Голуби — стражи Ада

Размер шрифта: - +

Глава 2. Странная авария

      Всё ещё с трудом веря своему безграничному счастью, я не обратила внимания, что еду в целом купе одна. Конечно, ничего необычного здесь не было — студенты еще отсыпались после сессий, а люди постарше проклинали рабочие будни. Я удобно расположилась на нижней полке и, глядя в окно на знакомую станцию, погрузилась в собственные мысли.       

      Однако, к сожалению, наслаждаться полным одиночеством мне пришлось недолго, так как через некоторое время ко мне присоединилась соседка — статная дама преклонного возраста, оживлённо болтавшая с кем-то по телефону. Это несколько раздражало, но женщина, увлечённая беседой, словно не замечала никого и ничего вокруг себя.       

      Я, поняв, что мои надежды не оправдались, села ещё ближе к окну и постаралась отвлечься от всего окружающего, однако сделать это рядом с говорливой соседкой было не так просто, как казалось. Я сидела и угрюмо терпела звонкий голос женщины, который разносился, казалось, не только по тесному купе, но и по всему вагону.       

      — Да у нас голуби во дворе наглые такие стали! Да жирные какие! Стоит просто мимо пройти, а они уже тут как тут! Целая стая слетается, и чувство такое, что вот-вот набросятся! Когда приеду домой, скажу Дарье Сергеевне, чтобы поменьше их кормила, а то избаловала совсем. А как там твой Мишка? Женился уже? — безостановочно тараторила моя соседка.      

      Ну вот зачем обсуждать такие темы в общественном месте, да ещё и на повышенных тонах? Ведь никого из окружавших женщину людей не интересовали ни наглые голуби, ни какой-то там женившийся Мишка. Это просто уже выходило за рамки приличия, и с каждым мгновением, проведённым рядом с этой болтливой незнакомкой, я всё больше жалела, что выбрала именно это купе.       

      Вдруг я вспомнила о мирно лежащих в кармане наушниках, достала из сумки плеер и, погрузившись в мир любимой музыки, снова уставилась в окно, забыв о соседке, продолжавшей свою оживлённую беседу.      

      Волнение всё сильнее охватывало меня, и я уже даже с некоторым страхом думала о предстоящей встрече. Я задумчиво смотрела на успевшую опустеть железнодорожную станцию, и перед моими глазами всплывал неясный, овеянный туманной дымкой образ моего друга Антона. Музыка, игравшая у меня в наушниках, ещё больше способствовала подобному ностальгическому настроению, отчего сердце моё сильно и часто забилось.       

      Поезд тронулся, и перед глазами проплыл родной город. Да, в детстве железная дорога и простирающиеся вокруг неё места завораживали меня. Тогда я в шуме и грохоте проносившихся мимо поездов слышала нечто таинственное, манящее и всё рвалась ближе к железной дороге, получая замечания от родственников, убеждавших меня в том, что железная дорога не место для юных особ моего возраста.       

      Наш поезд набирал скорость, и знакомые пейзажи всё быстрее проносились за окном. Им на смену пришли неизвестные мне места, наверняка хранившие в себе множество загадок и секретов.       

      Когда до прибытия в город, в котором жил Антон, оставалось около двух часов, моя соседка, наконец, замолчала и стала молча глядеть в окно, о чём-то задумавшись. Я решительно вытащила наушники из ушей, убрав плеер с глаз долой. Слишком уж угнетала сейчас любимая музыка: вместо того, чтобы снимать напряжение, она, наоборот, взволновала ещё больше, и лучшим выходом было просто посидеть спокойно, медитируя под монотонный, убаюкивающий шум колёс.       

      За окном простиралась бескрайняя долина. Огромное пространство, словно смущаясь, куталось в белесый туман. Поезд сделал поворот и, вырвавшись из туманной завесы, понесся по мосту над какой-то рекой. Вода сверкнула небесно-голубым цветом с невыносимо-яркой солнечной дорожкой и тоже осталась позади.      

      Идиллическую праздность нарушил звонок моего телефона. От неожиданности я вздрогнула и подпрыгнула, — впрочем, как и моя соседка, одарившая меня неодобрительным взглядом.       

      Достав разрывающийся телефон из сумки, я занервничала ещё сильней: звонившим был не кто иной, как Антон.       

      — Алло, я слушаю, — тихо ответила я, про себя отметив немного изменившееся звучание собственного голоса.       

      — Лиза, ты чего там, умираешь что ли? — бодро пробасил Антон.       

      — Да нет, не выспалась просто, — пытаясь скрыть волнение в голосе, ответила я, — через полтора-два часа прибуду.       

      — Отлично. Тогда я встречу тебя. Надеюсь, ты меня узнаешь.       

      Я положила трубку и, охваченная леденящим волнением, убрала телефон в сумку. В данный момент я ощущала себя другим человеком, временно вселившимся в мое тело и поглотившим все обычные мысли. Обладая достаточно скромным и нерешительным характером, я всегда сильно нервничала перед каким-то важным для меня событием, но сейчас, помимо волнения, какое-то новое чувство разливалось по всему телу.       

      В купе вошла проводница — принесла чай моей соседке. Женщины о чем-то заговорили, но я их не слушала: все мои мысли сейчас были только о предстоящей встрече, и я не могла думать ни о чём больше. Я равнодушно посмотрела на пожилую даму, сидевшую напротив меня и жевавшую булку с повидлом, запивая её чаем. В данный момент мне не хотелось ни есть, ни спать — я просто сидела и непрестанно поглядывала на часы, считая время, оставшееся до прибытия.       

      Теперь время тянулось медленно, и каждая минута казалась целым часом, но любое ожидание рано или поздно заканчивается: поезд, наконец, прибыл на станцию, и теперь мне предстояла нелёгкая задача — найти моего друга среди толпы людей.       

      Выйдя из поезда, я внимательно огляделась вокруг — задача предстояла сложная, вокруг мелькало множество лиц, стоял невообразимый шум — кто-то горячо приветствовал новоприбывших гостей, а кто-то, даже не пытаясь сдержать слез, прощался с любимыми. И все суетились, о чём-то живо переговариваясь, а я просто стояла на железнодорожной станции незнакомого мне города и ждала чего-то, пытаясь успокоиться и подавить охватывавшую меня нервную дрожь.       

      — Лиза! — кто-то схватил меня за плечо, и я, вскрикнув, резко обернулась, после чего моё сердце забилось так сильно, что я начала задыхаться.      

      — Привет, Антон, — я сделала нарочито безразличный вид, хотя мои губы и расползались в предательской улыбке. Господи, как же, наверное, глупо и нелепо я смотрелась!       

      — Идём, — Антон бодро чмокнул меня в щеку, подхватил мой чемодан и, схватив меня за руку, ринулся куда-то сквозь толпу.       

      Совсем скоро мы вышли к какой-то стоянке и подошли к сияющей новизной чёрной машине.      

      — Твоя? — я удивленно приподняла брови.       

      — Да. Купил всего неделю назад.       

      — Красивая… — снова глупо разулыбавшись, протянула я.       

      В марках машин я, конечно же, совсем не разбиралась, но сделать пару комплиментов по ее поводу посчитала своим долгом. Услышав мои робкие «какая блестящая!» и «красивые колеса!», Антон расхохотался и ласково растрепал мою и без того разъехавшуюся прическу. Сгорая со стыда, я поскорее пристегнулась и с преувеличенным интересом уставилась в окно.       

      Когда мы выехали на оживленную улицу, мне стало уже по-настоящему интересно: за окном мелькали дома, магазины, клубы, указатели с названиями улиц — все эти обыденные вещи сейчас почему-то завораживали меня, поэтому я промолчала всю дорогу.       

      Но вот машина сделала очередной поворот и остановилась на светофоре. Я с интересом глядела на пешеходов, торопливо спешащих по переходу. Естественно, эти люди практически ничем не отличались от тех, что ходили по улицам моего родного города, но сейчас, рядом с Антоном, все мне казалось каким-то особенным, не таким, как обычно.       

      Какой-то опрометчивый голубь неспешным шагом вышел на дорогу и начал что-то склевывать с проезжей части. Занятая своим нехитрым делом, птица плевать хотела и на машины, и на людей. «Эх, задавят ведь сейчас», — подумала я, глядя на неосторожного голубя.       

      Внезапно откуда-то на ужасной скорости вылетела машина, промчалась прямо по беспечно клевавшей крошки хлеба птице, и я, представив, что от нее осталось, с отвращением отвернулась.       

      — Ну вот и куда его понесло на красный?! — завозмущался Антон, и я, подавив отвращение, снова посмотрела туда, где совсем недавно был раздавлен голубь. На обочине дороги лежал… нет, не голубь. Там, раскинув руки, распластался какой-то мужчина. Его окровавленное тело было изогнуто под неестественным углом, а вокруг него уже суетились люди, ставшие свидетелями аварии. В нескольких метрах от мужчины лежала перевёрнутая машина, — та самая, которая раздавила голубя. Я в ужасе ахнула и перевела взгляд туда, где должен был валяться дохлый голубь, однако дорога была пуста и чиста — ни единого пятна. Но… Ведь я сама видела, как автомобиль задавил птицу. Или нет?..       

      Охватившее меня волнение постепенно спало. Ему на смену пришло множество вопросов, связанных со странной аварией. Я не понимала, откуда взялся тот человек, и что послужило причиной автокатастрофы, однако голос, доносившийся из далёких глубин подсознания, подсказывал мне, что всё это было как-то связано. Вот только как?..       

      — Мд-а-а, долго нам ещё придётся стоять, — Антон высунулся из окна и смерил взглядом внушительную пробку впереди.       

      — А ты не заметил ничего странного?.. Просто я отвлеклась немного, — спросила я, старательно делая незаинтересованный вид.      

      — Эта машина мчалась с такой скоростью, что просто взлетела на несколько секунд, а потом упала и перевернулась, а водителя вышвырнуло через лобовое на обочину.       

      — А где раздавленный голубь?      

      — Какой голубь? — Антон непонимающе уставился на меня.      

      — Ну… Перед этим… Перед аварией этот мужик раздавил голубя. Как думаешь, может, это как-то быть связано?      

      — Не думаю, — Антон посмотрел на меня, как на чокнутую, и я поспешно свернула разговор.      

      С одной стороны, логика говорила, что никакой связи здесь действительно и быть не может. Ведь не могла же машина «споткнуться» о голубя? Но, с другой стороны, меня терзали какие-то непонятные сомнения…       



Алиса Линтейг

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: