Гномка в помощь, или Ося из Ллося

Размер шрифта: - +

8-1

Я отвернулась и получила в руки графское сапоги, белье, носки, затем приказ. Связать все в крепкий узел и залезть на спину.

- Чего? – я обернулась. Узел выпал из моих рук, а в прут я как в спасение вцепилась. – Регген?

- Я это, я! – фыркнуло чудовище значительно более большое, лохматое и устрашающее, чем то, что я и лобастый встретили в деревеньке Тмин. – Садись, - монстр опустился за землю и лапу подставил, чтоб было легче взобраться наверх, - только за холку сильно не де-р-ргай.

- А… ага. – Шумно выдохнула, но не сдвинулась с места.

- Ося, поспеши.

- Ага…

- Ося, кар-рета уходит! – напомнил белый клыкастый зверюга.

- Помню, - ответила я.

- Так что  же ты стоишь?

- Пытаюсь с собой совладать и не дать вам в морду, - ответила честно и с трудом отбросила прут.  – Это у нас у ллосевцев в крови. А вы не предупредили, так что сами виноваты.

- Злося! – буркнул он, помог мне взобраться, подхватил узел и побежал.

Карету мы нагнали и обогнали, на километр отдалились и, пока она подъехала, приготовились. Маг надел сапоги и плащ, скрыв морду лица под капюшоном, я же наоборот лицо открыла и с широкой улыбкой помахала возничему. Он лошадей при тормозил, сдвинул шляпу на затылок, наклонился, чтоб узнать куда мы путь держим и пораженно застыл.

- Доброй ночи! Мы с… мужем в столицу спешим, подвезете?

Поздоровалась как можно радостнее, хотя после скачки на маге-монтре зуб на зуб все еще не попадал. Взглянула с надеждой, но вместо привычного «садитесь» услышала испуганное «Ты?!».

- Что я? – просила подозрительно.

- Это ты… а это… Он! – просипел вдруг возница и истошно крикнул: - Н-но!

Знакомо крикнул, меня от воспоминаний даже дрожью пробрало. Карета сорвалась, мы остались на тракте одни, да еще в клубах серой пыли.

- Ося, что случилось? – закашлялся Регген и сорвал с головы капюшон.

- Как «что»? Меня узнали! – ответила я и дрогнула от вида пасти у самого лица. – Ой, да скройтесь вы, пока не врезала. И нечего глазами зыркать, вы сами ему на пять серебрушек больше дали, а затем еще и улыбнулись во все клыки. Не помните? – удивилась я его вытянувшейся морде. – А возница вот запомнил.

- Так это он?! – прищурился мохнатый граф-задохлик, стянул с себя плащ, сапоги и бросил их мне со словами: – Ося, жди.

Ждать пришлось недолго. В предрассветной тишине звуки разносились далеко и были более, чем внятными. Вначале на всю округу заржали перепуганные лошади и заголосили не менее перепуганные люди. Затем раздалась пара тройка глухих ударов и ор «Спасите!», после «Отпустите!», а под конец несчастное «Простите!». Посчитав диалог завершенным, я подхватила узел с вещами Реггена и отправилась к карете, так что его рявк: «Ося, сюда!» настиг меня на подходе.

- Иду-иду… Доброго утра, господа, - поприветствовала я пассажиров забившихся в дальний угол кареты. Задохлик уже уменьшился до человеческих размеров, стоял на своих двоих, пугая окружающих мохнатым телом и звериной мордой. Я вручила магу одежду и виновато посмотрела на бледного лицом возницу. – Простите, мы спешим.

- П-п-понял я, - ответил он и вскочил на козлы.

Захотелось утешить.

- Но вы не переживайте, на обратную дорогу мы вас не наймем, - заверила я и вдруг услышала от пассажиров.

- Так, может, карету мы вам всецело уступим? – Спросил выглянувший из окна мужичок, разило от него как из бочки, при этом сам он был абсолютно трезв.

- Нет-нет, сидите. Мы же не звери… почти, - покосилась на уже одевшегося Реггена и в очередной раз чуть в нос ему не дала: - Слушайте, когда ж эта морда с вас слезет?

- Обор-рот, Ося, - поправил он и распахнул предо мною дверцу, - с р-рассветом пр-ройдет.

Предположив, что подобное пропустить никак нельзя, я первые полчаса поездки просидела как на иголках, то и дело поглядывая на мохнатого задохлика. В  итоге была грубо прижата к худосочному боку графа и придавлена его рукой.

- Ося, пр-рекр-рати. Ты нер-рвир-руешь людей.

- Это не я, это ваш животный образ.

- Но из-за тебя они от этого обр-раза ждут подвоха. Успокойся.

- Ладно. Но тогда разбудите меня за минуту до смены обличья. Хочу посмотреть на этот феномен!

- В нем нет ничего интер-ресного, - маг сморщил нос и потер переносицу, -  но так и быть, р-разбужу.

Он был прав, с наступлением рассвета шерсть просо растаяла на его лице, показав  небритые впалые щеки, серые круги под желтыми глазами, небольшую ссадину на скуле. И вот странность, пассажиры втрое больше испугались графа-задохлика, едва рассмотрели его истинное лицо.

- Это же оружейник! - прохрипел паренек лет шестнадцати.

- Покусанный альфой, - добавил его сосед, тяжелый кряжистый дядька.

- Регген! – завопил седовласый старичок, сидевший в углу у стенки.

От его крика мне самой захотелось сбежать, но кто позволит.

- А мастер Морукус, - усмехнулся маг, прижимая меня крепче, видимо чтоб я не дала деру, - простите не признал вас сразу… Как поживаете? Все еще работаете в академии?

- Свет мой свет, - выдохнул мужчина и все еще дрожащим голосом ответил. – Служу? Да все еще там и служу… я. – И сразу вопль: - Я вижу город. Возничий, стой!

- Так далеко еще, - хмыкнул маг.

- Пройдусь! – заявил Морукус.

Его паника как лихорадка передалась всем остальным. Подхватив саквояжи и сумки пассажиры повыскакивали из кареты, оставив в нашей компании лишь бабульку, тихо посапывающую в уголке. Дверь закрылась, возница крикнул, экипаж резво покатился дальше. В первое мгновение я расстроилась, что смена обличья у Реггена прошла как пшик, во второе – что люди сбежали, а в третье поняла, что у нас теперь вся скамья свободна. Недолго думая, я вытянулась на скамье, устроив голову на маговском колене под шипение этого самого мага.



Ардмир Мари

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться