Голос сердца

Эпизод 29-2 (с иллюстрацией)

Мы гурьбой вывалились из комнаты Кипера, но не успели сделать и двух шагов, как до меня донеслась чья-то яркая мысль: «Ольга!». Я резко затормозила и остальные удивлённо на меня оглянулись.

- Меня кто-то позвал, – сообщила я и пожаловалась: – Никак не могу к этому привыкнуть…

- Кто? Антон? – спросила Анна.

- Да нет, на него не похоже. Какой-то другой дельфин. По-моему, зов шёл оттуда, – я указала на дверь, расположенную через одну слева от той, из которой мы только что вышли.

- Там у нас Тим, – пояснила дрессировщица. - Он моложе Антона и очень любознательный. Так что вполне мог позвать… Пойдёшь? – с интересом спросила она.

- Почему бы и нет? – я пожала плечами и зашагала к указанной двери.

Все дружной толпой двинулись за мной, и вскоре мы оказались в комнатке, являющейся точной копией предыдущей. Дельфин уже ждал нас, высунув голову за бортик и чуть ли не подпрыгивая от нетерпения. Он первым послал мне волну приветствия и благодарности за то, что пришла, прислав свой образ:

- «Я – Уилер,» - выглядел он при этом довольно бодро, с первого взгляда и не скажешь, что его травят плохой едой.

Мысленно ему улыбнувшись и поприветствовав в ответ, я сложила ему руки на голову и поинтересовалась:

- «Ты меня звал? Зачем?»

В ответ перед моим внутренним взором быстро замелькали образы. Там было много разных людей всех возрастов. И все они что-то делали. Взрослые и дети смеялись, разговаривали, ругались, плакали… Все это сопровождалось эмоциями любопытства и какого-то аналитического интереса со стороны дельфина. В конце же прилетела мысль:

- «Я наблюдаю за людьми. Исследую. Но мне многое непонятно. Поможешь разобраться?» - как ни странно мысли Уилера звучали для меня намного чётче и яснее, чем мысли Кипера. Они казались максимально приближёнными к человеческой речи, и понимать их было на порядок легче.

- Что он говорит? – не выдержала Анна затянувшегося молчания. Я с улыбкой пояснила:

- Похоже он учёный. Исследует людей. Хочет, чтобы я пояснила ему некоторые особенности нашего поведения.

- О-о-о-о!- удивлённо протянула девушка. А я даже не оборачиваясь почувствовала, как у всех присутствующих от изумления вытянулись лица.

- «Почему я так хорошо тебя слышу?» - спросила я дельфина, послав ему волну радостного удивления и не отвлекаясь больше на людей. – «Это потому, что ты изучаешь нас?»

От Уилера прилетел утвердительный ответ, сопровождаемый образом: голова человека и рядом дельфинья. От человеческой головы неровными волнами идёт какое-то излучение. И от дельфиньей головы тоже идёт похожее излучение, только волны там более ровные и мелкие. Вдруг излучение дельфина стало постепенно меняться, становясь всё больше похожим на человеческое. Всё это визуальное пояснение сопровождалось пояснением словесным:

- «Я настроил свой мозг на ваши мысли, чтобы лучше понимать вас. Но даже это не всегда помогает. Так ты поможешь?»

- «Конечно! С радостью!» - с энтузиазмом согласилась я. Вдруг у меня перед глазами всё поплыло и виски сдавило от боли.

- ОЙ! – вскрикнула я и схватилась за голову. Адам в мгновение ока оказался рядом со мной и, тревожно заглянув мне в глаза, спросил:

- Оль, может уже хватит, а? Ты и так сегодня много общалась. Давай ты в другой раз с ним поговоришь, ладно?

Мне не хотелось прерывать беседу с Уилером, когда началось самое интересное, но я вынуждена была признать, что Адам прав, поэтому, чувствуя в голове тупую ноющую боль, неохотно послала дельфину-учёному волну сожаления:

- «Извини, друг. Давай поговорим в другой раз. Мне непривычно разговаривать мыслями. И я уже сильно устала».

- «Хорошо», - прилетел разочарованный ответ, но тут же сменился волной нетерпеливого любопытства: – «Только один вопрос: ты с ним пара?» - и в сопровождающей картинке я увидела саму себя и Адама, который встревоженно присел рядом со мной. Вокруг каждого из нас была какая-то цветная дымка, видимо аура. В тех местах, где наши ауры соприкасались, они как бы сливались и проникали друг в друга, цвета становились ярче и насыщеннее. Выглядело это очень красиво.

- «Что?» - я так удивилась подобному интересу со стороны дельфина, что даже головная боль слегка утихла. Но Уилер, видимо, решил, что мне непонятен сам вопрос и перефразировал:

- «Ты и он, вы вместе на всю жизнь?» - картинка тоже сменилась. Теперь мы с Адамом стояли рядом друг с другом и держались за руки, разноцветное излучение от каждого из нас сливалось в одно облако, а вокруг нас прыгало много маленьких Адамов и Оль.

Увидев это, я покраснела как рак, и от меня самопроизвольно пошла эмоциональная волна возмущённого отрицания:

- «Нет! Мы не пара. Мы – друзья!» - я мысленно зачеркнула образ «счастливой семьи», которую нарисовал дельфин, и создала свой: я стою рядом с Адамом, но наши ауры не сливаются, а остаются отделёнными друг от друга и всего лишь соединяются между собой множеством тонких нитей. Потом я решила показать ему, что у Идолбаева уже есть пара: я представила Адама и Маринэ (так, как я нарисовала её себе в своём воображении по её описанию) и объединила их ауры в одно облако, как на картинке у дельфина, подумав:



Юлия Богатырёва

Отредактировано: 26.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться