Голос сердца

Эпизод 17

Понедельник, 23 ноября 2003 г.

Ольга

Сегодня мы с Адамом встретились в метро – так совпало, что одновременно приехали на «Рязанский проспект» и вместе выходили со станции. Вообще-то, это Адам меня заметил и подошёл поздороваться – я обычно в общественном транспорте невнимательна и настолько погружена в себя и свои мысли, что ничего не вижу вокруг. Так что пройти от парня в двух шагах и не обратить на него никакого внимания - вполне в моём стиле.

Выглядел Идолбаев на мой взгляд слишком бледным, но в целом держался хорошо. Интересно, что же он такое съел аж два дня назад, что его до сих пор так колбасит? Спрашивать его об этом я постеснялась, посчитав такой вопрос неэтичным, поэтому никак не стала комментировать его бледноватый вид.

На этот раз Адам и не думал меня обнимать, и у меня на это счет возникло двойственное ощущение: с одной стороны я почувствовала облегчение – слишком уж странные впечатления оставило после себя предыдущее объятие, но с другой - меня почему-то посетило лёгкое разочарование. Удивившись своей реакции, я запихала своё разочарование поглубже, решив разобраться с этим позже.

Адам был явно рад меня видеть, и я его – тоже, так что мы вместе потопали в академию, весело болтая о всяких пустяках. В присутствии Идолбаева пары летели незаметно, и этот день ничем бы мне так и не запомнился, если бы после международных стандартов аудита кое-что не произошло.

Вторая пара проходила на первом этаже, в сто пятой аудитории, а чтобы попасть на статистику, наша группа должна была подняться на третий этаж в том же крыле. Все наши одногруппники растянулись длиной неровной цепочкой, поднимаясь по лестнице. Мы с Адамом шли в самом конце и слегка приотстали от остальных.

Передвижения по лестницам в нашем универе были так устроены, что одни поднимались со стороны, где располагались перила, а другие – спускались со стороны, ближней к стене здания. Таким образом, создавалось два встречных потока и поэтому, чтобы не мешать встречным студентам, приходилось идти друг за дружкой. Адам чисто по-джентельменски пропустил меня вперед. И мы спокойно поднимались вверх абсолютно не догадываясь, что парочка резвящихся оболтусов несется с четвёртого этажа не разбирая дороги. Кажется, один студент догонял другого, суть не в этом, а в том, что догоняющий неосторожно толкнул меня в плечо. Да так сильно, что я не удержалась на ногах и стала заваливаться назад. Чтобы сохранить равновесие, я рефлекторно взмахнула тяжелым пакетом с книгами (я собиралась сдать их сегодня в библиотеку на большой перемене), который держала в левой руке. Равновесие, к счастью, было восстановлено, но вот пакет неосторожно угодил моему другу в район живота. Издав глухой стон, бедный парень согнулся пополам, схватившись за многострадальный живот обеими руками.

- Прости! – кинулась я извиняться. – Очень больно?

- Ничего, как-нибудь переживу, – мужественно выдавил из себя Идолбаев, но лицо у него при этом приняло нездоровый зеленоватый оттенок. И мне было видно, что это просто бравада, на самом деле ему срочно нужна помощь. «Так. Надо что-то делать», - подумала я, а вслух сказала:

- По-моему, тебе надо присесть. Пойдем-ка к гардеробу. Сам идти сможешь?

- Угу, – промычал мой друг и мы кое-как доплелись до ближайшей скамейки.

Статистика вот-вот должна была начаться, и мы уже опаздывали, но не могла же я его бросить в таком состоянии? Я нерешительно топталась рядом с пострадавшим парнем, не зная, что предпринять. Вдруг он сказал:

- Оль, ты иди. А я тут посижу, оклемаюсь…

Я представила как сейчас пойду на лекцию, а он будет тут сидеть весь такой зеленый (по моей милости, между прочим – это ведь я своим пакетом заехала ему в живот, хоть и ненамеренно!) и поняла, что не смогу просто так уйти. Вообще-то у меня был один нестандартный способ ему помочь, но я использовала его только с родственниками из опасений, что посторонние люди либо сочтут меня ненормальной, либо сдадут в какой-нибудь исследовательский центр и будут изучать до конца моих дней.

Способ был подчерпнут мной из различных эзотерических источников и заключался в следующем: я могла через руки временно забрать боль Адама себе и попытаться переработать, а потом передать в его тело целительную энергию, взятую мной откуда-то сверху, из космоса. А уж его организм сам бы разобрался на что её пустить, да и сама целительная сила, как субстанция, обладающая неким сознанием, определились бы куда течь. Звучит, конечно, слишком фантастично, но на практике всё оказывается намного прозаичнее и проще. Во всяком случае, потренировавшись на родне, я убедилась, что у меня такое лечение работает. Так то родня! Наверное, кровные связи имеют значение. А тут не совсем посторонний, но все-таки чужой человек… А вдруг не сработает? Тогда я выставлю себя круглой дурой. А если сработает, тогда что? Как Адам к этому отнесётся? Подумает, что я ненормальная?

С сомнением поглядев на парня, я обратила внимание, что лучше ему не стало, наоборот, по-моему, он стал ещё зеленее. А Идолбаев недовольно покосился на меня и спросил:

- Ну так как? Ты идёшь или нет?

- Иду, – решилась я, – но сначала кое-что сделаю…

Бросив сумку и пакет на скамейку, я стремительно присела рядом с Идолбаевым и, не давая себе времени передумать, осторожно просунула свою левую ладонь под его руками, которыми он обнимал пострадавший живот.



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 26.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться