Гнев королевы

Размер шрифта: - +

Часть 16.3

Когда мы въехали в саму столицу, я поразилась красоте этого города. Все эти каменные дома в английском стиле, аккуратные улицы, классические светильники и деревянные таблички делали Яуургиху таким уютным! Из зелени, здесь росли только хвойные деревья и некоторые цветы, устойчивые к сильным морозам (зимой, в Империи Оборотней очень холодно).

Сами оборотни выглядели очень интересно. Одежды тех, кто проживал в столице отличались от того, что мы видели пару часов назад. Большинство оборотней (как женщины, так и мужчины) носили брюки и какую-либо рубашку сверху. Другими словами, они носили то, в чем было удобно двигаться, ведь, для оборотней движение - это жизнь. Вернее, для них нет жизни без движения. Конечно, попадались дамы в платьях и пышных юбках, но такое носили только аристократки (и то не все). Также, одежда оборотней была магически-зачарованной и при смене ипостаси исчезала (такая же, кстати, была и у драконов). Но больше всего меня привлекали ушки, хвосты и крылья оборотней. О боги, как же мне хотелось их потрогать! А когда я через окно увидела мальчика с белыми заячьими ушками, я чуть не умерла от умиления. Мне так хотелось его затискать, почувствовать пальцами эту мягкую, нежную шерстку! Тенебрисель немного прифигел от моего желания, объясняя это тем, что хвосты, уши и крылья оборотней - это как рога у демонов и уши у эльфов. То есть - это запретная зона. Но я, все равно, хотела прикоснуться к манящему, пушистому меху ушек и хвостов, потрогать гладкие черные перья оборотней-воронов, но не взрослых, а именно детей (взрослые оборотни выглядели угрожающе, а вот дети - просто милашки!). Из-за этого мой король назвал меня педофилкой. В отместку, я припомнила ему, что младше его в 43 раза и сказала, что насчет того, кто тут педофил, можно поспорить. На это брюнет по-ребячески надул губы и отвернулся к окну, всем своим видом показывая, что он обиделся (ей богу, как дите малое). Пришлось мириться с этим дитем-переростком. Правда, когда я к нему полезла с объятьями и извинениями, Тенебрисель повел себя не как обиженный мальчишка, а как взрослый эльф (другими словами, как извращенный собственник). Итог: я узнала на практике, что такое оральный секс.

Все было хорошо, до того момента, пока я не вышла из линхорта. Мы уже были за толстыми каменными вратами замка, около главного входа. Слуги (с умильными ушками и хвостиками!) склонились в низком поклоне, стоя по обе стороны от огромной деревянной двери, к которой вела не менее громоздкая лестница. Вот только было одно но. Я начала чихать. Много чихать. Слишком много чихать! Глаза слезились, нос беспощадно щипало, сопли так и норовили вытечь, а при каждом моем новом шмыге, ноздри жутко болели! Представляю, какая я сейчас красавица с красными отекшими глазами и опухшим носом. В такие моменты я себе напоминаю осьминога: глаза выпученные, а лицо влажное и не поймешь, слезы это или слизь. Короче, гадость.

Конечно же, началась суматоха. Хотя, суматоха - это мягко сказано. Мне плохо, мой муж нервничает (а если он нервничает, то хана всем и вся), слуги не знают, что делать, зовут врачей (врачи-оборотни намного лучше врачей-эльфов), протягивают мне платочки, а мне все хуже и хуже становится. Эльфийский король уже начинает злится и сам, подобно слуге, крутится вокруг меня. Секунда и он срывается на крик. А мне становится еще хуже. Голова болит, слабость заполнила все тело, ноги не держат, а дышать становится с каждой минутой все сложнее. Я падаю, но мой супруг успел меня поймать. Кто-то предлагает перенести меня порталом в выделенные нам комнаты. Наш врач категорически против этого, говоря, что в таком состоянии телепортация только усугубит ситуацию. Тенебрисель выругался трехэтажным матом и рявкнул на слуг, чтобы те быстрее показали, где находятся наши апартаменты и понесся вслед за оборотнями, шепча мне, чтобы я еще немного потерпела. А я почти не разбираю его слов, так как воздуха в легких становится все меньше, а новый не поступает. Все плывет перед глазами, уши заложило и все происходящее становится таким далеким, будто бы не связанным со мной. Так хочется провалится в небытие, но взволнованный голос моего любимого заставляет меня держаться из последних сил.

Будто сквозь вату, до меня донесся приглушенный звук хлопающей двери и крик моего любимого, чтобы поскорее вызвали врача и принесли салфеток. Некто из слуг предложил остаться с нами, но эльф выгнал всех. Тен быстро понес меня в какую-то из комнат. Еле-слышно зажурчала вода (ясно, мы в ванне) и брюнет умыл меня. Картинка перед глазами стала более ясной, но, все равно, оставалась немного мутной. Я почувствовала, как сильные, мокрые от воды пальцы зажали одну мою ноздрю.

- Сморкайся, - послышался приказной тон в голосе мужчины. - Ну же, Лиен, не упрямься!

Через некоторое время, когда мне прочистили нос (но он, все равно, продолжал течь), король перенес меня в спальню, снял одежду и завернул в одеяло. Сейчас, я чувствовала себя все также отвратительно, но хотя бы видеть нормально могла. Но увиденное меня не сильно радовало. Тенебрисель был весь на нервах, рявкал на слуг, вопрошая, где, черт побери, врач. А когда мы оставались одни, нежно гладил меня по голове, шептал ласковые слова, успокаивая меня и себя.

- Маленькая моя, скажи хоть что-нибудь в ответ, - хрипя, просил меня бывший принц.

Сапфирово-изумрудные глаза выдавали усталость и тревогу своего носителя. Наверняка, от всех этих криков и переживаний у него голова болела не меньше моего.

Сил у меня почти не было, но я, все равно, взяла своего милого за руку. Говорить не хотела, ведь, прекрасно знала, что если пророню хоть одно слово, то не выдержу и слезы мигом польются из моих глаз. А если я сейчас заплачу, то мятный король будет еще сильнее переживать. Нет, не хочу этого.

Эльф сжал мою ладонь в своих руках, бережно покрывая холодную, болезненно-бледную кожу поцелуями.



Селена Микешина

Отредактировано: 03.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться