Голос сердца

Эпизод 31-1

Воскресенье, 27 декабря 2003 г.

Ольга

К полудню, как и договаривались, мы все собрались у дельфинария. Маша впустила нас внутрь, поздоровавшись со мной и Тимуром, как со старыми друзьями и познакомившись с Адамом. Вчетвером мы не задерживаясь прошли в комнату отдыха, где оказалось полно народу: там были не только все, с кем мы уже успели познакомиться, но и несколько новых людей. Маша вполголоса пояснила:

- В связи с тем, что нам грозит серьёзное разбирательство, директор вызвал сегодня всех на работу. Официально он приедет на встречу с тобой. Но на самом деле, по-моему, он вознамерился каждому из нас устроить допрос с пристрастием, – просветила нас девушка, нервно поёжившись. Хотя мы успели войти, на нас не обратили внимания: сотрудники что-то активно обсуждали между собой и бурно выясняли отношения. Я и сама нехило нервничала с самого утра и здешняя тревожная обстановка вовсе не способствовала моему душевному комфорту, но всё же я попыталась приободрить дрессировщицу, успевшую стать мне подругой:

- Не переживай, Маш, всё как-нибудь образуется. Я постараюсь сделать всё, что в моих силах, чтобы обошлось без допросов.

Маша благодарно сжала мне руку и, обратившись к присутствующим, громко сказала:

- Коллеги, познакомьтесь кто ещё не знаком. Это Ольга и её друзья: Тимур и Адам.

Инструкторы и прочий персонал наконец-то нас заметили. Знакомые нам радостно заулыбались, остальные с живым интересом уставились на меня.

- Добрый день, – вежливо поздоровалась я. – Мы пришли по просьбе Маши помочь вам донести правду до директора. Надеюсь, ваш директор любит чай с пирожками? – пошутила я и широко улыбнулась, постаравшись разрядить обстановку (к слову, пирожками в этот раз мы с Адамом запаслись основательно, но всё равно не рассчитали на такую толпу народа). Анна, Марат и Игорь нервно рассмеялись, подошли ближе и обменялись с нами рукопожатиями, они явно были рады нас видеть. Почти все остальные сотрудники недоумённо улыбнулись, и напряжение, царившие в комнате отдыха, немного рассеялось.

Но толком пообщаться нам не удалось – в комнату вошёл высокий и полный мужчина со строгим и неулыбчивым лицом, на ходу отряхивая шапку и дорогое пальто от снега. Я узнала его – это и был директор.

- О, я вижу, все в сборе, – проговорил он, недовольно хмурясь. – Тем лучше. Сразу приступим к делу. Мария Александровна, – строго обратился он к Маше и указал на меня: – Я так понимаю, это и есть ваша супердевушка? Прошу вас, проводите её в мой кабинет.

- Извините, господин директор, – вмешался Адам и, указывая на себя с Тимуром, попросил: – Мы её друзья. Разрешите, пожалуйста, нам тоже присутствовать при вашем разговоре.

- Нет, молодой человек, – отрезал директор. – Не беспокойтесь, думаю, надолго я вашу подругу не задержу и с вами тоже непременно побеседую.

Зелёные глаза Адама упрямо и зло сощурились, я оглянуться не успела, как он схватил меня за руку и смело заявил директору во всеуслышание:

- Без меня она никуда не пойдёт. Или вы возьмёте нас с собой или будем разговаривать прямо здесь! – Тимур тем временем молча встал с другой стороны от меня, всем своим видом показывая, что полностью поддерживает Адама. Директор нахмурился ещё сильнее, глаза его сверкнули гневом, но сказал он не то, что мы ожидали:

- Что ж, тем лучше. Можете присутствовать. Чем скорее с вами разберусь, тем быстрее перейду к более важным делам! – и, развернувшись, широким шагом покинул комнату в гробовом молчании. Лица у всех присутствующих сразу стали подавленными и унылыми. Общее настроение выразила Анна, тихо пробормотав:

- Никогда не видела Бориса Аркадьевича таким злым, – в наступившей тишине её все услышали, и в комнате стало ещё печальнее.

Я посмотрела на Адама. Он по-прежнему крепко держал меня за руку и, видимо, не собирался отпускать. Я хоть и не одобряла его способ ведения переговоров с директором, в глубине души была благодарна другу за то, что не оставил меня с ним один на один. Сейчас вся затея переубедить руководство дельфинария казалась мне пустой и бесперспективной, однако отступать было некуда. Поэтому, как всегда со мной бывало в критических ситуациях, я про себя призвала на помощь Светлые Силы, прося у них спокойствия и поддержки.

- Ну что, идём? – кисло спросила Маша. Я кивнула, и мы направились к выходу. Никто не пожелал нам удачи.

Из знакомого коридора, ведущего в комнату отдыха, мы свернули в небольшой боковой проход, заканчивающийся лестницей. Поднявшись на второй этаж, мы очутились на застеклённой платформе, из которой с правой стороны открывался прекрасный панорамный вид на большой бассейн и трибуны для зрителей. Платформа была поделена на две части: первая служила чем-то вроде приёмной для посетителей, а вторая была отгорожена стеклянными стенами, закрытыми жалюзи и, судя по всему, являлась кабинетом директора.

Я мельком оглядела приёмную. Слева от двери в директорский кабинет стоял большой письменный стол с канцелярскими принадлежностями, видимо, для секретаря, которая (или который?) в данный момент отсутствовала. У левой стены расположился маленький диванчик и пара стульев для посетителей. В углу стояла вешалка для верхней одежды. А вся правая стена, как я уже упоминала, представляла собой одно большое окно с видом на первый этаж. Больше в комнате ничего не было.



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 26.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться