Глядя бесам в глаза

Размер шрифта: - +

Седьмая глава

Вопль прощающегося с жизнью тысячелетнего существа стих, но крестьяне не торопились выходить из дома. Они с опаской выглядывали в окошко и истово молились. И видимо их мольбы были услышаны. В деревеньку въехал большой обоз с монахами. 
Инквизиция!!! 
Дюжие монахи распахнули дверь и живо вытолкали всех, кто ютился в убежище наружу. Огромный тучный инквизитор в белой рясе, видимо самый главный в отряде, поднял свой крест:
- Я брат Антоний, чада господни. Подходите ко мне по одному и называйте себя. 
Изучая каждое чадо, Антоний внимательно приглядывался к движениям своего креста. На Эльме и Дине крест заметно завибрировал в руке. К крестьянам отряд тут же  потерял интерес, а вот дети попали в жесткий оборот. Сильные руки инквизиторов прижали их к земле, ставя на колени, не давая возможности двигаться.
- Что вы делаете? – закричала Найда.
Дин сопротивлялся молча. Но силы были явно неравны.
Антоний с каким-то охотничьим азартом посмотрел в лицо девочке.
- Выполняю свой долг, оскверненное бесом создание. 
Антонию оперативно подали тяжелый кованный сундук, из которого тот достал тяжелые серебряные ошейники. С ловкостью, свидетельствующей о большей практике в этой операции, он быстро защелкнул их на шеях детей.
Дин слышал о том, что освященное серебро имеет ужасные свойства, но то, что навалилось на него после щелчка замка он не испытывал ни разу в жизни. Уничтожающий ледяной дождь накрыл тело мальчика. Дин схватил ошейник руками, пытаясь то ли его сдернуть, то ли хоть как-то отодвинуть от кожи шеи, но тут же одернул руки. Прикосновение к металлу так обожгло руки, что пальцы онемели и резкая волна боли пошла по суставам выше к локтям.
Дин почувствовал как выступили слезы.  Тромий, Зевес, где же вы?
…И балансируя на грани потери сознания, он все же почувствовал приближение рыцарей. Близкий и родной голос Зевеса с плохо скрываемой яростью прогремел совсем рядом:
-Вы что творите, святые отцы? 
А потом зазвучал спокойный голос Тромия:
- У нас бумаги от императора! Немедленно отпустить девочку и мальчика! 
- Но-но! Потише, грешные! Сначала покажите мне свои бумаги! Иначе мне придется вас присоединить к пленникам!
- Что за место? Постоянно угрожают расправой! – громко пробурчал Зевес и остановился напротив двух рослых монахов, так играюче скрутивших Дина. Монахи ощутимо напряглись, почувствовав энергию, исходившую от этого странного парня.
Тромий также спокойно передал бумаги.
- Здесь говорится о немедленном освобождении некоей Эльмы из деревни Большие березы. Наше дознание установило, что отрока зовут Дин, а эту грешницу, прокаженную прикосновением демона, зовут Найда. Чем я тебе могу помочь? Говори быстрее, ты отрываешь нас от важных дел!
- Вижу я твои дела! – отчетливо произнес Тромий, глядя в глаза иеромонаху. – Читай дальше!
- Предъявителю сего оказывать любое содействие. Спешу тебя огорчить, но на нас не распространяется власть наследного принца …
- И все же ты их отпустишь. – невозмутимо констатировал Тромий. - Зевес, скорее сними с них эту дрянь!
- С удовольствием! - Зевес сделал движение в сторону, увлекая монахов за собой. Но затем резко изменил направление и оказался перед мальчиком. 
- Осторожнее ошейник жжется! – предупредил Дин.
Зевес спокойно взял его рукой.
- Не бойся, малыш, это просто железка, ничего больше, да неприятная, но не более того. Да, ты и сам смог бы ее снять. Просто ты зачем то поверил, что не сможешь этого сделать.
- Снять ошейник может только архиепископ и ты скоро поймешь как он их снимает! Взять прокаженных!
- Святой отец, я тебя немного растрою! - Зевес сдавил застешку, кроша ее в пыль, механизм замка громко щелкнул и ошейник упал в траву.
- Демон! – взвыл иеромонах.  – Скорее братья!
Зевес легко отбросил набежавших монахов. Тучные тела по неведомым им до этого траекториям разлетелись по деревенской дороге. Зевес также быстро снял ошейник с Найды и улыбнулся выходя наперерез второй набегающей второй волне инквизиторов.
- Ну давайте порезвимся, если вы настаиваете!
На этот раз рыцарь не стал их отбрасывать в сторону. Двоим наиболее прытким даже удалось насесть со спины. Со стороны Антония набегало еще несколько подручных с кандалами.
- Что за люди? Вроде в рясе! А хулиганят как разбойники! - проворчал Зевес разворачиваясь к набегающим, словно не замечая груза из  двух тяжеленных тел.
- Я не буду вас катать, и не настаивайте! -  Зевес повел плечами, стряхивая ношу.
- Святые отцы, ну угомонитесь уже!
Тут на него налетели остальные.
Тромий тем временем всмотрелся в повозку, стоящую за монахами. Его лицо почернело. Волна жара ударила в лица. Стоявшие рядом с повозкой монахи разлетелись в стороны тряпичными куклами. Тромий словно материализовался у повозки и резко сдернул с нее парусину. Там вповалку лежали связанные люди с кляпами и в ошейниках. Многие с рваными ранами и в крови.   
- Ты не понимаешь, что этим людям нужна помощь лекаря?
Иеромонах не стал отвечать ему. Он поднял внушительный крест с груди и направил на рыцаря.
- Узри демон всесокрушающий свет нашего Господа! Я развоплощаю тебя!
Ударил яркий луч света, но Тромий лишь отмахнулся от него. Свет не причинял ему никакого вреда.
- Какой я тебе демон, идиот? - Тромий дал жесткую оплеуху подвернувшемуся монаху и коротко кивнул Зевесу: - Особо не церемонься с этими!
Тут же со стороны потасовки послышались вопли боли чередующиеся с хрустом ломающихся связок и костей.  Но вскоре все быстро прекратилось – привыкшие давить запуганных крестьян монахи были уложены на дороге почти ровными рядами. Зевес дал последние зуботычины и через мгновение встал за спиной Тромия, который не торопясь подобрался к Антонию.
Тот все никак не мог поверить, что святой свет от его креста не сработал. Опытный инквизитор, поймавший и уничтоживший не одну сотню бесов и прокаженных, впервые столкнулся с такой осечкой. Тромий схватил за горло мощного священнослужителя и без труда поднял на локоть от земли. Антоний захрипел, но попытки сопротивляться уже не делал. Волны сминающей силы легко лишили его воли.
- Как же вы, скоты, до такого дошли? Светлой верой творите зло! - Тромий  изменил положение трясущегося тучного тела с вертикального на горизонтальное и впечатал инквизитора в землю, добавляя к силе тяжести размашистое движение рукой.  
- Я препарирую тебя как последнего беса, собака, если ты не ответишь на все мои вопросы!
Это было утверждение, а не угроза или вопрос. Дин впервые видел Тромия в таком состоянии. А впрочем нет – такой же жар шел от старика в тот ужасный день, когда чудовище сжало лапу с его мамой. Но тогда Тромий был в чужом мире. Здесь же в окружении людей старик всегда был спокоен. Сейчас же с глаз старика летели искры. Мощь с которой давил прорисканец насквозь пробила мелко трясущегося инквизитора.
Тромий повел бровью в сторону получивших трепку монахов: - Живо оказать помощь людям! 
И сомкнул руку на горле Антония: - Ну давай рассказывай, что тут у вас происходит. Мне надоело бегать туда-сюда по вашей стране, прихватывая то одно говно то другое!
Антоний трясся и рассказывал. Но знал он немного. Из его пояснений рыцари поняли, что задача отряда - собрать как можно больше одержимых, ведьм или имевших контакт с бесами. Всех их без каких-либо проверок надо было гнать на остров Мутулу. Большего они добиться не смогли. Зачем собирать этих людей на острове Антоний даже после применения интенсивных мер объяснить не смог. Нужен был кто-то повыше командира простого отряда.
Стало понятно одно – надо срочно возвращаться в столицу. Развоплощение высшего вампира свело образ Тромия с образом одного из самых хитрых архидемонов темных миров – Сцу. Эта высшая тварь никогда не появлялась просто так. И все симптомы болезни этого стремительно желтеющего мира показывали, что бесам было здесь чем поживиться. Тромий нахмурил брови. Бог терял связь с источником своей силы и творил совершенно непонятные вещи. Хроники первых людей свидетельствовали о нескольких случаях спасения миров в такой ситуации. Но значительно больше миров погибло в ужасных корчах...



Сергей Ефимов

Отредактировано: 22.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться