"Голем из будущего" Книга первая - "Путешественник"

Глава 12

 

    После эпохального "сражения" на ратушной площади все более-менее успокоилось, но некоторая напряженность еще оставалась. Хотя население города и удостоверилось своими глазами по результатам Божьего суда, что я не слуга диавола, но, как говорится — осадочек остался. Даже после того, как мы выплатили компенсации пострадавшим в ночном инциденте. Полностью удовлетворенным себя чувствовал только, пожалуй, герцог — конфликт в городе разрулил, в накладе не остался. И то, после боя он высказал недовольство его скоротечностью. Ничего, хочет развлечений — пусть ищет бродячий цирк, я не нанимался!

     Но это все меня не сильно напрягало. Не трогают — и ладно! Несколько беспокоил епископ — такие не отступают, но тот пока сидел тихо. Устроить ему, что ли, несчастный случай на "производстве", для профилактики? Да ну его, возни много, а толку... Пришлют другого, ничем не лучше!

    А я пока озаботился подготовкой к путешествию. Авторитет мой внутри общины после всех событий поднялся до неимоверной высоты, и любая просьба автоматически получала статус приказа. Тем не менее, ресурсы общины были ограничены, поэтому стоило, как и предполагалось изначально, привлечь к путешествию и купцов из других общин. Цадок уже отправил письма наиболее подходящим кандидатам в соседние города, и мы ожидали ответа. Я же, наконец, плотно занялся тем, чем и положено заниматься каждому уважающему себя попаданцу — безудержным прогрессорством.

    Прежде всего, предстояло усовершенствовать "машину времени". Закупив побольше меди (небольшой запас, который имелся в кузнице, ушел на мои эксперименты с вундервафлями), с помощью Давида и его подручных, а также привлеченного в помощь плотника, сварганили змеевик из витых медных трубок. Это оказалась не такая уж тривиальная задача, как мне думалось в начале. Необходимого оборудования в кузне практически не было. Пришлось изобретать на месте и с помощью туповатого, хоть и довольно умелого плотника, а также кузнеца, тут же воплощать в жизнь. В частности, я осчастливил местную технологию появлением тисков. Мы их наклепали сразу несколько штук. Формочки для отливки из бронзы ведущего винта для них я изготовлял сам, потому что объяснить точно кузнецу, что именно требуется, не представлялось возможным. Слишком сложная форма. Ответную резьбу сделать оказалось еще сложнее, но я справился. Разумеется, без долгих подгонок и неоднократных переделок формочек не обошлось, но зато теперь отливки выходили почти идеальные — требовалась лишь небольшая зачистка. Но окончательно понял, что дальше так жить нельзя: если я хочу сделать тут что либо более навороченное, требуются измерительные инструменты, а для массового производства — стандартизация. Надо будет заняться этим при первой же возможности.

    Губки и направляющие тисков также изготовили из бронзы, остальные части — из дерева. Давид долго в восхищении ходил вокруг первого изготовленного экземпляра, любовался, зажимал там разные предметы. А его сын догадался даже сунуть туда палец, дважды взвизгнув от боли. Первый раз — из-за тисков, второй — от подзатыльника, которым тут же наградил его отец. Глядя на пострадавшего и объясняя, на всякий случай, присутствующим в мастерской правила техники безопасности при работе с вращающимися механизмами, меня вдруг осенило — ведь это почти мясорубка! Главный элемент — винт Архимеда, как и другие детали, мы можем отливать в любых разумных количествах. Сделать усовершенствованные формочки — не проблема. Нож тоже стоит отлить из бронзы. Пусть он и потребует более частой заточки, зато это серьезно удешевляет сам аппарат.

    Я так увлекся новой идеей, что даже отложил доводку самогонного аппарата. Но, продемонстрировав вскоре Цадоку работающую мясорубку, не пожалел об этом. Тот был в полном восторге, особенно попробовав собственноручно приготовленные мной в демонстрационных целях котлеты. И высоко оценил "маркетинговый потенциал" изделия. Но я его предупредил, что так как "ноу-хау" здесь пока не патентуются, а ничего технологически особо сложного в мясорубке нет, то снимать сливки с ее продаж можно будет только ограниченное время. Махнув на это рукой, Цадок немедленно заказал пробную партию для распространения среди городской элиты и трактирщиков.

    Вернувшись к прежней задаче, мы завершили сборку перегонного куба. После того, как запаяли последний шов, я принес необходимые ингредиенты.  Все участники работы над аппаратом сгрудились вокруг, страстно желая узнать - что же они такое смастерили? Я загрузил аппарат и разжег огонь...

    По прошествии положенного времени первые капли заветной жидкости стекли в подставленную емкость. Первый стакан мути я, как и полагается по технологии, вылил в помои и подставил под выходную трубку аппарата фильтр из древесного угля. Подождал, пока наберется граммов двадцать чистой, как слеза, "водички", перелил ее в кружку и, выдохнув, на глазах у ошеломленных зрителей, ожидавших всего, что угодно, только не этого, опрокинул в себя. У-уух, микстура! Жадно запил из заранее благоразумно приготовленной кружки с холодной водой, остужая горящее горло. Нет, я хоть и доктор, но не медицины, поэтому пить ЭТО в неразбавленном виде не буду! Тем более в здешнем, "не тренированном", организме. И, к тому же, стоит прогнать жидкость через аппарат еще раз, для лучшей очистки...

 

    Вечером, набрав нужное количество разбавленной колодезной водой в правильной пропорции жидкости, закрылся у себя в комнате и приступил к процессу перемещения во времени. Процесс, закусываемый свежей колбаской, был, надо сказать, достаточно приятный. Не хватало лишь привычного в такой ситуации собеседника, а лучше — пары, но что ж поделаешь!



Александр Баренберг

Отредактировано: 29.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться