Голос сердца

Эпизод 2

Понедельник, 13 октября 2003 г.

Ольга

Я нервно поёжилась и через плечо посмотрела на Адама. Ну да, так и есть, он опять на меня смотрит… А вот теперь отвернулся. Ощущение настойчивого изучающего взгляда в спину сразу исчезло. И что ему от меня надо? Вот и делай после этого добрые дела – и зачем я только полезла спасать Нестерову? А главное совершенно неясно чего от него дальше ожидать: может хочет поквитаться за то, что я вмешалась в его личные отношения со старостой? Вот так вот, дорогая, так тебе и надо – нечего было высовываться. Чтобы я ещё раз когда-нибудь влезла в чужие разборки? Да ни за что! Уж лучше прослыть трусливой и бесхарактерной, чем теперь сидеть как на иголках.

Ах, ну вот опять! Сколько можно на меня пялиться?! Я снова обернулась через плечо и сразу же наткнулась на внимательный и изучающий взгляд Адама. Я вопросительно вскинула брови, мол «чего надо?», а он лишь покачал головой, мол «ничего», и опять отвернулся.

Повышенное внимание Идолбаева к моей скромной персоне я заметила на следующий же день после инцидента с Нестеровой. Утро ознаменовалось тем, что Адам прилюдно извинился перед Леной и готов был пойти почти на всё, чтобы загладить свою вину. Я наблюдала «сцену извинений» со своего места, распложенного поблизости от знаменательного события, так что прекрасно всё видела и слышала.

Дело было так. Едва войдя в аудиторию и отыскав старосту глазами, парень сразу направился к её парте. Лена выдавала стипендию и, разумеется, в этот момент была окружена толпой студентов, мечтающих поскорее получить свои денежки. Окружающие её одногруппники Идолбаева заметили, замерли, не зная как лучше поступить: то ли сплотиться вокруг старосты и стать её живым забором, то ли спасаться самим и поскорее уносить ноги от её парты. Победило нечто среднее: кто-то отошёл, кто-то остался. Лена заметила необычные передвижения народа (не к ней, а наоборот, от неё во время выдачи стипендии - это совершенно нехарактерное движение для нормального студента) и, почувствовав неладное, подняла глаза. Тут как раз Адам и подошёл. Староста сразу побледнела, уткнулась лицом в свою ведомость и спросила дрожащим голосом:

- Что тебе надо, Идолбаев? Если стипендию, то сейчас дам. И больше ко мне не подходи, пожалуйста.

Адам неожиданно присел на корточки и тем самым вынудил Нестерову посмотреть на него:

- Вообще-то я пришёл мириться. Слушай, прости меня за вчерашнее, я был не прав. Дай-ка я твои руки посмотрю, – он осторожно потянулся к её запястьям, но Лена в ужасе отдернула свои руки и спрятала их за спину.

- Не трогай меня! – взвизгнула она, и в её голосе я услышала панические нотки.

- Да не бойся ты, я ничего тебе не сделаю, – с досадой отозвался Идолбаев. – Я только посмотреть хочу насколько повреждения серьезны, – затем добавил очень виноватым тоном:

-Извини, что я тебя так напугал. Ты права, я вёл себя как придурок. Но сейчас я абсолютно безопасен и готов загладить свою вину. Хочешь, я буду капитаном команды КВН как ты и хотела вначале?

-Э-э-э, нет, спасибо, – отозвалась староста не делая никаких попыток извлечь руки из надёжного убежища за спиной, – мы уже выбрали капитаном Мишу Ершова, так что как-нибудь без тебя обойдемся, правда же Миша? – тот согласно кивнул.

Помолчали. Адам всё также сидел на корточках и явно не собирался уходить, Лена заметно занервничала:

- Слушай, Идолбаев, ты уже извинился, я тебя выслушала. Так может теперь пойдешь дальше своей дорогой, а?

- Не волнуйся, я обязательно уйду, но сначала посмотрю на твои руки. Всего лишь две секунды и меня нет, обещаю, – вкрадчиво произнёс Адам. При этом он выглядел настолько безобидно, что староста слегка расслабилась и приободрилась:

- Я, конечно, могу показать, но что мне за это будет? Я же не бесплатный зоопарк. И сразу предупреждаю – зрелище не из приятных.

- Ничего, я и не такое видывал, не переживай, в обморок не грохнусь. – Усмехнулся Адам. – А по поводу бесплатного зоопарка: хочешь, забери мою стипендию себе, так сказать в качестве компенсации за моральный ущерб. Согласна?

У Нестеровой заблестели глаза – такого подарка от бешеного психа Идолбаева она явно не ожидала:

- Ладно, уговорил. Распишись вот здесь, а потом я покажу руки.

Адам без препирательств встал и поскорее нацарапал свою подпись. Видно было, что ему совершенно наплевать на стипендию и интересует его совсем другое. Лена тем временем подтянула повыше рукава своей песочной водолазки. Зрелище действительно не вызывало ничего кроме отвращения: коричнево-жёлтые следы от пальцев маньяка перечеркивались кое-где почерневшей сеточкой венозных сосудов. Адам впился взглядом в эти следы, осмотрел со всех сторон ,стараясь не прикасаться и в конце концов вынес свой вердикт:

-Не так уж страшно. Могло быть и хуже. Эти пятна через неделю-другую сойдут, следов не останется. Так что через месяц ты даже и не вспомнишь, что у тебя такое было.

- Сомневаюсь, – сухо ответила Лена. – Ну, ты насмотрелся? Можно мне теперь остальным выдать стипендию?

- Разумеется. Уже всё. Видишь, ничего страшного. А теперь я пойду своей дорогой, как и обещал, – и он примирительно улыбнулся и действительно направился к той парте, где обычно сидел (в дальнем конце аудитории, на галерке).

Видно было, что наш буйно помешанный успокоился и заметно повеселел. И тут это случилось в первый раз: я продолжала бездумно наблюдать за его передвижением, а он вдруг обернулся и посмотрел мне прямо в глаза. Это был такой пронизывающий и внимательный взгляд, что мне стало как-то не по себе. Я поскорее опустила глаза вниз, чтобы он не успел заметить моё смущение и растерянность, делая вид, что разглядываю свое кольцо на руке (но продолжая наблюдать за ним краем глаза). Однако, по-моему это не помогло, он всё равно заметил и улыбнулся.



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 26.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться