Гном и семь Белоснежек

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 1. Вот уж совпадение!

 

Каких девушек чаще всего зовут в ЗАГС? Девушек-фотографов.

– Родители, доброе утро, приятного аппетита, у меня свадьба, я побежала! – на одном дыхании выпалила я из прихожей.

– Какая свадьба?! – тут же вынеслась из кухни маменька с кружкой кофе. – С кем? Почему мы с отцом узнаём об этом последними?

– Мамочка, расслабься, я не невеста, я – всего лишь свадебный фотограф.

– А, ну да, ну да, кабы не твой фотоаппарат, кто б тебя вообще в ЗАГС позвал?

– Осмелюсь напомнить, что однажды я всё-таки собиралась зайти в священный Дом бракосочетания по прямому назначению…

– О-ой, – закатила глаза родительница, – нет, Богдан, ты это слышал?

– Ну, Кла-аарочка…

– Ай, молчи, Богдан! По прямому назначению… Да тебя, лахудру, собирались использовать! Этот твой деревенский прощелыга Эдик просто хотел устроиться в городе, а то и прописаться! У тебя ж мозгочки куриные, вот ты и не видишь ситуацию так, как её умные люди видят! Ему не ты была нужна, наивная дура, а твой отец, ректор, уважаемый человек, вот твой хмырь и окучивал тебя. По прямому назначению… Господи, стыдно кому сказать, что моя дочь носится с фотоаппаратом, как дурочка...

– Я ещё и секретарём работаю, – буркнула я и, не попрощавшись, выскочила за дверь.

Последнее мною расслышанное было, конечно же:

– Вот Лилькины девки, так девки, а эта…

Сия фраза стала уже обязательной программой мамочкиных сентенций. «Лилькины девки» – мои двоюродные сёстры Кира и Даша – буквально канонизированы в нашем доме и с младых ногтей ставятся мне в пример. Кирочка с Дашенькой окончили школу с красными дипломами, Дуся же доскрипела до выпускного лишь благодаря волшебным пакетам, кои маменька таскала учителям, завучу и директору все одиннадцать классов. Кирочка с Дашенькой красавицы от природы, Дуся же симпатична только накрашенная, а умыть – и смотреть не на что. Кирочка с Дашенькой сами поступили в престижные ВУЗы, Дусечку же в студентки третьесортного института по блату пристроил папочка. В свой, к слову не стал – дочура не потянет программу. Кирочка с Дашенькой вышли замуж за бизнесменов, родили по очаровательному пупсу, живут в коттеджах, водят иномарки, летают по заграницам. Малохольную же Евдокию бизнесмены не то что к алтарю, а вообще никуда не приглашают, живёт Евдокия с родителями в старенькой девятиэтажке, передвигается общественным транспортом, из поездок по заграницам способна похвастаться лишь двумя днями в столице Беларуси Минске.

В общем, Дуся Душечкина – всесторонняя неудачница, мамино горе, мамин провал на Березине. Дщерь никчёмна, глупа, наивна, недальновидна, руки её берут начало из того места, на котором нормальные люди сидят, мозг находятся там же. И как только столь дефективное существо освоило фотоаппарат, да ещё и ухитряется работать? Просто тема для научного труда, достойного Нобелевской премии, не меньше.

Кстати, тот факт, что я самостоятельно зарабатываю, маму огорчает более всего.

– У нас по женской линии не принято работать! – надменно поджимает она губки. – Прабабка твоя была крепостная, бабка всю жизнь занималась только огородом, а деньги в дом приносил дед, я сразу после техникума вышла замуж за твоего отца. А ты? Нарушила семейную традицию!

К слову, на службу меня устроила именно мамочка – такое вот противоречие. Когда ей стало понятно, что из-за «мышкиной внешности» богатого мужа с грузовиком ассигнаций ждать бессмысленно, а по специальности менеджером-управленцем я работать не сумею из-за «амёбьего характера», Клара Васильевна принялась штудировать рекламные объявления. Вакансии продавщиц-консультантов отмелись сразу, мол, весь день на ногах, а у тебя, дочечка, такое слабенькое здоровьице. Отпали варианты и кассирш: математика – не дочкин конёк, со сдачей обязательно напутает, вычтут из зарплаты, проработается. В итоге родительский выбор пал на должность секретаря. Клара Васильевна, конечно, засомневалась, справлюсь ли я с кипой бумаг, звонков и компьютером. Кроме того в её воображении вмиг нависла угроза в виде похотливого начальника-мужчины. Но, удостоверившись по телефону, что работа несложная, а главенствовать будет женщина, меня со слезами на глазах выдворили на собеседование.

Так я попала в магический салон «Око» гадалки Лары, в простонародье Хлебородовой Ларисы Константиновны. От позорного увольнения в последний день испытательного срока меня спасло только чудо. Взволнованная тогда тем, какое же решение примет шефиня, я перепутала записи, и сразу две клиентки пришли одновременно. Стараясь ублажить ворчащих гостий, я ринулась готовить им кофе, но, запутавшись в собственных ногах, рухнула с подносом на турецкий ковёр, увлёкши за собой винтажную напольную вазу. Стоит ли упоминать, что дамы ошпарились, а их дорогие костюмчики оказались уделаны? После взбешённая Хлебородова очень долго и громко орала, что не окажись я, такая тупоголовая и безрукая, тёзкой её любимой покойной бабушки, мои шансы остаться в салоне были ниже нуля. Ну, хоть в чём-то повезло: постылое имя Евдокия сыграло мне на руку.

Как бы я ни привыкла к маминым изречениям, а настроение испортилось. Прекрасная августовская погода не радовала, и к остановке я брела понуро. Ты, Дуся, и впрямь неудачница и беззубая амёба. Что имеешь в свои почти двадцать два? Работа малооплачиваемая, фотограф посредственный, а могла бы… Да нет, не могла бы. Хотя почему? Человек ведь, говорят, может всё, если захочет. Выходит, не хочу и меня полностью устраивает такое положение вещей.



Майя Гордеева

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться