Год забот

Глава 47. - Александра

Как бы я не хотела сохранить новость о моей новой беременности, но информация из больничного листа стала достоянием общественности благодаря отделу кадров нашей компании. И когда мне позвонил Приходько, чтобы поздравить с будущим пополнением семьи и пожелать здоровья, я поняла, что тянуть уже дальше некуда. Надеялась лишь на то, что отец еще не в курсе дела.

Вечером мы созвонились с родителями в скайпе. Сначала Алька минут десять вещала о своих новых друзьях из сада, про Пушка, который теперь спит у нее в комнате и еще о тысяче очень важных событий в жизни почти трехлетнего человека. Освободив душу, дочка убежала к себе в комнату на перегонки со своим шерстяным собратом.

-Я так рада, что Алиночке нравится в садике, а то переживала сильно, что оставила вас там одних, без поддержки. – сетовала мама.

-Ты тоже там не прохлаждалась. Зная характер Виктор Петровича, даже боюсь предположить кому из нас было тяжелее. – поддела я отца.

-Но-но-но. – нахмурился он, а все остальные рассмеялись, а мама ко всему прочему еще и покрылась румянцем смущения.

Это еще что за дела? Я даже прищурилась, чтобы как можно лучше рассмотреть этих двоих. Улыбаются, папа на шутки не обижается, сидят слишком близко. На экране не видно, но готова поспорить, что они сейчас держаться на руки.

-У нас с Егором есть для вас очень важные новости, - я взяла соседа за руку и посмотрела на него с обожанием. – Но сначала хочу спросить. – я резко вернула внимание родителям снова прищуриваясь, - Вы ничего не хотите нам рассказать?

Они тут же переглянулись и разулыбались друг другу.

-Так заметно, да? – шутливо спросил отец, который сейчас был меньше всего похож на себя самого.

-Не может быть. – Егор даже помотал головой из стороны в сторону.

-Мы решили пожениться. – решили добить они нас окончательно.

-Ну ничего себе! Пожениться? Прямо по-настоящему? Неужели дожила до этого момента? – в неверии восклицаю я.

Мои родители когда-то давно очень любили друг друга. В этом у меня никогда не было сомнений. Но они всегда были такими разными, две противоположности, которым было не суждено быть вместе. Амбициозный, властный и решительный отец, для которого семья на тот момент была сдерживающим фактором развития. Тихая, спокойная и покладистая мама, которая не смогла удержать его рядом собой. Да она никогда и не пыталась. Единственное в чем она проявила настойчивость и твердость – это в нашем с отцом регулярном общении. За что я ей очень благодарна.

Возможно, их время наконец-то настало.

-Так, а что вы хотели нам рассказать? – возвращает меня к разговору отец, пока мама смущенно стреляет на него глазами. – Какие-то проблемы? – хмурит он брови.

-Нет-нет! – протестую я, но потом вспоминаю о своем жутком токсикозе и поправляю себя, - Не совсем. Просто даже не знаю, как вам теперь что-то сообщать и перетягивать внимание на себя…

-На себя? – переспрашивает мама. – Вы что тоже? Вы решили пожениться, да? – мама так сильно взволнована, что не может усидеть на месте, постоянно подскакивает и дёргает отца за руку. Егор молча смотрит на все это безобразие улыбаясь. – Я так рада! Дети!

-Да подожди ты. – осаживает ее отец беззлобно. – Может они не об этом еще. Могу же я себя потешить надеждой. – ворчит он и сверлит Егора взглядом.

-Не-а, боюсь, тут уже все безнадежно. – усмехается сосед. – Мы действительно хотим пожениться. – с гордостью заявляет он, глядя прямо в глаза моему сердитому отцу. Мама снова начинает подскакивать на месте, а сосед добавляет загадочным тоном. – Но это еще не все.

-О Боже. – отец закатывает глаза. – Я точно переживу этот разговор?

Я только сейчас вспоминаю о его больном сердце и мне становится не по себе такой шутки. Невольно начинаю и сама хмуриться. Но мама тут же легонько пихает его в плечо.

-Витюша! Ну как так можно? – пытается его пристыдить.

-Ну давайте уже, не тяните! – посмеиваясь просит отец.

-Мы беременны! – не дождавшись, когда я отомру, радостно выпалил Егор.

Мама аж взвизгнула и на этот раз уже по-настоящему вскочила с дивана.

-Еще один внук! Витюша, представляешь? Сашенька, Егор! Это так чудесно! – тараторит мама скороговоркой. Обычно она не так эмоциональна, но видимо наши новости выбили ее из привычно колеи. – Ты станешь замечательным отцом! Боже мой, я так рада! Так рада! – она с чувством сцепляет руки и прижимает их к груди, словно боится, что сердце сейчас выпрыгнет наружу.

-Папа? – зову я отца, который сидит с каменным лицом напротив, а когда слышит мой голос рвано вдыхает, словно ему не хватает воздуха.

-Витя! – тут же всплеснула руками мама. – Тебе плохо, Вить? – треплет его за плечо.

-Нет. Нормально все. – хрипло отвечает он, отмахиваясь.

Впервые вижу его таким. Сколько же еще всего я не знаю о собственном родителе? Постороннему человеку может показаться, что он в данный момент равнодушен и холоден, но я вижу, как дрожат его руки и дергается жилка на шее. Виктор Петрович сейчас взволнован как никогда раньше и мне действительно становится тревожно за его сердце. Ведь подкосить могут не только плохие события, но и хорошие. Когда эмоций так много, что они переполняют тебя на разрыв.

-Пап, ты дыши! Все же хорошо. Отлично просто! Правда?

-Да. – тихо соглашается он. – Умеешь ты Саня, удивлять. – он издает нервный смешок.

Егор все это время напряжен и собран, наблюдает одновременно за отцом и за мной. Два самых уязвимых звена, как бы это ни было иронично.

 

А на следующий день к нам в гости приходит Клавдия Семеновна со своей стряпней. Она весь вечер излучает присущее ей радушие и время от времени поглядывает на меня с хитринкой.

Не выдержав такого невербального прессинга, я отставляю чашку с чаем подальше и сдаюсь на милость вездесущей старушки:

-Я беременна.

-Угум. – довольно кивает та улыбаясь и продолжает пить чай.



Вера Ро

Отредактировано: 13.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться