Голос Ангела. Том 1 - 2.

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 2 - 2

Дома царила тишина. Я тихо прикрыла двери и скинула на коврик свой рюкзак, а затем разулась и поставила кроссовки в угол.

Ночь светила в окна вывесками из дома напротив. Там находился какой-то ночной бар, который по чистой случайности, или везению, располагался в подвальном помещении, и от этого музыка и шум почти не мешали спать. Только этот свет, слишком яркий, пробивающийся даже через самые плотные шторы… Ну да, я уже давно научилась спать даже с такими помехами. Когда устанешь, это кажется мелочью.

Помню, прошлая квартирка, которую мы снимали, располагалась у станции метро, рядом с тем местом, где линия выходила из-под земли на несколько сотен метров, чтобы после снова уйти в свою подземную нору, прогремев колесами по рельсам, но я ухитрялась спать даже там. Здесь тоже иногда случались драки, порой кто-то орал, часто тарахтели машины, бились пустые бутылки, но все, как говорится, познается в сравнении.

Устало прошла в комнату и, не включая свет, осмотрелась. Света, льющегося из окна, пробиваясь через занавесь, хватило, чтобы увидеть фигурку тетушки, которая свернулась на старом диване, укрывшись пледом, таким же старым, как сам мир.

«Надо купить пару хороших одеял!» - напомнила себе. Скоро придет осень. Снова начнутся проливные дожди и в комнате станет сыро и холодно. О грядущей следом за осенью зиме, вообще пока не хотелось вспоминать.

- Алекс? – шепот тетушки заставил меня вздрогнуть.

- Ты опять так поздно! – сказала она.

Я присела на корточки у дивана и посмотрела на лицо Ханны. Игра света и тени сделала ее старше, чем было на самом деле. Сейчас я прочитала такую же усталость в глазах тети.

- Я принесла деньги! – ответила я и улыбнулась. – Братец-кролик давно уснул?

Ханна зевнула и приняла положение сидя. При этом плед сполз с ее груди, обнажив ночную сорочку – пережиток прошлого, в моем представлении, но такую необходимую вещь для сна – в ее.

- Еще в десять часов, - ответила тетушка, –аА сейчас хоть сколько времени? – спросила она и встрепенулась. – Ты же, наверное, хочешь есть! – встала на ноги, нащупав домашние тапочки с длинными кроличьими ушками, что волочились по полу, когда она ходила.

- Я бы не отказалась от чашки сладкого чая, - произнесла я, - но ты лучше спи, я сама…

- Нет! – Ханна покачала головой. – Я сейчас поставлю чайник и все сделаю. Немного поговорим… - и направилась в сторону кухни, оставив меня в темноте комнаты.

Я поднялась на ноги и оглянулась на светлый прямоугольник двери, ведущей в спальню брата. Несколько секунд медлила, а затем шагнула вперед и, спустя пару секунд, осторожно, стараясь при этом не производить лишних звуков, открыла двери и заглянула внутрь комнаты.

Томас спал на своей постели, как и всегда в привычной позе – раскинув руки в стороны. Его дыхание было спокойным, равномерным и я, невольно улыбнувшись, шагнула в комнату, крадучись, чтобы не разбудить брата.

В свои двенадцать он выглядел значительно младше. Худенький, с копной густых темных волос…

Не удержавшись, наклонилась к мальчику и легко, почти неощутимо, поцеловала его в макушку, а затем на носочках вышла из спальни, осторожно прикрыв за собой двери. А спустя пару минут, вымыв руки и лицо, уже сидела на кухне, глядя как Ханна разливает по кружкам свежезаваренный чай.

- Вот, сегодня купила! – проговорила женщина и выдвинула вперед пластиковую вазочку с кругляшками песочного печенья.

- Когда только успела? – улыбнулась устало я.

- Пока Томми смотрел мультики, сходила в маркет! – отозвалась тетушка и подула на чай. Легкий пар, идущий от поверхности чая, развеялся в воздухе, словно и не бывало.

Я положила на стол деньги и пододвинула их к Ханне.

- Завтра отдадим за квартиру! – пояснила. – Остального должно хватить, чтобы забить холодильник.

Ханна покосилась на стопку «кровных», затем посмотрела мне в глаза.

- Я схожу с утра, а ты выспись! – почти приказала она, и я кивнула соглашаясь. Мне действительно стоило отоспаться и хорошо поесть, а там, после полудня, можно и выйти в парк с Томасом!

Вдохновленная этими мыслями, я не заметила, как стала моргать, сонно привалившись к стене у стола. Ханна положила руку мне на плечо, улыбнулась с пониманием.

- Иди спать! – сказала она.

Я кивнула. Усталость навалилась так внезапно, что я забыла рассказать тете о том, что произошло сегодня со мной в кабачке. О нарядном мужчине, который попросил номер моего телефона.

«Забудь о нем, Алекс! – сказала себе, пока шагала к кровати, на ходу стягивая одежду. – Вряд ли он еще позвонит!» - и действительно забыла, повалившись устало на кровать. Я едва успела натянуть на себя одеяло, как провалилась в темноту. Сказалась усталость и нервное истощение. Сны мне не снились уже давно, а вот сегодня приснилось нечто странное. Мне показалось, что я стою на огромной сцене, освещенная огнями рамп. Впереди, словно черное море из вскинутых рук и голов, качается толпа, что пришла послушать меня.

Мне снилось, что я пою. И эта песня была странная, непривычная… Я никогда раньше не слушала подобную музыку, только если случайно ловила ее из открытого окна, или из машины, что проезжала мимо… И только потом позже, когда вынырнула из сновидения, как из глубокого омута, я поняла, что песня действительно есть – она звучит откуда-то с кухни.

Я села, сонно моргая. Оказывается, мне это совсем не снилось – Ханна что-то готовила на завтрак и тихо напевала под голос радиоволны. Какая-то попса, но…тут я сделала замечание сама себе – песня в этот раз отличалась красивой мелодичностью.

Свесив ноги с кровати, села, все еще находясь одной ногой в прекрасном мире сновидений, где была популярна и где я была звездой – впервые мне снилось нечто подобной. Что навеяло такой сон? Неужели встреча с тем мужчиной...как его там?



Анна Завгородняя

Отредактировано: 14.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: