Год

Встреча

– Янка! Ну даешь. – Дека бесцеремонно заходит в комнату. – Я ж говорил: не спи весь день.

– Мне что-то так плохо было, Димочка, - улыбаюсь, пытаясь провести его хотя бы в этот раз, но брат не верит мне.

– Лентяйка и лежебока, - резюмирует он. – Ладно, шут с тобой. Пойдём, я котлеты с картошкой принёс. Ужинать будем по-королевски, - усмехается Дека.

Снова он с кухни еду таскает! Ох и получит братец от начальства по шее, когда у его друзей закончатся оправдания: «Котов подкармливали!», «Сожгли всю коробку, простите нас, криворуких!», «Поставщики привезли меньше, чем мы заказали!»

– Котлеты – моя любимая еда, - язвлю я в ответ, выбираясь из-под одеяла и замечая, что подушка припорошена снегом.

Сначала сон, теперь это… Ещё и потолок, как назло, затянут льдом, словно специально. Надо бы поговорить с соседом сверху. Михаил Иванович точно поможет отогреть потолок, он много лет помогал их семье с этой замерзающей квартирой.

Дека разогревает ресторанную еду, раскладывает её по тарелкам, попутно рассказывая о том, как прошла смена, и о некоем звонке из университета насчёт Яны.

– Так и сказали: Дмитрий Владимирович,  - смешок, - поговорите со своей сестрой! Если она в ближайшее время не возьмётся за ум…, несмотря на то, что она была лучшей студенткой своего потока, нам придётся исключить Яну Владимировну. Что скажешь в своё оправдание? – брат хитро щурится, рука его непроизвольно тянется к карману, в котором раньше лежали сигареты, но сейчас там только два «счастливых» трамвайных билетика.

– Ничего не скажу, - равнодушно отзываюсь я, вставая из-за стола. – Пойду я наверх, к соседям. А то действительно потолок промёрз сильнее обычного. Доедай без меня.

– Янка! – удивлённый голос брата не остановит меня. – Я ведь не хотел тебя обидеть, ты чего? Янка! – входная дверь захлопывается у него перед носом, я ловко закрываю её на ключ и взлетаю по лестнице.

Звонок в дверь. Ещё один, нетерпеливый.

– Ну где же Михаил Иванович? Неужели уехал на конференцию? Ну же, откройте дверь! – раздражённо причитаю, поглядывая вниз, на свой этаж.

И тут дверь чужой квартиры распахивается. На пороге стоит парень, и волосы его цвета океана, и глаза словно лёд. Улыбается, и у меня краска приливает к лицу.

– Ой, я, наверное, квартирой ошиблась! – быстро говорю я, делая шаг назад. – Не подскажете, где Михаил…

– Эля нет дома. Вы что-то хотели? – уверенно перебивает меня парень. – Он нескоро вернётся.

– А вы…, - слова не связываются в предложение, да что  же со мной творится?

На правой руке парня свернулся клубочком белый дракон. Татуировка. Очень изящная и реалистичная, я бы даже подумала, что ящер живой, если бы верила в сказки.

– Я Феб, - парень протягивает руку, и я замечаю еще одну татуировку, покрытую коркой льда, - сын Михаэля. Заходите, не стойте на пороге, - не успеваю опомниться, как за моей спиной уже – закрытая дверь, а перед глазами – заснеженная квартира.

За окном уже наступает февраль, но зима только начинается.



Валерия Чайка

Отредактировано: 24.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться