Гобелен

Размер шрифта: - +

Гобелен

 

1.

- Эй, Мария-Антуанетта-Франсуаза Восемнадцатая, ты на дискотеку идешь?

Я пожала плечами, привычно пропустив подколку мимо ушей. Да, имя у меня странное, вот друзья и развлекаются.

Меня зовут Анна Ребекка Джоули… Да-да, физик наш тоже оттянулся по полной программе. Чем думала моя мама, давая единственной дочери такое нелепое имя? Впрочем, понять, чем моя мама руководствуется в жизни – та еще задачка, и, признаюсь честно, мне она не по зубам. Джанет Макферсон – странная женщина. Об этом я слышала не раз и не два. Сначала обижалась, даже пробовала «вступаться за семейную честь», отстаивая ее кулаками. Понимания не встретила ни у кого. А, став старше, начала присматриваться и задумываться о вещах, которые раньше как-то проходили мимо сознания.

Ну, допустим, где мой папа – вопрос некорректный. Мало ли… Ошибка молодости. Мама выглядит так, что ее принимают за мою старшую сестру. Должно быть, когда она встретила папу, была совсем девчонкой. Наверное, и он был не старше. Плохая история – но обычная.

А вот почему она потом, после, так и не вышла замуж? Джанет редкая красавица, это признают даже те, кто цедит ее имя сквозь зубы и после каждого слога сплевывает. Плюс – нехилое состояние. Я как-то спрашивала у нашего поверенного, мистера Праттчера, и он сказал, что состояние семьи Макферсон на данный момент составляет порядка двадцати трех миллионов, в основном, в акциях, ценных бумагах и недвижимости.

Красотка, да с приданым – завидный куш. И не то, чтобы никто на него не облизывался – мужчин вокруг нее всегда крутилось много, но… я же была уже большая, когда до меня начали доходить все эти странности. Мужчины крутились, но по очень отдаленным орбитам. У мамы не было никого. Не только мужа, но даже друга, за это я могла поручиться, в одном доме такие вещи не спрячешь, даже если это большой дом.

Как-то я набралась нахальства и спросила ее об этом прямо. Джанет не рассердилась. Она вообще редко выходила из себя, таких флегматичных созданий и специально искать – не найдешь. Просто повела точеным плечиком и медленно, раздумчиво поинтересовалась:

- А зачем мне это нужно? Деньги у меня есть. Покровительства я не ищу. Карьеру делать не собираюсь. Дочку родила…

Вот и поговори с такой! Здравый смысл – единственная вещь в мире, с которой не поспоришь. И я отстала.

- Инфанта?! – дернула меня Марта, - я вообще-то с тобой разговариваю, а не с пролетающим мимо облаком!

- Прости, - повинилась я, - Задумалась. Дискотека – это здорово, но тащится туда с Тимом… или Диком, не велика разница.

- Ну, не скажи, - сощурилась подруга, - Тим – лапочка, а этот Дик – брр! Во сне увидишь – подушкой не отмахаешься! Еще этот шрам его через все лицо.

- Ну, он же телохранитель. Профессиональный риск, - вяло возразила я. Дик мне и самой внушал иррациональный ужас: огромный, молчаливый, с кошачьим слухом и кошачьей реакцией. Телохранителем он был отменным… но не для молодой девушки.

- А отделаться от них ты никак не можешь?

- Может, еще подскажешь, как? – огрызнулась я.

- Да я то подскажу. А вот у тебя хватит пороху воспользоваться?

- Ты о чем? – насторожилась я. Уроки уже закончились, мы, не торопясь, брели через школьный двор и остановились у фонтана, якобы поправить гольфы. Стояла чертова апрельская жара, слава Создателю, жакеты и галстуки по такому случаю отменили, но гольфы – это святое! Гольфы мы обязаны носить, даже если в новостях объявят о скором конце света, а во дворе школы появится четверка всадников Апокалипсиса.

- У тебя воротник завернулся, - сказала Марта и потянулась поправить. Ее ловкие пальчики скользнули по блузке и… кажется, что-то упало в нагрудный кармашек. Что-то очень маленькое и плоское.

- Порошок, - шепотом пояснила подруга, - моей маме доктор выписывает от бессонницы. Их отпускают строго по рецепту, но я выпросила один, сказала, что плохо сплю. Подсыплешь своему Дику в кофе – и проблема снята.

- А ты уверена, что одного порошка хватит? Сама же видела, какой он шкаф?

Марта на мгновение задумалась.

- А, ладно! Добуду второй. До субботы еще есть время. Так ты идешь?

- Иду, - решилась я, - добывай порошок!

 

* * *

 

У ворот меня ждал огромный как вагон «Рендж-Ровер» и Дик собственной персоной. Он молча оглядел меня внимательным, рентгеновским взглядом, кивнул: то ли поприветствовал, то ли подтвердил, что охраняемый объект, одна штука, в целости и сохранности принят под личную ответственность. И распахнул дверцу.

Насколько веселее была дорога от школы до дома, пока я гоняла на скутере! Но вот уже год, как скутер был заперт в гараже, и если я куда выезжала, то только на этом танке и в сопровождении телохранителя. Другие развлечения тоже оказались под запретом. И если на скалодром меня еще со скрипом, но отпускали, то о восхождениях пришлось забыть. А ведь у меня были неплохие результаты! Я уверенно шла к титулу чемпионки штата.



Татьяна Матуш

Отредактировано: 19.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться