Голос сердца

Эпизод 34

Ольга

Как только Адам вышел, я тут же повернулась к Маше:

- Покажи мне поскорее, пожалуйста, где у вас умывальник. Игорь прав, мне нужно привести себя в порядок.

- Пойдём, я тебя провожу, – с готовностью откликнулась девушка и, взяв меня за руку, повела к двери. По дороге к умывальнику, посмотрев на меня сочувственным взглядом, добрая Маша участливо сказала: – Слушай, Оль, не расстраивайся так сильно. Это было неизбежно. Когда мы утром прибежали к Кассандре, я уже тогда поняла, что она собралась навсегда нас покинуть. Я не стала тебе этого говорить, поскольку ты была полна решимости оживить её и просто не стала бы меня слушать. К тому же я всё-таки надеялась, что, может быть, произойдёт чудо, и тебе удастся вытащить её с того света. Но, видно, воскрешать мёртвых людям не под силу, даже таким необычным как ты. Так что не вини себя. Бедной Кассандре просто не повезло, вот и всё.

- Спасибо, Маш, – откликнулась я. – Адам мне уже это объяснил и правильно сделал. Если бы он вовремя не вправил мне мозги на место, боюсь, в вашем бассейне плавало бы одним трупом больше, – тяжело вздохнув, призналась я, с тихим ужасом и стыдом вспомнив какие ненормальные мысли суицидального характера посещали мою дурную голову, пока Адам не примчался мне на выручку.

- Да что ты такое говоришь! – искренне возмутилась дрессировщица. – Разве можно принимать всё так близко к сердцу?! Так же можно в гроб себя загнать раньше времени. Теперь я понимаю, почему нас при работе с животными учили всегда соблюдать дистанцию. Оля, ты тоже должна обязательно этому научиться (я имею в виду не только лечение животных, но и людей), иначе бедному Адаму придётся дежурить рядом с тобой круглосуточно и постоянно спасать от нервных срывов как сегодня.

- Да, я понимаю. Постараюсь больше такого не допускать. Знаешь, я ещё никогда при нём так не ревела, и мне ужасно стыдно…

- О, это пустяки, – беззаботно махнула рукой девушка. - Тебе ещё повезло, что тебя не вывернуло ему на рубашку: когда я впервые увидела мёртвое животное, к которому за пять лет работы очень привязалась, то от расстройства быстренько рассталась со своим завтраком, который попал прямо на стильные ботинки моего тогдашнего работодателя. Сама понимаешь, надолго на той работе я не задержалась.

У меня от удивления округлились глаза – таких откровений от дрессировщицы я не ожидала. В это время мы как раз подошли к туалету для персонала, который находился в противоположном от комнаты отдыха конце коридора. Я тщательно умылась и похлопала себя по щекам. Над раковиной висело небольшое зеркало, и я заглянула туда… Лучше бы я этого не делала! Из зеркала на меня смотрела страхолюдина с бледным лицом в красных пятнах (которые, слава Богу, уже начали постепенно исчезать), опухшими глазами и красным носом. Я конечно, предполагала, что после такой истерики выгляжу не лучшим образом, но не настолько же ужасно!.. Открыв кран с холодной водой, я опять принялась умываться. После второго раза я выглядела уже получше и решила, что больше улучшить свой внешний вид никак не могу. Маша терпеливо дожидалась меня у выхода из туалета и, как только я закончила приводить себя в порядок, мы вместе направились в комнату отдыха.

- Я сейчас поставлю чайник, ты выпьешь чего-нибудь горячего, и тебе сразу станет легче, – пообещала мне дрессировщица.

- Спасибо, – поблагодарила я добрую девушку, – это было бы замечательно.

- «Ольга! Зайди ко мне!» - вдруг услышала я мысленный зов дельфина, когда мы проходили мимо двери Антона-Кипера. Я резко затормозила, и догадливая Маша сразу поинтересовалась:

- Что? Тебя кто-то позвал?

- Да. Антон. Но мне что-то не хочется сейчас к нему идти, – пожаловалась я подруге. Дельфин словно услышал меня или, скорее, почувствовал моё нежелание видеть кого-либо из их сородичей и прислал мне образ Кассандры-Чезары, окруженный сияющим светом, с настойчивым мысленным импульсом:

- «Чезара просила тебе кое-что передать перед великим отплытием туда, откуда не возвращаются. Зайди.»

Тут ко мне пришла запоздалая догадка, и меня словно подкинуло. Не обращая внимания на растерявшуюся Машу, я стрелой влетела в комнату Кипера, посылая ему всё своё возмущение и негодование:

- «Ты всё знал! Вы все – знали! И ничего мне не сказали! Не намекнули даже, что ей больше всех требуется помощь! Почему?!» - обрушила я мысленную бурю на бедного дельфина. - «Разве так сложно было указать мне на неё в самом начале? Я бы успела ей помочь, и никто бы не умер. Но ни ты, ни Крисси, ни Уилер, никто из вас мне о ней не сказал! Почему вы все молчали?!» – разбушевалась я не на шутку. Кипер терпеливо переждал, пока я мысленно наорусь в своё удовольствие, а потом со спокойным достоинством подумал:

- «Потому что она не хотела больше здесь жить. Ольга, Чезара была намного старше нас всех, она устала от своего тела и давно уже собиралась покинуть нас. Мы знали об этом и уважали её решение.»

Кипер сопроводил свою мысль смутно знакомым мне образом, как дельфина, сделав изящный круговой пируэт, растворяется в синей толще воды:

- «Но она не могла нас бросить, пока мы были в беде и ели плохую еду,» - знакомый образ: дельфины вылавливают из голубой воды коричневые комочки отравленного корма, и их тела наполняются темнотой. – «Она поддерживала наши силы сколько могла (картинка: от дельфины к её сородичам тянутся призрачные нити, по которым перетекает серебристо-голубая энергия), но потом пришла ты и освободила её (дельфин показал, как я вливаю в него золотистый целительный свет, а затем так же исцеляю Крисси и Уилера). Чезара поняла, что больше не нужна здесь и теперь может исполнить своё давнее желание (видение: от мёртвого тела Кассандры отделяется полупрозрачный светящийся образ дельфина и превращается в сверкающую неземным белым светом звезду, которая стремительно удаляется от меня, исчезая в водяной синеве). Она просила передать тебе большую благодарность за своё освобождение и наше исцеление (я почувствовала, как на меня накатила волна не просто большой, а огромной благодарности!) и сказать, чтобы ты отпустила её так же как мы (я увидела себя со стороны: я машу вслед уплывающей дельфине, и лицо моё при этом полно спокойствия и умиротворения). Понятно?» - в конце этой поистине гигантской речи Кипер прислал успокаивающе-вопросительную интонацию.



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 26.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться