Год

Ледяной кофе

*** Наше время ***

Михаэль нерешительно стоял на улице, глядя по сторонам. Прошли те времена, когда люди боялись выходить в метель из дома и молились всем богам, которых могли вспомнить, чтобы родные вернулись домой, не затерявшись в снежной пустыне. Люди уже давно не верят в смертоносную зиму так, как раньше. 

Улицу запорошило снегом, хлопьями падавшим с неба, словно затянутого коркой льда. Михаэль улыбнулся и сделал шаг вперёд. Асфальт под его ногами стал скользким. 

– Почти как в старые времена, - Михаэль улыбнулся, стягивая перчатки. – Этот город достоин замёрзнуть от моих рук. 

Он давно сменил тяжёлую куртку с меховым воротом и тёплые валенки на пижонское пальто, хипстерскую шапку и кожаные ботинки. Новые времена диктовали свои правила. В этих правилах духам старого мира не нравилось лишь одно: нужно было скрывать себя от людей. Сами боги порой не могли отличить «своих» в человеческом стаде. Особенно сейчас, накануне наступления «нового года» - дня, в который люди когда-то приносили Михаэлю жертвы. 

Юноша тяжело вздохнул. 
– Много работы перед праздниками, да, Эль? – женщина в голубой куртке ехидно улыбнулась, ускоряя шаг, чтобы идти рядом с Михаэлем. 

– Ничего не успеваю, Холда. Как обычно, - юноша развёл руками и остановился перед красным светофором. – Снег только в области лежит. Красивый, покрытый льдом, смертоносный, как зима. Все падают, всё искрится, метель задувает снежинки за шиворот зазевавшимся людям. Прелесть, а не погода. А в городе…, - он недовольно сморщил нос, - ну, ты сама видишь. Слякоть, грязь, толпы людей, которые уничтожают всё, что я создаю. Аж противно. Лучше бы забывал о себе, как раньше. Видеть, как твоё искусство предают забвению, довольно… больно, - эти слова Михаэль произнёс шёпотом, будто надеялся, что Холда не услышит. 

– Больно? – женщина удивилась сильнее, чем он ожидал. – Разве? Никогда не ощущала этого чувства. 

– Ты и человеком никогда не была, - не преминул напомнить Михаэль. 

Сегодня разговор с Холдой, бывшей Матерью Зимы, а теперь рядовым духом мороза, как-то не заладился. Когда ей перестали приносить жертвы, Холда совсем потеряла связь с человеческими эмоциями. Она могла почувствовать только страх. Но людям не было страшно. Они не боялись её, не бежали от мороза. Наоборот, стремились окружить себя этим холодом. 

Этим они и нравились Михаэлю. Странные люди, все со своими мыслями. Этим они были на него похожи… 

– Эль, ты меня слушаешь? – потрясла его за плечи Холда. – Я говорю: надо бы устроить им стужу, настоящий Лютень. Чтобы знали, что нельзя забывать старых богов! 

– Слушай, Холда, - Михаэль жестом остановил её. – Иди своей дорогой. Пожалуйста. 

Толпа огибала их. Кто-то толкался, возмущённо кричал. Но всех уносила река из людей. 

Только Холда и Михаэль стояли друг напротив друга. Его глаза цвета речного льда. Её глаза цвета снега. Холда не знала, что этот день когда-то наступит, но вот он, миг перелома истории. 

Михаэль сочувственно улыбался: 
– Прости, Холда. Для тебя так лучше, - протянул руку, приложив ко лбу женщины. 

Она закрыла глаза. Она прощалась с ним, с магией, с холодом в душе. Для неё так было действительно проще – перестать быть духом, чтобы не вспоминать о временах, когда была величественной владычицей зимы, непреклонной в своих жестоких решениях. 

Когда немолодая сероглазая женщина в голубой куртке вновь открыла глаза, перед ней никого не было. Крикливая толпа уже ушла. А вместе с тем ушёл и холод. 
<<<<<<<<<<<<<<<<>>>>>>>>>>>>>>>>
– Ледяной кофе со снежной пенкой, пожалуйста, - Михаэль устало приземляется на высокий стул возле барной стойки. 

– Что-то ты сегодня измученный, - замечает Юсе, отвлекаясь от смешивания чьего-то заказа, - я имею в виду, больше обычного. 

– Мне сегодня пришлось…, - Михаэль запинается, но продолжает: - забрать магию у Холды. Она знала, что когда-то это произойдёт. Бывшей богине быть духом холода не пристало. 

– Слушай, Эль, - Юсе бесцеремонно перебивает его, ставя перед юношей кружку с кофе. – Я, конечно, понимаю, что ты расстроен, все дела. Но… барную стойку-то мне не морозь, холодильник ходячий. 

– Я даже не заметил, - Михаэль с облегчением смеётся, берётчашку одной рукой и щёлкает пальцами, развоплощая лёд, покрывший деревянную доску почти целиком. – Задумался просто. Кофе кстати вкусный. Спасибо, Юсе. 

– Всё для тебя, Зима.



Валерия Чайка

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться