Голоса Гамильтонов

Размер шрифта: - +

I

...Мы живём на тихом островке невежества

посреди темного моря бесконечности,

и нам вовсе не следует плавать на далекие расстояния.

Г. Ф. Лавкрафт

 

Abissus abissum invocat

 

Уже который день в доме царила одновременно суматоха и какая-то подавленность. Слуги перебегали по комнатам очень быстро, при этом на цыпочках, стараясь, чтобы ни одна половица не скрипнула. Трижды приходила полиция, но ей говорили далеко не всю правду, и она уходила ни с чем. Всем заправляла миссис Симпсон, и делала это по своему обыкновению бестолково, а мистер Гамильтон закрылся в библиотеке и даже не пытался хоть на что-то повлиять. Элинор чувствовала себя ненужной. Она была гувернанткой, но ее подопечного здесь больше не было. И как бы она не хотела помочь мистеру Гамильтону, от нее было немного толка. Чтобы оказаться хоть как-то полезной, она спустилась вниз, когда позвонили, и открыла дверь, ожидая увидеть полицейских, или, может быть, миссис Гамильтон, любую из двух. На пороге стоял высокий мужчина, весь в черном, в низко надвинутой на лицо шляпе, из-под которой загадочно поблескивали очки. Руки его в черных перчатках сжимали дорогую эбеновую трость так, словно это был остро заточенный клинок. Конец трости ткнулся в дверной косяк, а нога воспрепятствовала закрыть перед этим жутким человеком дверь.

- Скажите Грегори, что пришел его брат.

Элинор впервые слышала, чтобы у мистера Гамильтона был брат, но, кажется, понимала, отчего потребовалось скрывать его. Этот мужчина был полной противоположностью обаятельного, радушного мистера Гамильтона, в котором все души не чаяли. Он бесцеремонно отодвинул Элинор в сторону, прошел в холл и бросил на столик шляпу и трость. Очки с темными стеклами придавали бледному лицу загадочно-злодейский вид, словно этот мужчина сошел со сцены мелодраматичного спектакля.

- Ну же, передайте Грегори, что я пришел. Шевелитесь, барышня!

Элинор поджала губы, подобрала юбку и поспешила к библиотеке. Помешкав немного, она постучала, приоткрыла дверь и заглянула осторожно внутрь. Мистер Гамильтон сидел в кресле возле камина с раскрытой книгой на коленях, и неотрывно смотрел в огонь. Элинор откашлялась.

- Кхм-кхм. Мистер Гамильтон…

Мистер Гамильтон повернул голову.

- Да, мисс Кармайкл. Что-то произошло? – голос его, глубокий и обычно такой нежный, звучал неестественно ровно, сухо и безжизненно.

- Там пришел мужчина, мистер Гамильтон… который утверждает, что он ваш брат…

Мистер Гамильтон стремительно поднялся с кресла, уронив книгу, и выбежал в холл. Черный гость его стоял у лестницы, разглядывая семейный портрет кисти Тиссо, написанный чуть более года назад: улыбающийся мистер Гамильтон, миссис Лаура Гамильтон в чудесной бальной накидке и Джеймс с Тотзи на коленях.

- Это, стало быть, мой племянник? – черный оббежал взглядом комнату и кивнул на Элинор. – А это?

- Мисс Кармайкл, гувернантка Джеймса, - сухо ответил мистер Гамильтон. – Вы свободны, мисс.

Элинор кивнула нервно и взбежала вверх по лестнице, провожаемая неприятным, изучающим, исследующим взглядом. Только в своей комнате она почувствовала себя в безопасности, и все же повернула ключ в замке на всякий случай. Что за жуткий человек! Как он может быть братом любезнейшего, заботливейшего мистера Гамильтона? Здесь крылась какая-то тайна, как в романах, но Элинор приказала себе усмирить любопытство. Оно было не к месту, когда в доме такое горе.


 

* * *


 

Дамиан медленно обходил библиотеку, изучая содержимое шкафов, и Грегори следил за ним, отмечая неловкость некоторых движений. Вот отказывает на мгновение колено, и Дамиан оступается, но находит равновесие и продолжает идти неспешно и внешне вальяжно. Вот руки дрожат, и Дамиан не решается взять слишком тяжелую для него книгу.

- Притуши свет.

Грегори погасил половину ламп, и только тогда Дамиан снял свои очки и потер переносицу.

- Выпьешь?

- Ты очень любезен, - саркастически заметил Дамиан.

- Виски? Вина?

- Кофе с капелькой шоколада, - Дамиан опустился в кресло, вытягивая перекрещенные ноги, сложил руки на животе и принялся разглядывать брата. – Прекрати делать вид, что позвал меня сюда для светской беседы. Ты прислал мне паническую телеграмму, а теперь предлагаешь выпить? А не сыграть ли нам на бильярде, брат?

- Она вовсе не была панической, - возразил Грегори.

- Ты прав, я скверный бильярдист, - Дамиан достал из жилетного кармана сложенный вчетверо лист. «Дамиан приезжай срочно лаура бежала нашим сыном вопрос жизни смерти Грегори». Ты чудесно сэкономил на знаках препинания. Или просто позабыл о них?

Грегори сел в кресло и запустил руки в и без того взъерошенные волосы.



Дарья Иорданская

Отредактировано: 20.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться