Гнев королевы

Размер шрифта: - +

Часть 35

Тенебрисель:

Послышался глухой рык. Я обернулся и увидел перед собой черного как ночь волка. Черт, опять этот сон. Снова мне придется лицезреть ту страшную картину. А зверь с белыми крапинками на теле спокойно лежал, положив морду на лапы. Его большие глаза умно смотрели на меня, а я сел перед ним, ожидая, что сегодня он опять поведет меня к тому зеркалу.

- И что ты молчишь? Неужели сегодня не хочешь мне показать, кем я являюсь? - язвительно сказал я, вспоминая его слова, которые он повторяет раз за разом.

- Зачем ты бежишь от себя? - раздался его спокойный голос, хотя зверь не открывал зубастой пасти. - То, что ты оттягиваешь этот момент, ничего не изменит. Ты же знаешь.

- Знаю, - недовольно согласился я.

- Ты боишься потерять НАШУ девочку? - спросил, хотя знал ответ.

- А ты будто не догадываешься, - я скрестил ноги, выдыхая. До сих пор не могу привыкнуть к нему.

- Глупо. Она же знает про нас, - волк зевнул, широко раскрывая рот, а я не мог не согласиться с ним. Да, я прекрасно видел, что Лиен все про меня знает. МЫ прекрасно видели. Но... Я не могу смотреть, как она плачет. Знаю, что если приму себя, то увижу эту картину в реальности. Не хочу. Надо, но не хочу.

- Может, она нас и примет, но то видение...

- Как же с тобой сложно, - ночной зверь недовольно рыкнул, вставая, и подошел ко мне вплотную. - Не забывай, что Лиен не только твоя, но и моя любимая. Мы оба любим ее и не хотим причинять боль. Но если ты не примешь себя сегодня, ей будет еще больнее. Я так чувствую, - он уткнулся вытянутой мордой мне в грудь. - Я - это ты. Ты - это я. У нас одна душа и тело на двоих, - я усмехнулся.

- Лиен бы сказала, что у нас раздвоение личности. Хотя, это больше похоже на...

-... раздвоение души, - хором сказали мы. Волк улыбнулся, оскалившись и показывая острые клыки. Если я его-себя приму, у меня будут такие же.

- Мы поладим, - зверь отодвинулся от меня, не переставая улыбаться.

- Но мне будет тяжело привыкнуть к тому, что я буду вынужден делить свою милую с тобой, - это был еще один фактор, из-за которого я тянул.

- Мне тоже будет тяжко делить мою девочку с недооборотнем и тугодумом, - он переступил с лапы на лапу, вновь усаживаясь рядом.

- Итак, - я пропустил его оскорбление мимо ушей, - как же произойдет принятие себя?

- Проще некуда, но объяснять не буду. Покажу на деле.

- Вредный волк, - он рыкнул, а я задал следующий вопрос: - Как мы будем общаться?

- Во сне: так же, как и сейчас. А днем: наши мысли будут переплетаться и ты не поймешь, где мои, а где твои. Зато у нас не будет раздвоения личности.

- Я как-нибудь изменюсь внешне? - я должен знать это. Будет неприятно, если, вместо себя, утром я обнаружу лохматое чудовище.

- Только ипостась. И повадки зверя будут ярче проявляться.

- Есть ли еще какие-то моменты, о которых я должен знать?

- В основном, от принятия себя одни плюсы: нас нельзя так просто убить, нельзя полностью поработить и на нас не действуют заклинания или зелья, принуждающие к чему-либо.

- А минусы? - не может быть все так хорошо.

- Само принятие продлится около 14-15 часов, а последняя стадия будет самой болезненной. После этого, мы не сможем долго находиться взаперти. Нам нужна свобода. Конечно, неделю мы можем протянуть, но не более. Иначе - сумасшествие нам обеспеченно, - да, я часто слышал, что многие оборотни сходят с ума в тюрьмах, так как их лишают свободы. Говорят, что такая участь для них - хуже смерти. - Есть еще один интересный момент, но как к нему относиться - решай сам.

- И что же это? - я вопросительно поднял бровь.

- Ты же заметил, что, с каждым днем, сексуальное желание становится все сильнее.

- Так это твои проделки? - честно, это меня не обрадовало. Постоянно бороться с желанием, которое может нахлынуть в любой момент, довольно проблематично. Особенно, когда Лиен забывает контролировать обаяние (а это явление частое, что бы она там не думала). Чувствую себя мальчишкой, который только узнал обо всех прелестях интимной жизни.

- Не мои. Наши. Наши желания суммируются и усиливаются. У обычных оборотней такого нет, но мы с тобой слишком тесно связаны.

- Хреново, - в голове уже возникали мысли о применении антидепрессантов или более частых прогулках на свежем воздухе совместно с интенсивными физическими нагрузками. Это должно меня отвлечь.

- А меня все устраивает, - зверь снова оскалился в улыбке.

- Ладно, хватит разговоров, - я посмотрел ночному волку прямо в сине-зеленые глаза.

- Приступим к делу? - правильно истолковал он мой взгляд. Я кивнул, а ночной зверь поднялся на лапы, отряхнув от несуществующей пыли свою шерсть, и кинулся на меня. Но я даже не двинулся с места, спокойно впуская его в себя, позволяя стать единым целым. Принимая его. Принимая себя.

 

Я резко распахнул глаза. За окном еще царила темнота, разбавленная светом звезд и лун, чьи лучики пробирались к нам в комнату. Моя девочка с головой укуталась в одеяло, ютясь у меня под боком. Как мило. Замерзла, моя маленькая.

А вот я просто сгорал изнутри. Сердце бешено колотилось в груди и висках, а воздуха не хватало. Мне было ужасно жарко. Я знал, что у оборотней температура тела выше, чем у эльфов, но не до такой же степени! Так это последствие принятия. Температура потом придет в норму (относительную норму: 38 градусов). А сейчас, надо бы охладиться.

Я встал с кровати, откидывая слишком теплое для меня одеяло и закутывая в него мою жену (ей оно нужнее). Девушка умильно заворочалась, но нахмурилась, почувствовав пропажу.

- Тихо, мо Лиен. Я сейчас вернусь, - я погладил ее по белым волосам и поцеловал в макушку.

Она схватила меня за руку, обнимая ее и что-то невнятно бубня себе под нос. Я усмехнулся. Мой лунатик. Она часто так делала. Могла что-либо сказать или сделать, пока спит. Но про это я решил умолчать (не думаю, что ее обрадует новость о лунатизме). Я осторожно вытащил свою руку из ее крепких (но, опять-таки, жарких) объятий, направляясь к балкону.



Селена Микешина

Отредактировано: 03.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться