромным мужикам. Ей было жалко волколака, она почти убедила его навсегда уйти от людей. А сейчас он лежит в крови, чтобы стать чучелом в замке наместника. Эльма вжалась в самый дальний угол повозки.
- Ну? – сэр Анри заглянул к ним в подводу. 
- Это Эльма вышла с ним поговорить! – Дин  указал на притихшую сестру, неправильно истолковав ее прятки.
Эльме пришлось выйти. С ней выскочил и брат. Дин с восторгом смотрел на огромного рыцаря. Он казался ему воплощением силы и храбрости.    
- А ты храбрая девочка! Глаза меня еще не подводят! Думаю, что за девица вышла с волчком потолковать? – Сэр Анри улыбнулся своей шутке и сально пробежался глазами по фигурке Эльмы. 
Эльма с последней зимы почувствовала это изменение в поведении мужчин. Живя у дядьки Хонратия, девочка замечала только прикрытые взгляды и перешептывания. Никто из деревенских не мог и в мыслях допустить открытых заигрываний с пригретой старостой сиротой. Но здесь дядьки Хонратия уже не было, и вряд ли он бы ей тут мог чем-нибудь помочь. 
Глядя на уверенное, несколько туповатое, лицо сэра Анри, Эльме резко перестала нравиться ее идея перебраться в город. Дядька Хонратий еще многому мог их научить, зачем она так упрямо настояла на своем? 
Сэр Анри снял бронированные золотистые перчатки, слегка похлопал Эльму по щеке. 
Эльма с трудом подавила желание отстраниться.  
Волк ей нравился больше.
- Сколько тебе?
- Четырнадцать зим исполнилось. – Эльма наклонила голову. 
- Воспитанные девочки добавляют - сэр! – шутя поправил ее рыцарь. -  Я наместник Северной земли сэр Анри рода Моремов!
Победитель волка выжидательно посмотрел на нее и подсказал: - Теперь ты должна присесть и сказать как зовут и откуда родом. 
Наместник продолжал бесцеремонно осматривать ее. Эльма сильно отличалась от унылых жителей этих краев. У нее были ярко-светлые волосы и просто огромные голубые глаза. Она обладала легкой природной грацией в движениях и всегда удивлялась угловатости подружек. Она чувствовала свою необычность, поскольку практически любое дело у нее тут же ладилось сразу. Ей не надо было объяснять, как доить корову, собирать травы или вышивать на платке, она словно все знала заранее – когда нужно, рисунок правильных действий появлялся в голове, напитывая легкостью тело. Эльма безошибочно разбиралась в съедобных грибах и ягодах. С самых малых лет ей стоило пошептать на ушиб или ссадину и они переставали болеть. И самое главное – Эльма чувствовала людей, ей хватало нескольких ударов сердца чтобы понять хороший или плохой человек или нет, какие мысли и желания преследуют его. То, что Эльме дано больше других дядька Хонратий воспринимал как нечто абсолютно нормальное. Он много рассказывал ей о крае, где таких как Эльма много. Но твердо-натвердо втолковывал ей и Дину, с которым оказалось все еще сложнее, что эту свою особенность ни в коем случае не надо показывать чужим…
- Эльма из деревни Большие Березы, сэр. – неправильно, но с какой-то своей природной грацией сделала  поклон девочка.
Наместник облизнул губы и обратился к своим паладинам: - Это где такая? 
- Десять дней к северу отсюда, самое крайнее поселение к Бесконечному лесу. – сэр Алтос отвечал в отряде за передвижения и уже неплохо изучил местность.
- Что? Решили посмотреть на город? – усмехнулся наместник, решая судьбу девочки. – Хотя это не город на самом деле, а так … деревня, но чуть поболе чем твоя. Впрочем в вашем захолустье ничего другого и не увидишь! Но, обещаю, я покажу тебе, что должно понравиться больше!
Рыцари засмеялись.
Эльма покраснела. Она прекрасно поняла, что имеют в виду эти здоровые, уверенные в себе мужчины. 
- Значит решено, поедешь со мной, Эльма! – подмигнул ей наместник. – Хоть какая-то радость в этом говнище!
Сэр Анри совсем не жаловал вверенный ему край. Родившись в метрополии, он сделал блестящую карьеру, выйдя из знатного, но бедного рода в лучшие мечи империи, поучаствовав во многих кровавых бойнях при расширении границ и получив высокий статус наместника целого края. 
Правда край подвел. 
В этой недавно присоединенной стране ему совсем не нравилось. Не нравились люди, себе на уме, вроде спокойные, но слишком вялые и скучные, вроде как принявшие единого бога, но все еще посматривавшие исподтишка на сожженные рыцарями капища и древние храмы-землянки, не нравилась погода – длинная суровая зима, несколько седьмиц тепла, а все остальное – распутье, грязища, говнища, не нравились вэлморские женщины – унылые, покорные, серые. В них не было ни крупицы того темперамента, что давали сэру Анри куртизанки с южных провинций.  Он уже задумывался, чтобы выписать в тайне от святых отцов хотя бы парочку жриц любви из метрополии, но нашел себе забаву другого рода.
- Ну что притихла, дуреха? Тебя часто рыцарь-наместник в гости приглашает? – хохотнул сэр Анри и протянул руку, чтобы забросить девчонку в седло перед собой. 
И тут произошли удивительные вещи. Наместник уже вроде закончил движение и видел испуганную девчушку в желанной непосредственной близости, как верный Барут неожиданно перебрал ногами, а девчонка по-циркачьи вывернулась и снова оказалась на земле, где стояла.
Зная буйный нрав сэра Анри, рыцари напряглись. Такой поворот событий мог легко вывести сэра Анри из его благодушного состояния. Если это случится мало не покажется никому: ни детям, ни окружению. 
Но Эльма вновь сделала поклон и быстро протараторила:
- Я боюсь Вашей лошади, наместник, можно я поеду на своей? Я хорошо скачу верхом!
Сэр Анри не увидев насмешки в глазах, а лишь испуг, благосклонно разрешил:
- Зря напугалась дуреха! Барут хоть и страшен с виду, но не причинит тебе зла, он верный конь, где нас только с ним не носило! Я тебе потом расскажу… Но твоя старая лошадь не годится для перехода. Раз умеешь управляться, бери коня у этого балбеса, - наместник указал на своего оруженосца, - он хорошо получил сегодня и пойдет пешком с обозом! А конь у него спокойный, легко управишься.
Рыцари переглянулись. Похоже наместник нашел еще одну игрушку. Что-то в последнее время его потянуло на детей. Впрочем, приближенным не выбирать. Это право сэр Анри ревниво оставлял за собой. Но ничего, надолго ли останется к ней интерес? На одну ночь или на месяц? А дальше уже все зависит от обстоятельств… 
Эльма посмотрела на лес, обдумывая возможность побега. Но все же отвергла этот план. Какие-то шансы убежать, скользнув в лес, у нее были. Но только для нее одной. Балбес Дин не умеет прятаться как она, а сделать невидимым брата она просто не успеет - девочка видела скорость и мощь наместника. Прокляв себя десятый раз, она пошла было за пожитками. 
- А мне, мне можно  в гости? – Дин с щенячьим восторгом глядел на рыцарей.
- Ну ты нам вроде как не особо нужен. – переглянулся сэр Анри со своим отрядом.– Разве что сэр Роб тобой заинтересуется.
Дружный гогот рыцарей не предвещал ничего хорошего. Эльма готова была разреветься. Какая дура! Сидела бы себе в повозке и не высовывалась! Нет, выскочила к этому волчку несчастному! Это в деревне у нее все ладилось, а здесь она не понимала, как повлиять на стремительно ухудшающийся рисунок явно не туда бегущих событий. 
И еще Дин, мелкий идиот, только все портит!
- Дину всего двенадцатая зима, он едет учиться в Вэлмор! – почти с мольбой посмотрела она на наместника.
Но наместник уже оценил ее трепетное отношение к братцу и решил его использовать:
- Конь добрый, выдержит таких как вы десятерых, давай Дин, я подсажу тебя и сестренку на лошадку!
Вляпались! Причем даже до города не успели добраться!
Дин с глупой счастливой улыбкой запрыгал вокруг рыцарей. Эльма собрала их вещи и вылезла из повозки. Тут же встретилась с неприятным сальным взглядом наместника. 
- Поклажу брось этому тунеядцу, – сэр Анри показал на оруженосца, - А сама иди сюда, я помогу забраться! 
Руки сэра Анри дольше необходимого задержались на ее талии и она почувствовала его участившееся дыхание на своем затылке. Сэр Анри заботливо осмотрел подпругу, как притянуто седло и хлопнул коня:
- Веди себя спокойно! Не подводи меня больше!
И конь послушался его. Здесь сэра Анри слушались все. Эльма закусила губу - природная мощь, резкость и хорошая координация легко компенсировали рыцарю нехватку ума – он был просто здесь и не нужен. Такого набора качеств хватало с лихвой чтобы делать с ними, что захочешь.
Сэр Анри осмотрел увеличившийся отряд, остался доволен и сам взобрался на коня: 
- Вперед! До ужина должны успеть добраться до замка!
Отряд двинулся дальше. 
Эльма мучительно думала как выйти из этой ситуации и ничего не приходило в голову. Тут еще Дин начал нести восторженную околесицу про рыцарей. Эльма уже хотела привести его в сознание хорошей оплеухой, но вовремя себя сдержала – Дин прекрасно читался - потеряв отца совсем в маленьком возрасте, ему требовалась не только замена материнской ласки, которую хоть как-то могла ему предложить сестра. Дядька Хонратий старался, но конечно деревенский староста не мог быть примером для мальчишки, прочитавшего до дыр оба свода историй про рыцарей Империи за немалые деньги купленные в Вэлморе.
В его восторженном отношении к рыцарям не было ничего плохого. 
Жалко вот только рыцари подвели. 
Эльма погладила Дина по голове. Он остался единственным родным человечком в этом мире и она никому не даст причинить ему вред! 
- Дин, послушай меня внимательно! – Эльма зашептала ему на ухо. – Ты еще много чего не понимаешь, эти твои рыцари совсем не такие, как ты себе на воображал! 
Дин недоверчиво посмотрел на нее. Но брат привык доверять сестре, особенно когда она говорит таким тоном.
- Мы попробуем сбежать от них при первой возможности,  следи за мной - я дам тебе знак!
Дин продолжал несколько ошалело крутить головой. Его словно облили ушатом холодной воды. Эльме даже стало жалко его.
- И еще…- голос ее немного дрогнул. – Чтобы со мной они не делали, не вздумай вмешиваться. Я справлюсь!
Дин засопел, понимая , о чем говорит сестра, и недоверчиво возразил:
- Это же сэр Анри, победитель двух королевских турниров! Он же настоящий рыцарь! Он дал нам коня! Он не будет к тебе приставать, ты же еще маленькая для этих дел!
Эльма поцеловала его в затылок. 
- Я надеюсь на это! Но попробуй не так прыгать от счастья и посмотреть на них внимательнее, как ты умеешь!
Дин притих и остаток дороги провел, искоса наблюдая за рыцарями.  
Когда показался Вэлмор, на Эльму черной волной нахлынули воспоминания о том, что случилось в тот жуткий день много лет назад. Но вместе с болью утраты родителей затеплились и другие воспоминания - о волшебных рыцарях, уничтоживших поганых чудовищ. Эти образы разительно отличались от сэра Анри и его отряда. Хоть прошло и много лет с тех пор, но яркие воспоминания о сказке остались с детьми навсегда. Уже тогда чувствуя мир значительно тоньше других, Эльме казалось, что эти удивительные люди словно сотканы из ярких солнечных лучей, доброго, волшебного света, что в них нет места для грязи и всего нехорошего, что так быстро липнет к человеку. 
Лучше всего Эльма запомнила самого молодого рыцаря, да практически еще юношу с красивым странным именем Зевес. Когда она увидела его в простой почти крестьянской одежде, Эльма на пару ударов сердца даже не поверила, что это тот же бесстрашный воин в доспехах, победивший огромных чудовищ. Это был худенький и бледный мальчик, внешне вроде ничем не отличавшийся от других таких же. Но встретившись с его глазами Эльма тут же поняла, что это не так. Она ощутила спокойную ровную силу. И как же она была велика! Сила была в крови рыцаря. Эльма физически ощутила мерное, неторопливое движение чудовищно мощной энергии, пульсирующей в такт биения сердца. Эта неторопливость, даже какая-то сонность, была обманчива – в любое мгновение рыцарь мог взорваться, переходя в иное, недоступное простому человеку состояние, используя всю свою мощь без остатка, круша любого врага. Да казалось, что и нет врага или преград, способных сдержать его. Эльма остро ощутила чувство долга, пропитывающее все естество Зевеса, он словно был рожден для того, чтобы защищать слабых, не страшась ничего на своем пути. Эта уверенность в победе несокрушимым доспехом защищала тело и дух рыцаря. Он знал, что выполнит долг и свое предназначение. Другого пути у него быть не может. 
Такого Эльма не чувствовала больше ни в ком.
Зевес сошелся с детьми ближе других рыцарей, стараясь хоть как-то отвлечь их от случившейся беды. Общение с рыцарем было удивительным, постепенно он вытащил их из этого черного кошмара. Его истории до сих пор до последнего слова, остались в памяти ребят.  Рядом с ним все казалось очень простым и правильным. Ведь вроде как просто делать только добрые дела и жить по справедливости, но почему-то в мире оказалось все по-другому… И это все по-другому сейчас было совсем рядом.
Зевес, волшебный рыцарь, где же ты? Ты так нужен нам сейчас! 
Дорога тем временем прошла по площади на южные окраины Вэлмора, где для сэра Анри возводили замок. 
Правое крыло было уже жилое. В зале быстро разожгли огромный камин, засуетились слуги, среди которых было много поникших молоденьких девочек. Сэр Анри раздавал пинки направо и налево, успевая при этом отпускать скабрезные шуточки, но вот, наконец, внесли огромного кабана на вертеле, вино и рыцари набросились на еду. 
Эльму и Дина посадили в конец стола. На какое-то время про них забыли. Но она понимала, что это временно. Ее отложили на десерт. Подтверждение тому был приставленный к ним слуга. Выйти из каминного зала можно было только с ним. Эльма перестала строить планы побега – она почувствовала нехороший вкус этого помещения. В этот зал постоянно попадали схожим путем девушки. Ни одна из них не ушла счастливой, Эльма физически почувствовала их страх, крики и боль и ответные низкие, практически животные чувства сэра Анри и его прихлебателей. Эльма нахмурилась – здесь были девочки и младше ее. Эльма почувствовала как растет ее ненависть к этим людям. Как начинает покалывать кончики пальцев. Вместе с ненавистью Эльма остро почувствовала, что вокруг нее начинает клубиться сила. Такое с ней не раз бывало в лесу, особенно рядом со старыми деревьями. Но здесь собиралась сила гораздо мощнее. Эта сила была способна растереть этих людей в порошок. Только сейчас Эльма поняла, что замок возводят на древнем капище, где приносили жертвы не одну сотню если тысячу зим, здесь было столько  первобытной мощи, что она будто просилась в руки Эльмы. 
Но Эльма не знала как ее взять! 
Мотив с каждым ударом сердца усиливался – Эльма уже отчетливо слышала - не слова, а будто стон: возьми меня, направь меня, давай оторвем им головы, разорвем их на кусочки, умоемся их кровью, они заслужили это…
Эльма испугалась. К такому она точно не была готова. Она не хотела отрывать людям головы, даже таким как сэр Анри, им бы вырваться отсюда, да вернуться в деревню. Подспудно она понимала, что сила может сделать и это, но нужно знать,  приказать ей. 
Этого знания у Эльмы не было.  Похожие чувства у нее были, когда она в прошлом году попала на поле в ураган. Сначала она испугалась рева и мощи ветра. Но тот, словно, признав в ней хозяйку, и будто огромный пес с ребенком, аккуратно носился рядом, не причиняя вреда и словно приглашая поиграть… 
Эльма нахмурилась, ей было жалко девушек, но она не хотела крови! 
Девочка прислушалась к себе. Нет, девушек не убивали, и даже особо не калечили - им просто ломали судьбы, лишая хоть какого-то шанса на будущее, за который они могли зацепиться, используя свою юность, красоту и невинность. Сэр Анри превращал игрушки, которые ему надоели в посудомоек, дворовых, посыльных, а чаще просто выгонял на улицу, заставляя смириться со своим новым положением, испорченной рыцарем девки. 
Но Эльма была другой! Она прекрасно понимала, что вряд ли сможет жить после этого. Она слишком остро чувствовала мир, чтобы спокойно пережить насилие над собой.
Зевес, где же ты? Я уже на та маленькая девчонка, я хочу еще раз, хотя бы на миг, увидеть твои удивительные голубые глаза, пусть даже и перед смертью!
И тут же пришло осознание того, что теперь то она сможет до него дозваться. 
Уезжая, Зевес сказал, что именно к четырнадцатой-пятнадцатой зиме, ее силы должны позволить увидеть его в любой точке изведанного, где бы он не находился.   
Нужно лишь направить на его образ клубящуюся вокруг силу. И сильно захотеть этого. 
А она хотела очень сильно.
Зал исчез, перед глазами замелькали удаляющиеся деревья, появилась синь неба, а потом и звезды, но ее несло выше и выше. Вот звезды стали совсем маленькими, такими, что из них можно было бы складывать фигурки. И вдруг в какой-то в точке полет вверх остановился и теперь Эльма падала. Причем падала совсем в другие места. Эльма даже не знала, есть ли в их мире такие теплые страны. Вся природа была другой. Не березы и не сосны, а какие-то странные деревья с жесткими большими листьями и яркими продолговатыми плодами. Прямо перед Эльмой воздвиглась огромная гора, с вьющейся тропой-серпантином и кто-то бежал по ней. 
Это были  сотни маленьких человечков, с чудным рыжим волосом. Человечки Эльме понравились, они были забавными, добрыми существами, но присмотревшись к ним, девочка ощутила животный ужас. Она словно оказалась в толпе вместе с ними и видела мир их глазами. 
Они спасались.
То, что преследовало их было ужасным. Гигантская черная змея, давний враг, ужас, не появлявшийся уже долгие годы. Эльма и не знала, что бывают такие, толщиной с огромную старую сосну. Девочка остро почувствовала всю безысходность их бега. Спасения человечкам не было. Там на горе, куда еще надо было добежать, прятались их сородичи в глубоких норах. Но змее эти норы не были препятствием, она уже ползала там когда-то, сожрав половину их рода.  И сейчас они бежали, понимая, что даже в норе от нее спасения нет. А змея забавлялась. Она давила их кольцами и заглатывала целиком. Змея была намного быстрее, она наслаждалась ужасом человечков, не желая убивать и есть всех сразу, чересчур быстро. Эльму пробила мерзостная дрожь, так передалась сладость от заглатывания очередного живого существа… 
Очередной человечек отчаянно заверещал, когда вокруг него стали аккуратно смыкаться кольца мощного тела, однако оттренированное веками движение змея довести до конца не смогла – в самый последний момент добыча непостижимым образом выскочила из ловушки. Змея взъярилась – как такое может быть - еда на несколько ударов сердца задержала удовольствие!
Но человечек выбрался не сам. Его выдернули. В стремительном прыжке, не сразу воспринятом змеей, его в самый последний момент вытащил один из тех волшебных рыцарей!
Эльма сразу узнала эти удивительные доспехи, от которых шел невидимый, но такой теплый свет. Кто именно этот рыцарь, Эльма понять не могла, забрало было опущено, а доспехи надежно прятали за собой все эмоции рыцаря, кроме желания поскорее разобраться с проклятой змеей. Рыцарь казался великаном рядом со спасенным человечком.
- Беги малыш, здесь тебе делать нечего! – рыцарь мягко толкнул его, приводя в чувства. 
И повернулся к застывшей змее, салютуя багровым клинком: 
- Ты не лопнешь Икшасса? Могу надрезать кое-где!
Хотя фоне огромной змеи рыцарь выглядел не намного внушительней человечков, Икшасса не спешил бросаться.  Более того, у девочки сложилось впечатление, что демон узнал рыцаря и никаких положительных эмоций это узнавание не вызвало.
Змея поднялась на три человеческих роста над рыцарем и глухо зашипела. К удивлению Эльмы она поняла ее слова:
-Фссадник Ратттхашшшшш, надрешшшшь меняяяя, ессссли сможешшшшь! 
Рыцарь резко прыгнул и полоснул голову змея снизу-вверх клинком. Икшасса не успел отпрянуть и длинный косой надрез украсил его нижнюю челюсть. Засочилась желтая кровь и внутренности. Демон бросился в атаку, но промахнулся – рыцарь легко ушел в сторону и еще раз рубанул мечом. Змея рассвирепела и бросилась снова - рыцарь вновь неуловимо качнулся и тут же последовал третий удар, змея зашипела и усилила натиск - вскоре все слилось в нескончаемую пляску. Рыцарь опережал змею, но слишком толстой была ее кожа, чтобы нанести смертельное ранение. Но и змее было непросто. Тропа была слишком узкой, если давить кольцами человечков можно было забавно, то здесь ее ожидал затяжной бой с опасным, фантастически ловким и быстрым противником. На такой площади она не могла как следует маневрировать. Все ее тело покрылось порезами, вытек правый глаз, но фатальных последствий для демона это пока не имело. 
Рыцарь тоже это понял и на время прекратил кромсания. Усталая змея уже не бросалась. Он приоткрыл забрало:
- Сложно с Вами тварями низкого мира, нигде не прорежешь как следует! Сбросить тебя вниз, что-ли? Так ведь не сдохнешь же!
Это был он, ее рыцарь! Эльма узнала его! Собрав все силы, она крикнула: 
- Зевес!
Зевес как-то странно кивнул и вновь обратился к змее:
- Что ж, Икшасса, похоже ты победил, мне тебя не одолеть!
Змея прыгнула и одним движением проглотила Зевеса. 
Эльма ужаснулась.
 Неужели силы показали последний день этого волшебного рыцаря?
Но видение не уходило. Змея отрыгнула и попыталась было поползти дальше за человечками. Но как-то у нее это перестало получаться. Было видно, что ей не по себе. Ее стало раздувать. Какое-то время змея корчилась, но потом ее изнутри взорвал белый свет. Во все стороны полетели кишки демона. 
- Говорил же тебе, что лопнешь, а ты не верил мне! – с укоризной произнес абсолютно невредимый, только изрядно запачканный змеиными внутренностями Зевес. Он несколькими быстрыми движениями порубил оставшиеся крупные куски змеи и снял шлем:
- Эльма?
- Зевес, мы попали в беду! Я и Дин!
Зевес стер со щеки остатки того, что только что было громадной змеей и  посмотрел в ту, сторону, с которой за ним наблюдала Эльма. Ей показалось, что он будто вгляделся в ее лицо. В глазах уже не юноши, а красивого молодого мужчины отразилась тревога:
- Вижу! Продержитесь хотя бы седмицу! Быстрее нам не добраться!
Эльма поняла, что влюблена в этого замечательного рыцаря. Но также она поняла, что он к ней не успеет. 
Что ж, не у всех сказок бывает счастливый конец.
Не хотелось уходить из этого яркого совсем другого южного мира, не хотелось уходить от Зевеса, но где-то там в каминном зале строящегося на старом капище замка ее ждал родной брат.
Эльма посмотрела исподлобья на приближающегося наместника. Сэр Анри, наконец, вспомнивший о десерте, сел рядом и всей своей огромной тушей пододвинулся к девочке.
Эльма почувствовала как рука наместника опускается на ее коленку.  
- Эльме, чертовка, до чего же ты хороша! – от сэра Анри тяжело пахло вином и мясом. – Пойдем девчушка, позабавишь меня!
Эльма оттолкнула его руку и вскочила со скамьи. 
- Отпустите нас! Я не хочу этого!
Сэр Анри зловеще улыбнулся:
- Что ж, это даже интереснее!
И он резким движением схватил Эльму за волосы:
- Значит решила, дуреха, по-плохому?
Сэр Анри своим любимым приемом подтащил легкое девчушкино тело к себе, чтобы посмотреть ей в глаза. Он очень любил этот первый взгляд, он многое обещал. Что будет делать девчонка – верещать, плакать, молить о пощаде. Это сулило дальнейшую тактику в игре. Но Эльма удивила его. Она смотрела очень спокойно, даже как-то сосредоточенно:
- Лучше тебе не трогать меня!
- Сопротивляться будешь? – облизнул губы наместник. - А силенок надолго хватит? 
И откуда-то снизу раздался нечеловеческий рев:
- Хватит! Надолго! На всех! 
Несколько ударов сердца ничего не происходило. Люди переглянулись – что это было? Откуда раздался этот ужасный рев? Сэр Анри уже хотел было что-то сказать, но тут мощным порывом ветра выбило витражи в каминном зале. Волна острого плотного воздуха прокатилась по залу, сметая все на своем пути, валя людей на пол, обжигая их лица. А в центре рождался смерч, засасывая в себя все, что оказалось разбросанным и самое страшное – боевые мечи и секиры, которые были укреплены на стенах. 
На ногах осталась стоять лишь одна Эльма. Дин, ничего не понимая так и сидел за столом, его эти буйства будто не замечали. Остальным было очень плохо. Людей посекло осколками витража и утварью со стола, но это было не столь опасно. Смерч, страшной смертью рос посреди каминного зала. Несколько раз он вытаскивал щупальца в сторону людей, но одергивал их словно ожидая, но не получая команды. Хозяйка, а уже сомнений ни у кого не оставалось, кто это, стояла посреди комнаты, вглядываясь в напуганные лица рыцарей и слуг. Каждый из них, глядя на растущую в середине комнаты мясорубку, мечтал вырваться из зала живым. Пьяные рыцари мгновенно протрезвели – к ним это буйство ветра с самого начала было максимально недружелюбно. Лишь не полностью снятые доспехи и тучные тела спасали их от серьезных ранений.  И вот попытку спастись сделал слуга, следивший за детьми. Как раз к нему смерч был подчеркнуто нейтрален, пока рыцарей плющило по стенам и пугало вырастающими щупальцами-воронками, слуга тихонечко полз к выходу. Почувствовав близкое спасение, он вскочил и ринулся в створчатую арку, но на самом последнем шаге, раздался все тот же ужасный рев:
- Куда? Сдохнут все! 
И тут же щупальце-воронка моментально схватило его за ногу и потащило в смерч. Когда казалось, фатальный исход для первой жертвы неизбежен, закричала Эльма:
- Хватит! Я не хочу крови! Здесь и невинные люди! 
Снизу весь замок продрало насквозь неудовлетворенным ревом. Ударило по барабанным перепонкам так, что те звуки, что приходили снизу до этого можно было назвать шепотом этого существа. 
Эльма упала как подкошенная. 
Через удар сердца посыпались вещи, удерживаемые смерчем. 
Он исчез.
- Ведьма! – взревел сэр Анри. – В клетку ее!



Сергей Ефимов

Отредактировано: 22.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться