Голубая Агава

Размер шрифта: - +

***

Произошедшие со мной события, не смотря на их типичность и обыкновенность, казались немыслимыми и сводящими с ума. Чувства, необходимость, потребность, зависимость – все это разрывает меня. Они заполнили собой все до такой степени, что почти забыл, как было раньше. Точнее не забыл, но прошлое отделилось какой-то непонятной пеленой. Так странно, когда ты только начинаешь жить, все в этом мире имеет свой уникальный  цвет: любой новый опыт, знакомства, девушки. Каждая сигарета отдает неповторимым ощущением, будь то тревога, за то, что кто-нибудь увидит из знакомых, стеснение за свой возраст, беспокойство за то, что же люди подумают, а бывала и безграничная печаль, или запредельное расслабление с нотками ощущения себя особенным.  С возрастом все становится привычнее, пусть и не теряет смысла. Ты становишься специалистом своей жизни, знаешь, как и  что ты делаешь, знаешь какой ты и самое главное - кто. И это нравится. Чувствуешь себя, словно рыба в воде. Но всегда появляется кто-то или что-то, умудряющееся перевернуть твою жизнь с ног на голову.

Перед вами потерявший все неудачник - рассудок, самоуважение, свою личность. Я шепчу ее имя в пустоту, в надежде что она придет. Сиера. Сиера. Нет, идиот, ты же знаешь ее! Хотя и не знаешь совершенно в то же время. Сама она не придет никогда. Неужели это конец? Во мне больше нет ни капли сил, даже на то что бы подняться с дивана, или, что бы перевести взгляд с одной точки на другую. А она не станет спасать меня. Ни за что не станет. Она еще станцует на моей могиле. Вы спросите, что за бред я несу? Повторюсь, я потерял все. Даже стопроцентную для меня истину – мнение о ней, образ ее…

Не могу сказать теперь, что любил кого-то до нее. Все стерлось, померкло с появлением Сиеры в моей жизни. Все в ней было особенным:  ее пепельные волосы, ярко-зеленые глаза, аромат ее кожи. Я ни с чем не спутаю ее запах, - такой тонкий, почти неуловимый, оставляющий отголоски лимона. Мне всегда хотелось спрятаться в ее волосы и вдыхать этот аромат. Это мгновение должно было бы стать вечностью. Перед смертью, память подарит мне только этот чарующий образ. Она как будто делала каждый раз одолжение, позволяя поцеловать себя, и каждый раз оставалось соленое послевкусие, - это была расплата. Чувствуя прикосновение к чему-то запретному, понимал, что на всю оставшуюся жизнь становлюсь должным за эти минуты. Зная, что никогда не смогу расплатиться за них,  все равно рисковал. Она была рядом и только это имело значение.

Она появилась, словно ангел, пожалевший потерявшегося человека. Стоял жаркий летний, неудачный для меня, день. Ослепляющее, наводящее тоску и тихую агрессию, в то же время, солнце не давало покоя. Одиночество, бар, карьера, накрывшаяся медным тазом - вот краткое описание того злополучного дня. А совсем недавно все ведь так удачно складывалось… Определенно, это не могло быть правдой долгое время. Судьбе не свойственно быть идеальной.

Я писал психологические статьи в паре модных журналов, в одном из которых вел колонку советов для женщин. Одна сумасшедшая предприняла попытку суицида, объявив, что все благодаря моей писанине. В следствие инцидента, дамочка подала в суд., а в результате, само собой, меня по голове не погладили. Более того, даже частной практикой заниматься сейчас для меня нет никакого смысла. Кто же пойдет к психологу-убийце? «Конечно, наивернейший способ решения проблем в жизни – просто уйти из нее! Разумеется, только психотерапевт может подвести к этой гениальной мысли!» - негодовал я. Как же я был жалок - сапожник без сапог. Окончание психологического факультета я считал главным достижением в жизни. Специальность щедро одарила меня высокомерием. Увы, теперь пришлось спускаться с небес на землю. Может, стоило попытаться воплотить мечту детства, - собрать рок группу, бросить все, играть в гараже, беспрерывно пить пиво и курить травку?  Некоторые из моих школьных друзей успешно следовали этому плану. Вот и оказывается,  надо с самого начала следовать зову сердца, не отвлекаясь на глупую рациональность, и будет тогда тебе счастье. Сидя в баре и потягивая виски,  пытался найти номера старых друзей. Бобби Стивенс. "Пожалуйста, будь все еще на связи", - проносилось в голове, пока набирал номер.

- Алло.. привет, дружище, как ты?

- Ааа… Джек.. это ты… привет….. – судя по голосу, Бобби «нездоровилось». «Кто-то изрядно напился вчера вечером», - пришло ко мне закономерное умозаключение.

- Не занят сейчас? Хочешь выпить? – Я хорошо знаю, чем его можно заинтересовать.

Мое предложение сразу оживило голос Бобба. Его явно мучило похмелье. Как только я сказал ему адрес, похоже, было принято решение скатиться по наклонной. Ну и черт с ним! Все равно больше ничего не имело смысла. То, во что верил на протяжении девяти лет, оказалось порченым товаром. В любом случае, необходимо отвлечься, - так я полагал.

Я сидел в грязном дешевом баре. Нет, не потому что не мог позволить себе местечко получше. Мне необходимо было скрыться от всех - злых языков, перешептывающихся людей, узнающих меня, от осуждения и насмешек знакомых, злорадства со стороны. Удивительно было, почему до сих пор на беднягу бармена не полилась грязь моей души. С другой стороны, я и слова выдавить из себя не мог. Только сейчас понял, насколько похожи наши с ним профессии. Наверняка, по ту сторону барной стойки ты думаешь, как же они все убоги, как вы мне все надоели со своими проблемами, нытьем, нереализовавшимися мечтами и прочей чепухой. Аналогично чувствуешь себя за завесой (как оказалось мнимого) психического здоровья и ярлычком эксперта душ человеческих. Вторые сто грамм подходили к концу. Я ждал Бобба, как спасение от бездны депрессивных мыслей, периодически поглядывая на часы. Когда ждешь, умудряешься проверять время, чуть ли не 2-3 раза за минуту. Куришь сигареты одну за другой. Думаешь, вот закончится очередная доза никотина, и ожидание вместе с ней. Желая разнообразить ожидание, я почему-то решил заказать текилу. Видимо, надоело хлебать виски. Бармен незамедлительно предоставил мне стопку искрящейся жидкости. В эту минуту входная дверь бара открылась и в помещение попали терзающие душу лучи солнца.  Машинально поворачиваясь, думаю: «Наконец-то,» - полагая что сейчас появится школьный товарищ. Но мысль оказалась ошибочной.



Sally Angedoniya

Отредактировано: 12.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: