Гнев королевы

Размер шрифта: - +

Часть 28.3

А они не заставили себя ждать. В комнату постучали, затем раздался баритон Вилатэка:

- Ваше Величество, можно войти?

- Да, конечно.

Дверь открылась не сразу, а через пару секунд. Видимо вампир сильно нервничал.

- Здравствуйте, Ваше... - бывший отступник собирался поклониться, как и все остальные, но я жестом остановила их, сказав:

- Не нужно этого. Зовите меня Лиен и обращайтесь на "ты", пожалуйста, - я села обратно в кресло, приглашая семерку занять свободные места. Они неловко переступали с ноги на ногу, но все же расположились напротив меня. - Я рада вас видеть.

Я расплылась в обаятельной улыбке, надеясь, что она не вышла замученной. Эх, чтобы я не делала, душевное состояние просто так не исцелить. Эти несколько отвратительных дней оставили на мне свой отпечаток.

- Мы тоже, - ответила мне Анлика, пряча глаза. Бывшие отступники сидели как на иголках, а аура напряжения и неловкости с каждой секундой все сильнее давила на нас, заставляя воздух стать невероятно тяжелым.

- Так дело не пойдет, - начала я, взяв бутылку крови и разлив ее по бокалам. - Расслабьтесь, выпейте крови. Мы с вами вместе прожили несколько дней, стали друзьями, так что я не вижу смысла сейчас вести себя так.

- Вот только мы подружились с Ланикой, а не с королевой эльфов, - Мэтильтэк скрестил руки на груди, хмурясь.

- Мэт! - шикнул на него Вил, но русоволосого поддержал Имитэк:

- Для тех, кто правит этим миром, простой народ является всего лишь пешками, которыми они пользуются по своему усмотрению. Жертвуют ими или используют. Вы ведь тоже нас использовали, так? - обычно молчаливый и отрешенный от всех, сейчас он грозно смотрел мне прямо в глаза, ища ответы. И он их получит:

- И да, и нет. Помимо основной цели, мне нужно было найти девиантов поневоле, с чем вы мне и помогли. Я понимаю, сейчас вы мне не доверяете и имеете на это полное право. Поэтому, вы можете задать мне любой вопрос, который вас интересует. На все отвечу, - хоть я и спокойно сделала глоток алого напитка, внутри мне приходилось глушить боль.

- Сколько тебе лет? Хотя, наверняка больше тысячи... - ответил на свой вопрос рыжик, чей взгляд был полон тоски и разочарования. Боги, как же больно это переносить.

- 18.

- Врешь! Да не может такого быть! - крикнул Альтик. Несмотря на всю свою любовь к напиткам, к крови он не притронулся.

- Не вру. Мне, правда. только 18 лет.

- Ты даже младше, чем говорила, - удивилась Димека. Только она смотрела на меня с затаенной надеждой в глазах. Она мне верила, что не могло не радовать. Я улыбнулась вампирше, которая воспринимала меня как свою дочку. Кстати насчет ее дочери...

- Димека, - я поднялась с кресла, а улыбка на моем лице погасла, уступая свое место в душе отчаянию. Чувство вины с новой силой нахлынуло меня, как цунами. Казалось, еще чуть-чуть и я расплачусь. Но я сдержалась и подошла к вишневоволосой, - прости. Мне жаль... - прошептала я, обнимая девушку.

- Что случилось? - она обняла меня в ответ, но в глазах был страх.

- Мы нашли Анику. Из хорошего могу сказать только то, что ее не пытали, не мучали, не принуждали к чему-либо, а убили быстро. Прости...

Димека уткнулась мне в плечо, которое тут же стало влажным от слез. Ее состояние будто передалось мне. Было так больно говорить об этом, разрушать ее последнюю надежду на лучшее. Вампирша беззвучно плакала, сильнее обнимая меня. К ней подошли остальные, гладили ее по спине или пытались поддержать словом, а я... Меня распирало от горя. Мне было так плохо, но я закусила губу, чтобы не показывать своих эмоций. Лишь плечи подрагивали от сильного напряжения.

- Тебе ведь тоже плохо, - просипела женщина, прижимая меня к себе. - Плачь, если хочешь.

- Мне нельзя. Я должна быть сильной, - слова дались мне с трудом. А кареглазая подняла голову, грустно улыбнувшись.

- Лиен, если ты показываешь эмоции - это не значит, что ты слабая. Это значит, что ты живая, - услышав это, я тихо всхлипнула и сама уткнулась в плечо девушки. Слезы быстро хлынули из моих глаз, скатываясь по щекам и подбородку. Мне было плохо и больно.

- Прости... прости меня... Это моя вина... - шептала я. Чувство вины снова разъедало меня изнутри.

- Ты в этом не виновата. Когда это произошло, тебя еще не было, так зачем же себя винить? - я прекрасно знала это, но вина - будь она неладна - уходить не хотела. Все события перемешались в моей голове и за каждое я чувствовала ответственность. Это было глупо, но остановиться казалось задачей непосильной и невозможной.

Через силу, через боль, но я отстранилась от вишневоволосой, вытирая мокрые глаза.

- Так, поплакала и хватит, - тихо сказала я самой себе. Видимо, нервы сделали свое дело, и я снова начала разговаривать сама с собой вслух: - Если Тен проснется, а ты в таком виде, вряд ли он обрадуется. Хватит нюни распускать. Прошлого не вернешь, - вампиры озадачено посмотрели на меня, а я лишь отмахнулась, говоря: - Не обращайте внимания. Это нервы.

- Тен? Ты про короля эльфов - Тенебриселя? - спросил Вилатэк.

- Угу, - я грустно вздохнула, пытаясь удержать новую волну слез.

- Он спит? - удивилась брюнетка. Да, многие не знали таких подробностей.

- Да, спит... Уже 5 день спит, - слеза невольно скатилась по лицу, падая в бокал крови, который я взяла, чтобы успокоиться. Несмотря на боль, я быстро взяла себя в руки, стараясь не утонуть в море отчаяния, в котором пребывала эти несколько дней.

- Мне жаль, - Найтэк положил руку мне на плечо.

- Он проснется. Он обязательно проснется, - скорее себе, чем окружающим, сказала я. - Так. Шантажировали не только Димеку, но и других, - пытаясь отвлечься от неприятных мыслей, я перешла к главному. - Вилатэк, твои братья в порядке, а родителей казнили за государственную измену. Вас такая участь не коснется, так как вы это делали не по своему желанию. То же касается и других хороших ребят, которым запудрили мозги. Каритэк и Санотэк сейчас в Кан'анбуэме, находятся под охраной во дворце. Най, твоя сестра там же. Имитэк, твоя жена... ее сломали, но сейчас с ней работают лучшие врачи. Возможно, она пойдет на поправку. Анлика... - у девушки была ситуация, похожая на проблему Вила. Только отец был сумасшедшим и терроризировал ее маму и совсем маленькую сестренку. - Твой отец... покончил жизнь самоубийством, перед этим убив... твою маму, - говорить было тяжело, а проступившие слезы на глазах вампирши заставляли сердце сжиматься от боли, но я поспешила сказать ей хорошую новость: - Но твоя сестренка жива и здорова. Милика сейчас под охраной в столице. Мэтильтэк, Альтик... ваших родных не удалось найти. Но это не значит, что они мертвы. Может, они еще живы, но прячутся. Если мы узнаем, где они, то расскажем вам.



Селена Микешина

Отредактировано: 03.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться