Голос сердца

Эпизод 32

Адам

Мы снова ехали в метро к Ольгиному дому, и она, как и в прошлый раз, спала как убитая, пристроив свою симпатичную головку у меня на плече. А я был занят тем, что окунулся в воспоминания о сегодняшнем дне, пытаясь переварить прошедшие события.

Я попросился присутствовать при разговоре подруги с директором, предположив, что у Ольги с её скромностью в одиночку не хватит духа ему противостоять и как следует всё объяснить. Как же я ошибался! Всё время забываю, что когда ей нужно, тихая и мягкая Оля волшебным образом превращается в несгибаемую железную леди. Спокойно объяснив ситуацию, она всего лишь парой фраз заставила директора поменять к ней своё отношение и убедила отправиться на беседу с дельфином, хотя до этого было заметно, что этот скептичный мужик ни на грош нам не верит. Я заметил, что Ибрагимов тоже поглядывает на неё круглыми от удивления глазами – видимо, ещё не сталкивался с этой особенностью её характера.

Потом, уже в комнате Антона, Соколова нас всех удивила точностью информации, которую она получила от дельфина в ответ на вопрос директора. Я и не думал, что от тех, кого мы считали бессловесными и неразумными животными можно узнать столько интересных подробностей. Или это только у Ольги так хорошо получается расшифровывать то, что они говорят? Особенно любопытно в этот момент было наблюдать за директором: по мере того как девушка говорила, его лицо всё больше вытягивалось от изумления, а глаза стали круглые как блюдца. Выглядел он при этом довольно забавно. За Ибрагимовым я тоже наблюдал: этот не так сильно удивился, видимо, уже знал чего ожидать, и с изучающим интересом неотрывно следил за каждым Олиным движением - похоже он вознамерился выяснить, что в ней такого особенного, что даже дельфины с ней разговаривают.

Но когда подруга закончила беседовать с дельфином, я переключил на неё всё своё внимание, так как заметил, что её лицо стало бледнее, чем обычно. И, как только представилась возможность заставить её поесть, я сразу всучил ей пирожок, догадываясь, что увлечённая спасением дельфинов Соколова и не подумает позаботиться о себе, если ей не напомнить.

Затем мы пошли лечить остальных дельфинов. Тот, к которому мы зашли сразу после Антона, и вправду был в ужасном состоянии. Даже мне, непрофессионалу, было заметно, что он очень болен. Видимо, он и действительно был на последнем издыхании, так как Ольга, поняв, что не дотягивается до него и придётся лезть в бассейн, стрелой полетела добывать себе гидрокостюм в комнату отдыха, даже не взглянув в нашу с Тимуром сторону.

О том, что случилось, когда я увидел Олю в гидрокостюме – лучше не вспоминать. Я, конечно, знал, что у моей подруги нет проблем с лишним весом, но даже предположить не мог, что за мешковатой одеждой скрывается такая фигура!! Если бы меня кто-нибудь что-нибудь спросил в этот момент, то я бы не смог ответить, так как потерял дар речи от восхищения! Гидрокостюм облеплял её тело со всех сторон, ничего не скрывая, и от увиденной красоты во мне всё воспламенилось. В груди разгорался пожар, и я понятия не имел, как это остановить. Вдруг Ольга посмотрела прямо мне в глаза, и мне показалось, будто меня ударило током. Наверное, она прочитала все мои чувства по лицу, так как ужасно смутилась, покраснев и опустив глаза, и поскорее убежала из комнаты. А я подумал, что из-за этого дурацкого гидрокостюма выдал себя с головой и теперь придётся как-то оправдываться и выкручиваться, отвечая на её любопытные вопросы. И отправившись следом за ней, попытался заранее просчитать в уме, что, как и когда лучше ей говорить.

По пути я краем сознания отметил, что местный персонал к нам присоединился, поняв, что буря в лице директорского гнева миновала, и теперь каждый жаждал посмотреть, как моя подруга разрулит ситуацию, спасая питомцев. Войдя в комнату, я обнаружил, что Ольга уже вовсю обнимается с дельфином и остро пожалел, что я сейчас не на его месте. Она провела с ним в воде, не шевелясь, довольно долго, так что многие из сотрудников откровенно заскучали, не увидев ничего интересного. Только инструкторы, которые уже видели, как она работает, да мы с Тимуром и директором внимательно следили за действиями в бассейне.

Вдруг Оля отлепилась от дельфина и, подплыв к краю бассейна, уцепилась одной рукой за бортик. Я уж было подумал, что всё закончилось и собрался помочь ей вылезти – но нет, она снова положила свободную руку на дельфина, да так и застыла словно изваяние ещё на добрых десять минут. Поэтому когда девушка снова сменила положение, и на бортике появилось уже две руки, я не спешил лезть со своей помощью, опасаясь прервать сложный лечебный процесс, пока не услышал вопль из бассейна:

- Эй, кто-нибудь! Вытащите меня отсюда!

Мы с Ибрагимовым одновременно откликнулись, шагнув к краю бассейна, и в два счёта выдернули лёгкую девушку из воды. Видно было, что когда Соколова обнаружила сколько народу за ней наблюдало, ей стало заметно не по себе – она вся как-то зажалась и старалась ни на кого не смотреть, обращаясь исключительно к директору. Мне захотелось укрыть её от всех любопытных глаз, но в данный момент это было невозможно.

Подруга, видимо, решила, что чем скорее всех вылечит, тем быстрее сможет избавиться от назойливого внимания зрителей, поэтому быстрым шагом направилась к следующему дельфину. Им оказался уже знакомый исследователь людей, с которым мне довелось пообщаться в прошлый раз. И я порадовался про себя, что он выглядит не таким больным, как предыдущий дельфин, да и лечила его Оля не так долго как первого. Но, похоже, она не только лечила, но и успевала с ним одновременно разговаривать, так как когда убирала свои руки с дельфиньей головы, вдруг огорошила всех новостью, что наш исследователь хочет пообщаться с Тимуром.



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 26.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться