"Голем из будущего" Книга вторая - "Конкистадор"

Глава 3

    Ну и где обещанные земли франков? Нельзя этим бабам верить! Уже час спускаемся по извилистой дороге в долину, ведущую к прибрежной равнине, а пограничного замка крестоносцев все еще не видать! А ведь разрозненные группы бедуинских преследователей не отстают и вот-вот может появиться султанская конница. С которой нам не справиться. Если кочевников еще как-то удается держать на расстоянии, то с профессиональным войском этот номер не пройдет. А от нашего основного оружия — гранат — осталось всего ничего, пара штук!

    И я даже не знаю точно, где сейчас проходит граница между Иерусалимским королевством и Аюбидской империей! Ситуация тут менялась чуть ли не каждый месяц и, проверяя информацию "у себя", найти точную карту, верную на август тысяча двести третьего года не удалось. Может быть, если свести воедино кучу разрозненных и, зачастую, противоречивых данных из сотен монографий и источников, подобную карту составить и получилось бы, но на такую мощную исследовательскую работу моих коротких "побывок"  явно не хватит. Да и не нужно, проще воспользоваться гораздо более надежным методом - опросом местного населения. Чем я и занялся, выстрелив из пневматического пистолета в особо наглого бедуина, слишком близко приблизившегося к отряду, и пришпорив коня, чтобы догнать скачущую в авангарде Анну.

    Когда принимали решение о прорыве, дорога была каждая секунда, поэтому название этой самой крепости франков как-то даже не спросил. И сейчас исправил это упущение. Девушке, явно уставшей уже от этой скачки, пришлось трижды повторить, пока я, сквозь свист встречного ветра, достаточно четко разобрал, что, насколько ей известно, ближайшим форпостом христиан на сегодняшний является La Toron des Chevaliers, "крепость рыцаря" на языке франков. Путем несложного умозаключения пришел к выводу, что эта крепость в мое время известна под названием Латрун, там еще знаменитый танковый музей находится. Блин, знал же, что нельзя доверять словам женщины! До Латруна надо преодолеть четверть расстояния, отделяющего Иерусалим от моря! За обещанные полчаса это возможно разве что, если конь крылатый. На высказанные претензии Анна только презрительно повела плечами, бросив: "Ну, значит, не полчаса, а час или полтора! Какая разница!" Действительно, подумаешь, мелочь-то какая!

    Наконец, после очередного поворота дороги впереди замаячило долгожданное оборонительное сооружение. Крепость нависала с близлежащего холма над дорогой, которую преграждал построенный, видимо, на скорую руку из наваленных без особого порядка окрестных камней, таможенный пост. Прикрывавший, заодно, подходы к воротам замка, выглядевшего внушительно. Издалека.. При более близком знакомстве можно было заметить, что от, собственно, крепости остались одни развалины. Наверное, последний раунд противостояния с султанатом закончился для этого сооружения не лучшим образом. Стены хоть чуть-чуть, но были залатаны, зато высившийся над ними донжон мрачно осматривал окрестности пустыми глазницами бойниц со следами копоти на поверхности башни. А весь верхний этаж был вообще развален, пугая прохожих острыми выступами бывших стен, создававших подобие королевской короны. Поэтому черный флаг с большим красным крестом развевался на одной из привратных башенок. В тринадцатом веке до идеи единого государственного флага еще не додумались, значит, украшать замок могли только цвета его владельца. Никогда не был силен в геральдике, однако "домашнее задание" во время последних "побывок" выполнял качественно. Поэтому опознать владельца труда не составило. Это флаг ордена госпитальеров, одного из двух основных сохранявших активность к данному моменту военно-монашеских объединений. И если тамплиеры все больше увлекались проведением финансовых операций в Европе, то госпитальеры еще занимались своим прямым делом — защитой и обслуживанием паломников в Святую землю. В данном случае — охраняли одну из основных дорог в Иерусалим и, заодно, границы королевства.
    Из-за баррикады на дороге и из бойниц на стенах показались лучники и арбалетчики в плащах той же расцветки, что и на развевающемся над ними флаге и наши неутомимые преследователи как-то разом отстали. Видимо, знали из опыта, что последует при дальнейшем приближении. Паломников и торговцев тут наверняка пропускали без особых проблем, а вот бандитов из пустыни явно, не вступая в переговоры, встречали стрельбой. После того, как бедуины скрылись за ближайшей извилиной горной дороги, наконечники стрел повернулись в сторону нашего отряда. Я приказал снизить скорость и кони перешли на шаг. Спешить уже было некуда, а нарваться по собственной глупости на недружественный прием не хотелось.

    Проехали на территорию королевства франков почти без задержки, рассказав командовавшему на посту госпитальерскому рыцарю стантартную историю - еврейские торговцы, ехали, никого не трогали, а тут гопники из-за угла.... История, видимо, действительно была вполне привычная для этих мест и удивления не вызвала. Как и дополнительных расспросов. Заплатив положенный таможенный сбор (куда же без этого), продолжили путь, предварительно прояснив текущую политическую ситуацию в королевстве. Скучавший на пустынной дороге начальник заставы охотно поделился нужными сведениями.

 

    Мне было известно, разумеется, что Иерусалимское королевство переживает не лучшие времена своей относительно короткой истории, но, почитывая дома скупые строчки исторических трудов, я и не подозревал, насколько. Потеряв более двадцати лет назад, в относительно короткой войне с Саладином почти всю свою территорию, захваченную за столетие религиозной войны цветом европейского рыцарства, королевство (продолжавшее называться Иерусалимским по инерции, в то время как его столица оставалась под властью мусульман) толком оправиться не сумело. Несмотря на специально предпринятый для его спасения Третий крестовый поход, возглавленный лично ведущими христианскими государями Европы.



Александр Баренберг

Отредактировано: 30.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться