"Голем из будущего" Книга первая - "Путешественник"

Глава 7

    Вот, значит, кому я обязан сомнительным удовольствием тянуть лямку средневекового крестьянина! Еще и соплеменник, оказывается! И что у него такое, интересно, получилось? Незнакомец, тем временем, медленно брел по направлению к оставленному на траве горшку, повернувшись ко мне спиной. А ведь сейчас уйдет! И я потеряю единственную нить, ведущую к освобождению из этого кошмара. Ну уж нет, голубчик, никуда ты сейчас не пойдешь без объяснений! Терять мне все равно нечего. Я тихо выбрался из кустов и приблизился к ничего не заметившему клиенту.

- Ищете кого-то, уважаемый? - спокойным голосом осведомился я, тоже на библейском языке.

Человек от неожиданности аж подпрыгнул и резво повернулся ко мне, инстинктивно хватаясь за притороченный к поясу кинжал.

- Т-ты кто? - судорожно выдохнул он.

- Наверное, тот, кого ты ищешь. Ведь ты же сюда не на прогулку пришел? - я кивнул на горшок, явно служивший поисковым средством. Интересно только, на каком принципе он работал? Неужели все-таки действительно магия? Мне, материалисту до мозга костей, верить в это очень не хотелось. Ладно, потом разберемся, сейчас есть вопросы и поважнее!

- Значит, ты... появился здесь? - мой собеседник указал на камень.

- Да. Я появился здесь. И теперь очень хочу узнать, кому мне надо выразить свою безграничную благодарность за это!

Несколько пришедший в себя к этому моменту незнакомец опять напрягся. Видимо, тон, которым была сказана моя последняя фраза, ему не понравился. Действительно, благодарностью в нем и близко не пахло.

- Ты должен подчиняться мне! - визгливо вскрикнул он.

- Это еще почему, интересно?

- Потому что я призвал тебя в наш мир, глиняный человек! И ты должен слушаться и защищать меня!

Ах, вот как! Стало быть, легенда о Големе  /* гэлем — сырье, глина на иврите */ имела под собой основание? Хотя в ней говорилось о пражском раввине Бен Бецалеле, который создал глиняного истукана для защиты еврейской общины от погромщиков. Голем быстренько насовал в рыло всем местным антисемитам и, с чувством выполненного долга, рассыпался в прах. Ну просто натуральный Терминатор, разве что без дробовика. Только, по легенде, происходило это аж в семнадцатом веке. Значит, были и более ранние прецеденты? И, вообще, при чем здесь я? Я что, похож на глиняного робота? Не испытываю ни малейшего желания ни давать кому-либо в морду, ни, тем более, рассыпаться в прах. Так что, боюсь, дядя несколько заблуждается. И на это заблуждение ему надо указать не мешкая.

Черенок лопаты, которую я благоразумно прихватил с собой, ткнулся аккурат в солнечное сплетение принявшего грозную позу незнакомца. Тот согнулся пополам, хватая открытым ртом воздух.

- Это за "глиняного человека"! Вот тебе защита! - сделав страшное выражение лица, сообщил я, когда тот опять начал дышать. - А теперь выкладывай все!

Незнакомец со страхом уставился на меня. Я был на голову выше, а надувшиеся после полутора месяцев адской пахоты бицепсы производили сильное впечатление. Тягаться со мной ему не стоило, и "клиент", видимо, начал подозревать, что

результаты его действий явно далеки от желаемых.

- Демон! Великий боже, я вызвал демона! - ошеломленно прошептал он.

- За демона тоже ответишь! - пообещал я ему. - Давай рассказывай, кто ты такой и что ты тут устроил!

- Мое имя Цадок, сын Ицхака. Я известный торговец и один из самых уважаемых членов еврейской общины города Мюнхена. Моими услугами пользуется даже сам герцог Баварский Людвиг, - гордо заявил мой собеседник, подавив явно просматривавшееся желание бежать со всех ног. - Еще давно, когда я путешествовал по торговым делам, мне в руки случайно попал лист пергамента, где был описан кабалистический обряд вызова защитника. Я сначала мало что понял, но, пополнив, со временем, в общении с известными раввинами и каббалистами свои знания, смог разобраться в написанном. И тогда испугался и спрятал пергамент, на случай трудных времен. А теперь они наступили! Иноверцы, бывшие раньше добрыми соседями, стали преследовать нас, выдумывая чудовищные обвинения и чиня препятствия в торговле! И тогда я решился исполнить обряд...

Он перевел дух и продолжил:

- Только там было написано о глиняном человеке! А ты...

- На заборе тоже написано, - пробурчал я.

- Что?

- Ты же видишь, что я не глиняный! Ошибочка вышла! В общем, давай крути все назад и расстанемся друзьями.

- Что крутить? - не понял Цадок.

- Возвращай все на свои места, говорю! Мне здесь нечего делать, у меня своя жизнь есть, и она меня устраивает значительно больше! - сердито заорал я.

- Но... я не... знаю! Я... не умею! - в ужасе прошептал тот, инстинктивно отшатываясь.

- Что?!! - злость на этого каббалиста-недоучку переполнила меня. - Ах ты, неуч!

Стремительно шагнув вперед, от души врезал ему кулаком по носу. Цадок, замычав что-то нечленораздельное, повалился на землю.

- Матчасть лучше учить надо было, идиот! - в сердцах добавил я по-русски. Тот хоть и не понял, но легче ему от этого не стало - основной посыл сейчас передавался отнюдь не на словах.

Еще долго я вымещал накопившуюся злобу на скорчившемся под градом ударов незадачливом чародее. Хорошо, хоть лопатой не воспользовался, а то, наверное, убил бы. Наконец, я немного пришел в себя и прекратил избиение. Цадок заворочался и неуверенно сел на траве, утирая кровавую юшку с фейса.

- У...у меня был только небольшой отрывок текста! - жалобно пропищал он. - Я же хотел как лучше...

- А получилось как всегда! - я опять замахнулся, но запал уже прошел, и рука остановилась на полпути к многострадальному лицу торговца. Тот даже не думал защищаться, полностью осознав, видимо, свою вину.

- Кто же ты на самом деле, гость? - осмелел Цадок, видя, что я раздумал его бить дальше.



Александр Баренберг

Отредактировано: 29.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться