Голуби — стражи Ада

Размер шрифта: - +

Глава 3. Коридор и птицы

      …Я стояла посреди огромного узкого коридора, потолок которого был настолько высок, что скрывался в туманной дали. Гулкое пространство уходило вдаль, отчего создавалось впечатление, будто эти каменные стены бесконечны.       

      Вокруг царила кромешная темнота, тело сжимал подступающий приступ клаустрофобии, а звенящая тишина давила на барабанные перепонки и навевала тревогу и страх. Промозглый холод, непроглядный мрак и редкие таинственные шорохи во тьме вряд ли означали что-то хорошее и заставляли меня уже по-настоящему паниковать.       

      Я сделала осторожный шаг и тут же пожалела об этом: гулкое эхо огласило весь коридор громовым раскатом, и мне почему-то показалось, что, если я сделаю еще хотя бы одно движение, во тьме проснется что-то неведомое и невероятно страшное. А что, если меня уже услышали и над моей головой уже занесён чей-то огромный топор?.. От этих мыслей я покрылась липким потом и, пытаясь не шевелиться, стала прислушиваться к малейшему колебанию воздуха. Но зычное эхо превратилось в отзвук, а затем и вовсе стихло, и в коридоре снова воцарилась тишина. Сердце, как назло, начало биться быстро и так резко, что можно было подумать, будто оно пытается вырваться наружу и убежать с истерическим визгом. Его грохот, казалось, можно было услышать за милю вокруг.      

      Мое тихое помешательство прервал странный рокот. Я насторожилась и задержала дыхание: быть может, это проснулся тот самый сказочный великан с топором, мысли о котором теперь не казались таким уж абсурдом? Я вгляделась в темноту, на что непроглядный мрак издевательски бы хмыкнул, умей он это делать, но, конечно, увидеть ничего не смогла и решила опять полностью положиться на слух.      

      Я снова, вопреки голосу разума, попыталась сделать шаг, но ослепительная молния и таинственные огни, свет от которых резко осветил неведомый коридор, заставили меня остановиться. Я ругнулась на яркий свет, ударивший мне в глаза, и крепко зажмурилась. Немного привыкнув, я все же немного приоткрыла один глаз и увидела приближавшуюся ко мне странными рывками маленькую фигурку. Не разбираясь, кто это, я завопила от ужаса во все горло и ринулась прочь. Пол коридора словно превратился в густой кусок меда, я с невероятным трудом продиралась вперед, пока не завязла настолько, что не могла двинуться. Напряженно застыв, я оглянулась через плечо и облегченно выдохнула: судя по всему, ко мне семенил обыкновенный голубь. Вздох облегчения застрял в горле: птица шла так уверенно, так необычно для безмозглого уличного пернатого вора, что тревога вновь зашевелилась где-то внутри.       

      — Гули-гули… Хорошая птичка… — ляпнула я, чувствуя, как волосы встают дыбом. Ох, как же не к месту вспомнились хичкоковские «Птицы»!       

      В ответ на моё жалкое заигрывание голубь издал дикий, ненормальный для живого существа крик. Услышав это, я едва не потеряла рассудок, в то время как голубь расправил крылья и, взмыв в воздух, снова закричал. Я с содроганием поняла, что он кого-то зовет.       

      Красные глаза его горели, как два угля, а от каждого взмаха крыльев по коридору разносился резкий тошнотворный трупный запах. На зов вожака отовсюду слетелось множество голубей, издававших клокочущие звуки и яростно хлопавших крыльями, и я поняла, что еще немного — и они нападут, выклюют мне глаза, расклюют лицо, снимут по кусочку мою кожу…       

      Голуби начали виться надо мной, их становилось все больше и больше. Теперь уже не только глаза, но и тела птиц загорелись, превращая их в неистовые живые факелы. От тех птичек, которых мы считаем безобидными милашками, не осталось и следа.       

      Я не могла сдвинуться с места, мои глаза широко раскрылись от ужаса и удивления, в них отражалось бушующее пламя, охватившее птиц. Может, я просто сошла с ума?!       

      Я начала неистово вертеться, поочредно пытаясь вызволить то одну, то другую ногу. В голове билась только одна мысль — бежать, бежать немедленно, пока не произошло что-то непоправимое и ужасное. Но в какой-то момент эта мысль сменилась другой: а далеко ли я убегу из закрытого коридора? Что еще ждет меня в его глубинах?.. Я остановилась, повернулась лицом к бесновавшимся птицам и завопила от ужаса.       

      Голуби стремительно увеличивались в размерах, размах крыльев уже достигал орлиного, а из некрасивых клювов доносились все более громкие вопли.       

       Вдруг одна из птиц подлетела ко мне и… заговорила человеческим голосом! Бархатистый тенор голубя гулким эхом разнёсся по всему коридору, заставив остальных пернатых замолчать:       

      — Лиза, спасайся! Стражи ада беспощадны!       

      Голос показался знакомым, поэтому я решила послушаться совета голубя и, ощутив, что пол снова стал твердым, со всех ног помчалась прочь. Но не успела пробежать и десяти метров, как одна из горящих огромных (а, может, это я уменьшилась, а не они увеличились?) птиц подхватила меня и куда-то понесла. Взвизгнув, я попыталась вырваться, но это оказалось бессмысленной затеей. Смирившись, я безвольно обвисла в жутких лапах.       

      Голубь набирал высоту, и я видела, как таинственный коридор с его каменными стенами и полом постепенно скрывается в тумане. Теперь мне было страшно еще и из-за невероятной высоты. Голова закружилась, и я едва сдержала рвотный позыв.       

      Внезапно неведомая сила вырвала меня из голубиной хватки и швырнула вверх, к мерно взмахивающим крыльям. Я судорожно уцепилась за одно из них и невероятным усилием вскинула свое тело на спину птицы. Голубь возмущенно вильнул в сторону, и я, не осознавая своих действий, боясь за свою шкуру, крепко, изо всех сил, схватилась за шею дьявольской птицы и… случайно свернула её. Поняв, что же я натворила, я крепко зажмурилась. Вот сейчас птица рухнет вниз, и тогда… Но вместо этого я почувствовала, как птица рванулась ввысь. Перья ее засверкали так ярко, что этот свет ослеплял даже сквозь плотно зажмуренные веки. Пальцы обожгло демоническим огнем, и я почувствовала, что соскальзываю с птицы вниз…      

      Внезапно чьи-то руки подхватили меня, и я открыла глаза. Я находилась в машине моего друга, и мы уже почти приехали. Бледный Антон смотрел на меня с непередаваемым ужасом, а потом хрипло спросил:      

      — Лиза, с тобой всё в порядке? Ты только что головой чуть стекло не прошибла…       

      — Со мной всё в порядке, — заверила я, с трудом переводя дыхание, — просто ночью я не спала, а сейчас задремала, и мне приснился… э-э-э… кошмар.       

      Я не соврала: прошлой ночью я не сомкнула глаз, поэтому задремала в плавно покачивающейся на поворотах машине, углубившись в свои размышления о той аварии и о пропавшем голубе. Но такого увидеть во сне я никак не ожидала, и сейчас у меня возникла нелепая мысль о том, что сон — это предупреждение о чем-то ужасном, но, когда я посмотрела на выражение лица Антона, она улетучилась. Выражение лица моего друга сейчас было недоумевающим и в то же время очень забавным.       

      — Да успокойся ты. Всё хорошо, — повторила я, улыбнувшись и устроившись в кресле поудобнее.       

      На некоторое время в автомобиле повисло неловкое молчание, которое вскоре нарушил слегка шокированный моим странным поведением Антон:      

      — Ну, всё. Мы на месте.       



Алиса Линтейг

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: