Голуби — стражи Ада

Размер шрифта: - +

Глава 8. Ожидание

      Выйдя из дома, в котором жил Антон, мы с Аней очутились на тёмной улице. По той причине, что время было уже позднее, уличные фонари нигде не горели. Объекты, окутанные покрывалом ночи, терялись во мраке и вместе с тем приобретали некую загадочность. Мне, чьи мысли были забиты последними событиями, происходившими в моём городе, от этого становилось жутковато, и потому я не осмеливалась ни на шаг отходить от Анны. 

      В то же время Аня, как ни странно, выглядела достаточно спокойной. Она неспешно шла, освещая улицу небольшим фонариком, и изредка оглядывалась на меня, чтобы убедиться, что я, погруженная в свои мысли, не сбилась с дороги. И в те моменты, когда наши взгляды встречались, я невольно поражалась невозмутимости своей спутницы. Я не понимала, как в такой жутко напряжённый момент, когда сама я была как на иголках, вообще представлялось возможным сохранять спокойствие. 

      Некоторое время мы молча шли по узенькой дорожке, расположенной между домом и пышной клумбой, от которой веяло сладковатыми ароматами. Вокруг стояла напряжённая тишина, нарушаемая лишь еле различимыми звуками летней ночи, среди которых имели место быть оживлённые переговоры насекомых, прятавшихся в густых зарослях травы, протяжное пение лягушачьего хора да лёгкий шелест листьев, развевавшихся от ветерка. Над городом властвовала густая тьма, в которой мне, словно маленькому ребёнку, послушавшему на ночь страшную сказку, периодически мерещились зловещие птичьи фигуры. Я внезапно останавливалась, вглядываясь во мрак, и с облегчением вздыхала, понимая, что силуэты, мелькавшие во мгле, 
являлись не более, чем плодами моего разыгравшегося воображения. 

      Преодолев неширокие участки, мы вышли к проезжей части, по которой в столь поздний час практически не разъезжали машины, что и радовало, и немного пугало одновременно. Ведь мне как никогда хотелось видеть людей, заполненные толпами народа улицы, на которых бурно кипела жизнь, многочисленные компании, предпочитавшие шумный отдых… Но вместо этого я неспешно прогуливалась по практически безлюдной улочке, в то время как мой город продолжали окружать какие-то омерзительные твари, на нашем языке зовущиеся голубями. 

      Но вот мы остановились. Аня позвонила своему знакомому водителю, подвёзшему её к дому Антона. Тот ответил достаточно быстро и, даже не став разговаривать с Анной, объявил, что через пять минут будет на месте. 

      Несмотря на то что время шло с той же скоростью, как и обычно, мне показалось, что произошла целая вечность, когда к нам наконец подъехала чёрная машина, в которой сидел мужчина лет тридцати. Мы поспешно устроились на сидениях автомобиля и отправились в путь. 

      По дороге ничего необыкновенного нам не встретилось, и я старалась даже не смотреть в окно, чтобы не давать очередную пищу своему воображению. Сидя в тесной машине, я слушала лёгкую музыку, которая звучала по радио, и смотрела в одну точку, коей являлся небольшой сувенир, стоявший около водительского руля. Конечно, в подобные моменты этот вариант был далеко не лучшей идеей для расслабления, но тем не менее позволял мне хоть немного отвлечься от навязчивых мыслей. 

      Дорога у нас отняла совсем немного времени, однако мне, находившейся в тревожном ожидании, путь показался бесконечным. Я даже ощутила лёгкую радость, когда автомобиль наконец остановился и водитель бодрым голосом сообщил, что мы прибыли к месту назначения. 

      Поблагодарив Аниного знакомого, помогшего нам в поздний час, мы вышли на небольшую улицу, оказавшуюся более освещённой, нежели та, на которой проживал Антон. Фонари, стоявшие в некоторых местах улочки, меня, несомненно, порадовали, так как я не изъявляла абсолютно никакого желания снова пробираться сквозь пелену тьмы, окутывавшую город. 
Мы быстрым шагом преодолели улицу и в скором времени очутились у металлической двери, ведшей в подъезд. Отворив её, Аня пропустила меня вперёд. 

      В этом подъезде всё было совершенно заурядным, и потому я даже не стала заострять внимание на находившихся в нём объектах. К тому же, мне было совершенно не до этого. 

      Поднявшись по лестнице, мы добрались до массивной двери, ведшей к квартиру Ани. Вставив ключ в металлический замок, Анна поспешно отворила дверь, впустив меня в своё жилище. 

      Очутившись внутри, я сразу стала осматриваться. Представшая моему взору картина меня определенно порадовала, потому что, как я сразу приметила, в каждом углу квартиры царил идеальный порядок. 

      Около основной двери можно было заметить небольшую тумбочку молочного цвета, каждую полку которой занимала аккуратно расставленная обувь. Вдоль левой от входа стены тянулся ясеневый шкаф, по-видимому, заполненный одеждой и хозяйственными принадлежностями. А у стены напротив висело внушительных размеров зеркало, украшенное резной рамой. 

      Аня провела мне небольшую экскурсию по своей квартире, после которой я окончательно убедилась в педантичности, присущей моей знакомой. Ведь всё, что составляло антураж сего уютного жилища, находилось в идеальной чистоте и порядке и, как заметила я, было выдержано в определенном стиле. 

      По окончании экскурсии мы прошли в гостиную, также отличавшуюся необычайной опрятностью. Усевшись на диване, обитом бежевым бархатом, мы стали ждать утра.

      Томительное ожидание тянулось достаточно долгое время. Мы, погруженные в свои мысли, практически не разговаривали, лишь изредка обменивались какими-нибудь односложными фразочками. 

      Я, не могшая выбросить из головы дурные мысли, всё это время думала о последних событиях, происходивших в моём городе. Просиживая в уютной комнатке Аниной квартиры, мы напрасно теряли время, так как птицы, определенно задававшиеся какой-то целью, останавливаться, скорее всего, не собирались. По крайней мере, уж что-что, а покорное ожидание нашего прибытия в планы голубей точно не входило. По этой причине я всё отчётливее ощущала волнения, неприятными волнами разливавшееся по моему телу. И я не могла с ним справиться, сколько ни пыталась. Несмотря на то что я пыталась думать о каких-то отстраненных вещах, перед моими глазами всё равно возникали голуби, дружной стайкой кружившие над ухоженными городскими улицами…

Но вот в комнату робко заглянули розоватые рассветные лучи. Проскользнув сквозь полупрозрачные шторы, они суетливо пробежали по гостиной, поплясали на мебели, а затем, немного поиграв переливами, исчезли. Я быстрым шагом подошла к окну, чтобы взглянуть, не приготовило ли это утро нам каких-нибудь весьма неприятных сюрпризов вроде очаровательных птичек, готовых наброситься на заветные крошки хлеба, которыми их периодически балуют люди. 

      К счастью, никого не обнаружив, я вздохнула с облегчением. Однако мысли о том, что мой родной город К, возможно, уже полностью находился во власти голубей, не давали мне покоя. По этой причине я с нетерпением ждала, когда в моей руке снова окажется желанный мною билет на поезд. А его, как ни печально, всё не было. 

      Но вот, взглянув на часы, Анна сообщила мне, что уже можно начинать двигаться. Я вздрогнула от неожиданности. Какое-то ликование резко охватило меня, находившуюся в тревожном ожидании. На некоторое время возникло ощущение, словно заветная мечта, которую я лелеяла на протяжении долгих лет, наконец сбылась. 

      Но до осуществления моего единственного в тот момент желания оставалось ещё несколько часов. И несмотря на то, что билет нам удалось приобрести без всякого труда, сразу же отправиться в К мы, зависимые от расписания поездов, не имели возможности. Теперь и мне, и Ане вновь предстояло потерять какое-то время, остававшееся до отбытия нашего поезда. Сей факт, несомненно, мне досаждал, но, невзирая на это, я молчала, так как понимала, что жаловаться в подобных ситуациях крайне глупо и бессмысленно, ведь никто не стал бы присылать мне индивидуальный поезд, на котором я смогла бы добраться до города раньше указанного на билете часа. 

      И теперь мы, не ставшие возвращаться в квартиру, стояли в окружении обшарпанных вокзальных стен, пропитанных затхлостью. Тусклый свет люстры озарял тесное помещение, со стороны путей слышался монотонный шум поездов, звучавший несколько раздражающе. В воздухе смешалось множество различных запахов, среди которых имело место быть и резкое табачное зловоние, и сладкий аромат духов, и терпкий запах кофе, доносившийся из пустого и неуютного кафе, находившегося неподалёку от железнодорожных касс. Вдыхая всё это, я невольно морщилась. Скорее всего, виной тому было именно волнение, немного искажавшее мои видения, ну а может быть, и нечто другое. Я не могла разобраться в чувствах, которые испытывала в столь напряжённый момент. 

      Единственное, что я четко осознавала, — это то, что компания в виде нескольких мясистых голубей уж точно усугубила бы ситуацию. Впрочем, этих товарищей, по обыкновению с вальяжным видом обхаживающих центральные улицы, как ветром сдуло. Сколько я ни осматривала скромную площадь, расположенному напротив вокзала, никого, кроме людей, спешивших по своим неотложным делам, не замечала. Никаких голубей. Может быть, птицы всё знали, всё слышали, понимали и попросту скрывались, чтобы ненароком не попасться на глаза человеку, умеющему с ними бороться?.. Подобные мысли не давали мне покоя, затмевая прочие думы и заставляя меня погрузиться в себя, уйдя от реальности. 

      Из мира размышлений меня вывела Анна, по-прежнему сохранявшая спокойствие и потому не перестававшая следить за временем. В нужный момент она осторожно дёрнула меня за руку, отчего я невольно вздрогнула. Но, быстро всё осознав, я поспешила за Аней в сторону поездов.

      Мы вышли на платформу и, преодолев некоторое расстояние, достигли массивного вагона, в котором нам предстояло провести весь путь. Прежде чем предъявить билет и некоторые документы, я пристально вгляделась вдаль, в сторону окрестностей, окутанных туманом неизвестности. Туда, петляя, вела железная дорога. И где-то там, среди этой дымки, находился мой родной город К, в котором, как я надеялась, ещё остался хоть кто-то, помимо голубей…



Алиса Линтейг

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: