Год багульника. Летняя луна. Часть 1

Размер шрифта: - +

Глава 2. Новый друг

Глава 2. Новый друг

 

Зеленая стена осталась за их спинами.

— Ну что, Нифалиэн, надеюсь, ты знаешь, куда нам идти? — с издевкой поинтересовался Сигарт.

— Нет-нет! — запротестовал сильф. — Называйте меня Ифли! Меня все друзья называют Нифли — мы же с вами теперь друзья?

— Так Нифли или Ифли?.. — озадаченно спросил хэур.

— А… Ифли-Нифли, какая разница!

Он небрежно махнул, сделав в воздухе неопределенный жест рукой. Сигарт изумленно переглянулся с Моав — более странного попутчика у него еще не было. Эльфа в ответ только пожала плечами. Тем временем сильф, приняв вид полководца накануне сражения, обвел взглядом окружающие деревья.

— Предлагаю идти через лес!

— А я думал, мы полетим по воздуху, — саркастически бросил Сигарт.

— Ну, я-то могу, а вот вы разве что после смерти, и то не все.

Моав явно поняла, что настало время вмешаться.

— Думаю, нам стоит довериться Ифли — он знает лес лучше нашего, — предложила она.

— Вот! Слышал, Колючка, — торжествующе воскликнул сильф. — Белая госпожа решила довериться мне! Она ведь такая доверчивая…

Хэур мученически закатил глаза. Бросив на него полный укора взгляд, Моав двинулась вслед за Ифли в самую чащу Серебристого леса.

Они шли почти целый день — впереди сильф, за ним Моав, Сигарт замыкал процессию. Из всех троих больше всего радовался прогулке Ифли — с самого утра он высказывал бурные восторги по всем поводам сразу. Гордо вышагивая, он указывал эльфе и хэуру то на особо красивые цветы, то на перепархивающих с ветки на ветку птичек. Моав с любопытством слушала нового знакомого, Сигарт же отвечал ему ледяным молчанием, лишь рассматривал его по старой рысьей привычке замечать все, что делается вокруг.

Сильф был хрупкого телосложения, словно подросток — впрочем, как и большинство из его народа. Вместо юбки он носил широкие штаны и некое подобие рубахи, собранное пояском из сухих сплетенных стеблей. Все это было такого же зеленоватого цвета, как и его лицо, так что издалека костюм казался продолжением кожи. Эту чудн́ую картину дополняли длинные иссиня-черные волосы, заплетенные в толстую косу, свисавшую ниже пояса сильфа. Маленький серебряный бубенчик, прикрепленный к ее концу, мелодично позвякивал в такт шагам.

Что касается оружия, то единственным, что заметил Сигарт, был короткий кнут, заткнутый за пояс сильфа с левой стороны; справа, симметрично, красовалась тонкая деревянная дудочка. Каково было предназначение кнута, хэур придумать не смог, а вот дудочкой сильф пользовался едва ли не каждые полчаса. Стоило ему лишь увидеть что-либо интересное, как он тут же доставал ее и, перебирая тонкими пальчиками, начинал наигрывать замысловатые мелодии без начала и конца. Они были настолько необычными, что даже не походили на музыку — скорее, на пересвист птиц или крики диковинных животных.

Под аккомпанемент этих странных напевов троица пробиралась по лесу до самого заката. Говорливый сильф удивительно быстро свыкся со своими попутчиками — уже к концу первого дня похода он вел себя так, словно они были знакомы всю жизнь. Моав он неизменно называл «Белой госпожой» — вероятно, из-за цвета волос, Сигарт же был для него не иначе как «Колючкой». Вечером, уже в лагере, хэур решил поинтересоваться происхождением своего странного прозвища…

— Колючка — она и есть Колючка, — с полной непреклонностью заявил Ифли в ответ на его вопрос.

Сигарт нахмурил брови.

— Что-то я не понял…

— Да что тут говорить, если у тебя вместо сердца колючка, — деловито заключил сильф. — Такая большая-пребольшая!

Он сделал в воздухе округлый жест, описывающий размер и форму находящийся в груди Сигарта колючки. Если верить сильфу, она была не меньше доброй тыквы. Хэур понял, что спорить будет себе дороже, и пошел к Моав. Та сидела на земле и разводила костер.

— Поговори со мной! — жалобно попросил хэур.

Эльфа подняла голову.

— А что такое?

— Он меня утомил!

— Кто?

— Этот Фифли!

— Ты хотел сказать, Ифли?

— Ну да, этот воробей ощипанный, — бросил Сигарт, глядя, как сильф тем временем внимательно изучает поднятый с земли желудь, словно это было живое существо.

Моав тоже взглянула на Ифли. Круглые черные глаза, острые скулы — он и впрямь походил на дрозда-переростка. Еще большее сходство с птицей ему придавали руки с непомерно длинными, тонкими пальцами с выступающими суставами. Казалось, они просто не могут находиться без дела — сильф все время что-то вертел в руках, ощупывая, разламывая, расщепляя. В данный момент его зеленые пальцы с интересом крутили желудь, но уже через минуту тот был отброшен. Забыв о нем, Ифли тут же переключился на стрекозу с красивыми прозрачными крыльями. Небрежно протянув руку, он поймал ее, словно вытащив из воздуха. Эльфа и хэур глазами следили за его действиями.



Джен Коруна

Отредактировано: 04.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться