Голос сердца

Эпизод 22

Декабрь

 

Вторник, 1 декабря 2003 г.

Адам

Я сидел рядом с Соколовой на делопроизводстве и документообороте и чувствовал тихую радость от того, что она сейчас рядом. В последнее время мне всё чаще хотелось смотреть на неё просто так, без всякого повода. Но я старался сдерживать себя, понимая как глупо буду выглядеть, если постоянно буду глазеть на Соколову, как баран на новые ворота. По-моему, Оля заметила слишком пристальное внимание с моей стороны, но пока ничего не сказала на этот счет. Только стала реже смотреть на меня в ответ, и взгляд у неё стал отстраненно-сосредоточенный, будто она всё время решает в уме какую-то сложную задачу. Вот и сейчас девушка сидела рядом и смотрела прямо перед собой, слегка нахмурившись и не обращая на меня никакого внимания. Интересно, о чём она так напряжённо думает? Неужели её так сильно интересуют правила составления договоров и все реквизиты, которые должны там присутствовать? Спросить что ли? Мне всегда было интересно знать, что творится у неё в голове. Особенно учитывая то, что довольно часто её посещают дельные мысли. Взять хотя бы субботний случай, когда она в два счета решила проблему конфиденциальности моей переписки с Маринэ!

Вообще-то идея скинуть все заботы по пресечению чрезмерного любопытства однокурсниц на Маринэ, больше в моем стиле, чем в Олином. Эта девушка всегда была слишком ответственной и вряд ли бы доверила решение проблемы кому-либо ещё кроме себя. Тем сильнее было моё удивление, когда я услышал от неё подобную идею. Видимо от этого и от неожиданности, что моя проблема решается так просто, я на миг перестал себя контролировать. Всё моё восхищение и огромная симпатия к Оле вдруг прорвались наружу: я не смог удержаться и ласково потрепал её по щеке (хотя уже сколько раз обещал себе её не касаться!), прямым текстом выразив своё слишком лояльное к ней отношение… Придурок! Я чуть себя не выдал! Еще бы немного и точно признался бы, как сильно она мне нравится! Идиот. Повезло мне, что препод по мат. анализу не подвёл и вовремя пришёл на семинар, переключив Ольгино внимание на себя. А то у неё и так от моей откровенности глаза стали на пол лица, и от меня не укрылись её растерянность и смущение. И вот теперь она старается лишний раз не смотреть в мою сторону – видно, совсем я сбил её с толку. Ну ладно, что ж теперь поделаешь. Впредь буду осторожнее.

И всё-таки Соколова здорово мне помогла. Благодаря её находчивости, вчера я уже отдал Марьям и Хадижат первое послание. Мне стоило огромного труда удержаться от ехидной ухмылки в ответ на их откровенно нахальные взгляды (особенно у Хадижат) и приторные улыбочки, но я справился.

Правда, на это письмо пришлось угробить половину выходного. Оказывается, устное общение удаётся мне гораздо лучше, чем письменное – заболтать при необходимости я смогу кого угодно (и Ольгины родственницы – тому подтверждение). А вот написать такое письмо, чтобы не выставить себя полным идиотом, оказалось для меня очень непростой задачей.

Прежде чем окончательно застопориться, я смог выжать из себя примерно следующее:

« Здравствуй, Маринэ.

Я рад, что выдалась возможность пообщаться с тобой. Если бы я знал о присутствии твоих подруг в нашей Академии, это случилось бы гораздо раньше. Я очень благодарен им за помощь в организации наших переговоров, но хочу кое о чём тебя попросить: не могла бы ты убедить Хадижат и Марьям не читать нашу переписку? Мне бы не хотелось ,чтобы то, что я пишу лично тебе, стало достоянием общественности и обсуждалось среди девушек нашего курса. Поэтому я прошу тебя, как заинтересованное лицо, договориться с ними, поскольку иначе мне придётся рассказывать о себе лишь общеизвестные сведенья, которые ты уже и так наверняка знаешь. В этом случае тебе быстро надоест это гиблое занятие, и вся затея не принесёт нам никакой пользы.

А пока я не уверен в том, что ты единственная получательница моего письма, могу поделиться лишь следующей информацией. Меня зовут Адам Мансурович Идолбаев. Мне 20 лет. Учусь во Всероссийской государственной налоговой академии Российской Федерации на факультете бухгалтерского учета, анализа и аудита. Я сейчас проживаю там же и у нас на родине появляюсь лишь во время летних или зимних (не часто) каникул. В данный момент нахожусь на третьем курсе и учиться мне еще два года…»

Вымучив из себя эти два несчастных абзаца, я решил сделать перерыв и позвонить Ольге, так как у меня наступил полный ступор. Но тут меня ждало разочарование – девушка не брала трубку. Интересно, почему она не отвечает? Выждав минуту, я попробовал дозвониться ещё раз. Не сразу, но Оля все-таки ответила:

- Привет! Как дела? Что-нибудь случилось? – голос у девушки был запыхавшийся.

- Привет. Всё в порядке. Я просто звоню тебя проведать. А почему ты так долго не отвечала?

- Да я Надю кормила, а телефон в другой комнате лежал – вот и не сразу услышала.

- О, так я тебя отвлекаю? Извини. Давай я потом перезвоню, – предложил я.

- Нет-нет, – заверила меня девушка, – я уже практически докормила, так что она неголодная – можно разговаривать.

- Ясно. А чем ты займёшься, когда закончишь с сестрой?

- Ну, если честно, я пока не знаю. Вообще-то надо бы в комнате прибраться, но мне лень, – со смешком созналась Ольга, – лучше я книжку почитаю или ванну приму или прогуляться схожу в лесок перед домом – всё-таки единственный выходной. Хочется отдохнуть, а не тратить его на уборку. А ты чем занят?



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 26.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться