Голос Ангела. Том 1 - 2.

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 1 - 1

Глава 1.

 

За месяц до описываемых событий.

 

В баре было дымно и шумно. Официантки расхаживали между столиков, разносили пиво и закуски, мило улыбались, в надежде на щедрые чаевые, заигрывали с одинокими мужчинами или с компаниями. По вечерам уикенда в кабачок набивалось много посетителей. В основном это были небольшие группы или одиночки, впрочем, одиночек было мало, особенно в тот вечер, когда в кабачке появились двое.

Эти мужчины сразу же выделились из прочей толпы. Одеты с иголочки, представительные, достаточно молодые… Что они искали в богом забытом месте, было неизвестно. Но, выбрав столик в углу, уселись заказав виски со льдом и попросили их не тревожить.

Официантка, обслуживающая их, подошла к барной стойке с сияющим взглядом и покосилась на меня.

- Если бы ты видела, какие мужики!

- Что? – я оторвала взгляд от рекламной брошюры, лежавшей на стойке. Какая-то распродажа. Дата стоит за прошлые выходные. И что эти бумажки забыли здесь?

- Я говорю, редко встретишь такие экземпляры в нашей забегаловке! – повторила Лора, дожидаясь, пока бармен сделает ее заказ.

Я хотела было поинтересоваться, о ком она говорит, но тут взглянула на часы, висевшие над полками с бутылками спиртного. До моего выхода оставалось меньше пяти минут. На сцену уже пробирались ребята, но музыка продолжала валить из динамиков. Дурацкая такая музыка. Попса.

Вздохнув, проследила за Лорой. Взяв заказ она уплыла от стойки, натянув на губы привычную сладостную улыбку, означавшую: «Я рада вас видеть! Именно вас и никого более!», - а я сползла со стула и направилась в сторону сцены, обходя столики и стараясь не вслушиваться в галдеж, наполнявший воздух.

Смех, болтовня и даже крики сегодня раздражали. Может быть, дело в том, что я снова не выспалась, а может в том, что тетушка принесла неутешительные новости из больницы? Скорее всего все сразу.

Усталость навалилась на плечи, словно кто-то положил тяжелые ладони, придавив к полу. Не знаю, как мне удалось идти вперед и не пригибаться к полу?

Но вот впереди и сцена. Мельком бросила взгляд на одно из зеркал, что украшали стены. Увидела свое отражение – длинное вечернее платье со стразами на груди, волосы, почти черные, спускавшиеся ниже лопаток, боевой раскрас и усталый взгляд. Мда…Не так должна выглядеть певица. Совсем не так.

- Алексис? – кто-то из музыкантов позвал меня, и я поднялась на сцену.

- Готова? – это был гитарист Майк. Симпатичный молодой человек с носом похожим на картофелину. Впрочем, этот самый нос его совершенно не портил.

Вместо ответа, показала ему оттопыренный большой палец. Петь я всегда любила и это было единственное, что я действительно умела делать. Парень хмыкнул.

- Тогда прошу к «станку»! Народ ждет!

Аппаратура уже сияла яркими лампочками, музыканты заняли свои места, и я подошла к микрофону. В тот же самый миг ревущие колонки затихли, смолкли голоса, и в кабаке воцарилась давящая тишина.

 

- Что произошло? – Николас Рид был немного удивлен, когда валившая из динамиков музыка замолчала. Он бросил взгляд на своего друга и увидел, что тот смотрит куда-то за спину Рида, чуть прищурив глаза. Прежде чем Николас обернулся, он услышал голос, и от этого звука, чистого и высокого, словно хрусталь, у него пробежали по телу мурашки. Он замер, не решаясь посмотреть на обладательницу подобного голоса и поражаясь, что в подобном месте смог услышать что-то настолько невероятно прекрасное. Это было просто невозможно, немыслимо!

Девушка пела. Старая джазовая мелодия с ее губ слетала, словно стайка легких ночных мотыльков, что так торопятся на свет обманчивой лампы и находят в нем свою погибель. В ее голосе тоска переплеталась с надеждой обретенной любви. Она словно давала понять, что даже все потеряв, есть шанс все изменить и вернуть.

В душе Николаса шевельнулось что-то глубокое, как голос исполнительницы.

Посмотри на меня:

Я беспомощна, как котенок на дереве,

И мне кажется, будто я зацепилась за облако.

Я не могу понять:

Я таю, едва взяв тебя за руку.

- Кто это? – произнес Николас и, наконец, повернул голову. Его взгляд упал на маленькую сцену в самом дальнем углу заведения. Несколько музыкантов и она – девушка в черном платье, спадавшем до самого пола. Тонкая, словно сотканная из теней и ветра, она покачивалась в такт мелодии, слишком простой и в то же время, необъяснимо притягательной. Музыканты создавали ритм, фон, на котором, словно диковинный цветок, распускался ее голос. Николас не видел ее лица – свет ламп размазал черты в одно светлое пятно, но мужчина догадался – девушка молода. Уж, кто-кто, а он умел читать по голосам. Это была его работа.

Певица меж тем продолжала петь:

Я иду, и тысяча скрипок начинает играть.

Или, может, так, подобно музыке,

Звучит приветствие из твоих уст?

Я таю, когда ты рядом… (1)

- А что! – проговорил Лерой. – Отличный голос!

«Более чем отличный!» - подумал Рид, но ничего не сказал, слушая последний куплет, тягучий, как патока.

- Тебе определенно нравится! – заметил Лерой.

Николас кивнул, продолжая пялиться на девушку. Затем он прикрыл глаза и ощутил, что буквально за секунду переместился куда-то в горы. Ему казалось, что он стоит под прозрачными струями водопада, а небо звенит морозной трелью. Девушка почти закончила композицию и в зале скромно зааплодировали. Николас огляделся и хмыкнул. Действительно, публика была совсем не та. В подобном заведении джаз кажется таким же неуместным, как уборщица со шваброй в картинной галерее, расхаживающая среди богемы, разодетой в модные туалеты.

- Что ты говорил мне? – Лерой снова посмотрел на друга, уронив руки на стол. Подошедшая официантка поменяла пепельницу, при этом зазывно и почти бесстыже улыбаясь мужчинам.



Анна Завгородняя

Отредактировано: 14.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: