Голубая бухта

Размер шрифта: - +

Глава 9

Утром Артём первым делом зашёл к Заславскому.

– Станислав Сергеевич, ребята просили находки вернуть. Они их собираются в местный музей передать…

– А… Артём, доброе утро. А какие ребята, какие находки?.. — Заславский рассеянно оторвался от бумаг.

– Да наши ребята — Павлик с Юлей. И их приятели, помните? С Ахмедом прилетали, нашли старинные диски на дне бухты.

– А! Помню, помню. Находки любопытные, но, увы, не уникальные… Да, да… Сейчас… — Заславский вышел. Артём рассеянно оглядывал палатку. Неожиданно его взгляд остановился на бумаге, лежащей на столе. В этот момент послышался голос Заславского.

– Артём, тут такое дело… С тем раскопом, сам знаешь, полный сумасшедший дом… Ну, в общем, находки ребят мы случайно в Москву отправили вместе с остальными. Я свяжусь с институтом, попрошу, чтобы вернули… Но, боюсь, это теперь будет не так просто… Результаты вот, можешь передать ребятам, — Заславский вынул из ящика полевого стола конверт.

– Да… Ну, ладно…

Артём вышел из палатки и рассеянно взглянул на Тоню и Ахмеда, поджидавших его снаружи.

– Чего там случилось?

– Да, Ахмед Исмаилыч, — Артём махнул рукой. — Рассеянность великого учёного. Находки ребят в Москву улетели.

Ахмед неодобрительно покачал головой. Ему эта весть явно не понравилась.

– Тём, а ты Копне позвони, — предложила Тоня. — Он же должен их принимать.

Ахмед вернулся к флайеру. Новость ему не очень понравилась. Заславский потерял находки? Он не настолько рассеян и глуп. Станислав Заславский обожает порядок во всём, и человек он весьма и весьма организованный. Это Ахмед знал точно. И опять эти загадочные находки. История вокруг них слишком уж закручивалась. «Как бы ребятишки не пострадали…» — Ахмед потёр подбородок.

– А может Заславский перепутал? — Тоня вышла из палатки. За ней выглянул и Артём.

– Скажи ещё, что он их прикарманил, чтобы продать туристам.

– А что случилось?

– Да тут чудо прям чудное, дядя Ахмед, — хмыкнула Тоня. — Сергей божится, что находок в грузе не было. Только то, что в каталоге. Никаких дисков.

В это время почти рядом с палатками проехал «уазик» и из него выскочила молоденькая девушка в шортах и безрукавке.

– Ларис, погоди! — Тоня кинулась к ней.

– Привет, Тонь. Ты чего?

– Слушай, находки ребят точно в Москву отправили?

– Пулек и Корабликов, что ли?

– Ну, да!

– Тонь, тебе кто это ляпнул?

– Заславский… — опешила Тоня.

– Свихнулся, старый… — скептически хмыкнула Лариса. — А я пока нет. И точно помню, что он их велел переложить на другой стеллаж. Специально, чтобы не смешали с нашими. А что, ребята назад уже просят? Заславский Колокольчика ждёт. Может хочет ещё какие-то исследования провести. Хотя, чего там смотреть. Сам же сказал — ничего уникального.

– Ну, Ларис. Находки всё же ребятам принадлежат, они их хотят школе отдать. Где Кораблики учатся.

– Да пошли. Они же в каталог не вносились. Ребята просто для интереса с ними поработали. Да и ребятишкам помочь — святое дело.

На складе Лариса сразу подошла к дальнему стеллажу и отдала Артёму свёрток с находками. Уже у входа Артём столкнулся с Заславским.

– Находки всё же нашли, извините за каламбур, — весело сказал Артём.

– Да… А…

– Станислав Сергеевич, вы же сами их положили на другой стеллаж.

– Забыл, видимо… Ну, ладно, хорошо, что нашлись…

Тоня и Ахмед глянули вслед профессору. Оба заметили странное раздражение, промелькнувшее в голосе Заславского, которое профессор пытался прикрыть усталой рассеянностью.

– Что это с ним?

– С Заславским? Да ничего, Ахмед Исмаилыч. Слышали, что Колокольчик едет? Только его здесь и не хватало. Вот профессор и нервничает.

– Кто едет? — переспросила Тоня.

– Да тот доцент… По прозвищу Химик…

Тоня, ухмыльнувшись, довольно нелицеприятно выразилась в отношении приезжающего доцента.

– Ну, Тонечка, зачем так грубо? — покачал головой Ахме.

– Дядя Ахмет, если б вы его знали, то ещё не то бы добавили… Отвезёте ребятам находки?

– Конечно, Тоня-джан.

– И Ахмед Исмаилыч, скажите, что мы через недельку их навестим. Нужно будет к коллегам в Херсонес заглянуть.

***

Вечером Ахмед вновь занялся моделью фрегата, но работа не шла. Вновь вспомнился утренний разговор с Тёмой и Тоней. Заславский — педант, не мог он забыть о находках или что-то перепутать. Сабир на несколько дней исчез из посёлка, но позавчера звонила Катя, то есть уже почтенная Екатерина Сергеевна, библиотекарь. Сказала, что Гулькин ухажёр уж очень интересовался историей кораблекрушений у Крымских берегов. Причём не всех, а средневековых, времён пребывания здесь генуэзских купцов.

И опять кораблекрушения… И находка ребят… И увиденный Женей Дёминой разрушенный корабль… Ахмед отложил инструменты. На душе было тревожно. Вчера Гришка Рудин крутился у дач Вени Чередниченко и Капитана (так Ахмед называл Степана Смирнова, деда Вики, Димы и Яси-Пулемёта). Вроде чего волноваться — у Гришки в посёлке живёт приятель, но… Вчера Ахмед оправил Гришу Чередниченко к Кеше Заславскому, попросил отвезти тому на хранение обе чаши. Может Сабир прознал что-то? То, что он водит дела с Жоркой и Крутилиным уже многие знали.

«Ты становишься мнительным, — усмехнулся Ахмед. — Это признак старости». Старый рыбак встал и нервно прошёлся из угла в угол мастерской. А затем, вынув из кармана коммуникатор, набрал номер Иннокентия.



Михаил Клыков

Отредактировано: 25.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться