Глютен и порох

Размер шрифта: - +

Авалонск

Все дороги ведут в Авалонск! Это стало понятным с первого взгляда.

«Авалонск», – режущими глаз световыми надписями играли придорожные билборды. «Вы въезжаете в Авалонск»,– сообщали дорожные указатели. «Да здравствует Авалонск!», – неслось из репродуктора радиоприемника, после чего парочка рэп-музыкантов ритмическим речитативом поведали, почему прекрасен Авалонск и почему он первый город на Земле.

Территория хаоса закончилась, началась территория обихоженности, окультуривания и победы над дикостью природы.

Уже на подъездах к городу дикий и запущенный пейзаж сменился уютными картинками успеха. Вместо заросших бурьянами полей по сторонам дороги высились теплицы с зеленеющими в недрах огурцами и помидорами. Кое–где в теплицах колосились бананы.

Сады пошли с невысокими и высокопродуктивными деревьями, пруды, в коих плескалась разжиревшая от комбикорма форель. На огороженных электрифицированной проволокой пастбищах прогуливались мясистые коровы, которых можно было пускать на бифштекс без всякой предварительной обработки. А в изолированных от всякой свинской чумы свинофермах нагуливали тающий во рту бекон бройлерные свиньи.

Все дороги ведут в Авалонск.

«Да здравствует, Авалонск, центр свободы, успеха и толерантности, оазис посредине моря гнева».

«КАМАЗ въехал на высокую дорожную эстакаду, повернул налево, потом направо и уперся в шлагбаум. Таможенный пост. Здесь бесконечными рядами тянулись пакгаузы, стояли грузовики всех марок и расцветок.

Человек в форменной одежде появился перед кабиной и энергичными взмахами полосатого жезла стал указывать место, где следует остановить машину. Крысолов отогнал машину в указанное место, заглушил мотор, выбрался из кабины.

К первому таможеннику добавился второй, с толстенной папкой в руках.

– Так-так, – неприязненно пробурчал таможенник. – Опять волонтёры с гуманитарной помощью. Сколько раз вам говорить: не нуждаемся.

– А те, кто воюет, нуждается, – немного резко возразил Крысолов.

– О них мы сами позаботимся, – отрезал таможенник. – Документы на груз.

Крысолов протянул накладную.

– Так… – брезгливо процедил таможенник, разглядывая бумаги. – Эти продукты запрещены в нашем городе.

– Причина? – удивился Крысолов.

– Пшеничная мука содержит вредный для здоровья глютен. На соли и сахаре не указан способ безопасного применения, а лекарства не имеют соответствующего сертификата.

– И что теперь мне делать?

– Обратно везите, может, кому-то в том же Дите понадобится.

– Обратно, – ужаснулся Крысолов, – столько проехать, чтобы назад везти.

– Да продай ты эту муку кому-нибудь, – смилостивился второй таможенник. – Хочешь, я тебе покупателей найду.

– Хочу, – признался Крысолов.

– Десять процентов нам, и через пару часов будешь с деньгами.

– Решено.

Таможенники расслабились, уже не выглядели непоколебимыми стражами закона. Тот, что помоложе даже снизошел до беседы – хотелось ему рассказать про житье-бытье, про удачные моменты этого житья и о счастье своем поведать, о счастливой возможности проживать в лучшем городе Земли.

– …Еще несколько лет назад здесь было так же, как и везде: война, разруха, а потом, как под внешнее управление легли, жизнь налаживаться стала. Гуманитарная помощь со всех концов земли повезли, прочие ништяки.

– На войне поднялись? – пришел к выводу Крысолов.

– На ней. Ну есть же поговорка: кому война, а кому мать родна. Нам от этой войны только польза.

– Да кто бы сомневался. А еще вопрос, чем вам моя мука с глютеном не угодила?

– Ты же слышал, – набычился второй таможенник. – Глютен вреден для здоровья, как и казеин, нитраты и пальмовое масло. Все что вредно, у нас запрещено.

– Тогда что вы едите в вашем Авалонске?

Таможенники смилостивились и показали разрешенные законом продукты питания, привезенные другими гуманитарными конвоями. Крысолов зачерпнул из мешка белые невесомые гранулы, заменяющие муку, крупу и макаронные изделия, попробовал на вкус приготовленные из этих гранул белые брикеты и пришел к неожиданному выводу:

– Так ведь это пенопласт!

– Нет, это разрешенный продукт питания, которые не содержит генетически модифицированные организмы, глютен, аллергены, канцерогены и вредные микроорганизмы.

– По-моему, питательных веществ он тоже не содержит, – заключил Крысолов.

Машину определили в отстойник, а Крысолову выдали временный пропуск и отпустили в город.

Авалонск был красив, чист, опрятен, был похожим на слащавую картину, старательно выписанную опытным ведутистом. Здесь все было в точку, все гармонично. Ухоженная старина здесь соседствовала с холодным конструктивизмом, модерн с барокко. Площади ровные, дороги новые, даже на тротуарах имелись дорожная разметка, светофоры и ограничивающие скорость пешеходов знаки. И все люди счастливо улыбались.



Владимир Саморядов

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться