Голос сердца

Эпизод 15

Адам

Адрес, по которому Тимур попросил меня подъехать, был мне не знаком. Но я уже неплохо ориентировался в Москве и не сомневался, что с лёгкостью найду назначенное место. В смс мой друг не указал, зачем я так срочно ему понадобился, но я не сомневался, что он не стал бы меня беспокоить по пустякам. Только поэтому мне пришлось отказаться от своих планов проводить Олю до дома, а так хотелось!

Вообще со мной творилось что-то странное: в Олином присутствии я почему-то терял чувство реальности происходящего, мне становилось так спокойно и легко, что казалось будто попал в прекрасную сказку. Я чувствовал, что меня к ней тянет словно магнитом, и этому магнетизму было очень сложно противостоять. Всё время приходилось контролировать свои движения, чтобы не наделать глупостей. И всё-таки несмотря на то, что я за собой следил, в конце всё равно чуть не накосячил: не смог удержаться и при расставании её обнял, хотя и знал из своих прошлых наблюдений, что Соколова не приветствует подобные вольности в общении. Я почти сразу понял, что это была ошибка: девушка не оттолкнула меня и не пыталась вырываться (видимо из вежливости), но вся замерла и будто обратилась в лёд. Я сразу выпустил её, ругая себя на чём свет стоит за несдержанность, но Оля продолжала стоять ледяным столбиком с отсутствующим выражением лица. И только спустя несколько секунд, когда я всерьёз начал опасаться, что она заморозилась надолго, в её глазах появилась какая-то осмысленность. Я расстроенно подумал, что раз девушка от моего объятия аж вся заледенела, ей оно было неприятно, и ожидал, что она обидится, разозлится или как-нибудь ещё выразит своё недовольство. Но, к моему огромному облегчению, этого не произошло. Наоборот, Соколова смутилась и ругаться со мной явно не планировала. Вот и пойми после этого женщин! Точнее не всех женщин (их-то я более-менее сносно научился понимать и предсказать их реакции для меня не проблема), а одну конкретную!

И всё-таки интересно, почему она так реагирует? Может её в детстве кто-то обижал? Как бы мне выведать у Ольги об этом поподробнее? И, самое главное, что мне теперь делать со своей тягой быть к ней как можно ближе?! И ёжику понятно, что трогать её нельзя. Блин, прямо как в музее: смотреть можно, трогать – ни-ни! Да уж, с Соколовой не соскучишься – придётся следить за собой ещё тщательнее. «Что ж, господин Идолбаев, ты хотел научиться самоконтролю? Вот и пожалуйста - готовый тест на самоконтроль. И попробуй только его завали, неуравновешенный ты наш, сам же потом будешь локти кусать от расстройства», - иронично подумал я. Меньше всего на свете мне хотелось, чтобы Ольга опять удалила меня от своей особы на неопределенный срок (пока не научусь вести себя как следует) – боюсь, повторно такого мучения я не переживу и обязательно что-нибудь сломаю. Или кого-нибудь.

И ладно бы это были все странности на сегодня, так нет же! Когда я уже повернулся, чтобы уйти, Соколова вдруг окликнула меня таким требовательным голосом, что я испугался, подумав будто она наконец-то очнулась и всё-таки желает со мной поругаться. Но оказалось, что Оля просто хотела меня предупредить о какой-то опасности. У меня на душе внезапно потеплело, когда я понял, что девушка обо мне беспокоится - значит я ей не безразличен, и ей не всё равно, что со мной будет. Это очень радовало. Однако, информацию об опасности я принял к сведенью: зная Ольгино чутье, глупо бы было это проигнорировать.

За такими размышлениями, я сам не заметил как поезд довёз меня до нужной станции метро. Выскочив из подземки и быстро сориентировавшись на местности, я минут за десять добрался до нужного здания. Это оказалась какая-то школа. «Странно», - подумал я, – «что Тимур здесь забыл?». Набрав на мобильнике его номер, я сообщил, что уже нахожусь у здания, на что друг возбуждённым голосом ответил, чтобы я никуда не уходил, но постарался не привлекать к себе внимания – мол, он меня сейчас встретит. Подивившись про себя такой таинственности, я отошёл в тень за углом здания и буквально через три минуты увидел, как Тимур, выскочив из парадного входа, принялся оглядываться по сторонам. Покинув надежное убежище за углом, я поздоровался, и обрадованный приятель энергично потащил меня внутрь здания, по дороге треща без умолку:

- Дружище, я так рад, что ты пришёл! Ты ни за что не догадаешься, что сейчас происходит в этой школе! Точнее, не во всей школе, а только в спортзале. Ты когда-нибудь слышал о боях по боксу без правил, а? У тебя есть уникальная возможность познакомиться с этим явлением во всей красе, ведь именно здесь они сейчас и проходят! Здорово, правда? Только вот это не совсем легально, поэтому я и просил тебя не «светиться». Знал бы ты с каким трудом мне удалось достать сюда пропуск – желающих попасть на это мероприятие было хоть отбавляй, но ты же меня знаешь: я был бы не я, если бы не добыл нам приглашение! – с энтузиазмом тараторил друг, таща меня на буксире мимо школьных гардероба и столовой.

Мне и вправду стало любопытно: на таких сборищах я ещё не бывал, и уже с нетерпением предвкушал как поглазею на месилово в этой чистенькой и уютной школе. Но тут Тимур огорошил меня новостью:

- Кстати, я и тебя записал поучаствовать. Ты ведь не против, правда?

Я остановился как вкопанный посреди дороги:

- Что ты сделал?!

- Да ты не волнуйся, Адам, я всё предусмотрел, реальные данные не указывал, никто об этом не узнает. Я даже форму твою захватил, чтобы тебе не пришлось за ней возвращаться.

От такой наглости и своеволия я чуть не лишился дара речи, друг попробовал этим воспользоваться и подтолкнуть меня к спортзалу. Но тут я опомнился, и оттолкнув Тимура зарычал:



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 26.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться