Голуби — стражи Ада

Размер шрифта: - +

Глава 10. Площадь

      До города К мы добрались относительно быстро. К счастью, никаких приключений, подобных тому, какое случилось, когда поезд мчался мимо злополучных лесов, больше не происходило. 

      Время, остававшееся до прибытия на станцию, я провела в купе, сидя за неудобным столиком и слушая музыку, что играла в наушниках. С Аней мы не разговаривали. Да и она сама, казалось, не особо желала вступать в диалог, так как о чём-то усердно думала, видимо, строя какие-то планы. 

      И вот, по прошествии нескольких часов, уже начали показываться хорошо знакомые окрестности, в которых я сразу же узнала родной город. Вот только теперь он выглядел не таким, как тогда, когда я его покинула. Что-то на его территории определённо изменилось, и это было заметно даже невооружённым глазом. 

      Преодолев ещё некоторое расстояние, поезд остановился — мы наконец-то прибыли. Люди стали выходить из тесных купе, чтобы полюбоваться на тех отважных храбрецов, решившихся самолично отправиться в логово врага. 

      Странные взгляды, которыми нас одаривали прочие пассажиры, мне определённо не нравились. Я вообще не любила, когда на меня кто-то косился исподлобья, а тем более так, словно я совершила какое-то ужасное преступление, даже хуже тех, какими забавлялись птицы. 

      В то время как мы потихоньку выдвигались из тесного коридора поезда, люди, высунувшиеся из купе, с опаской переводили свои взоры то на нас, то на окна, словно пытаясь обнаружить что-то или кого-то. Я бы тоже присоединилась к ним, если бы не прибыла на свою станцию. А так приходилось ждать, пытаясь бороться с жутким интересом, охватывавшим меня всё сильнее. 

      И вот мы покинули поезд. Перед глазами предстали не понаслышке известные мне платформы, на которых обычно, оживлённо переговариваясь, толпились люди. Однако сейчас они подозрительно пустовали. Не было ни взрослых, проклинавших рабочие будни, ни студентов, радовавшихся началу каникул, ни школьников, ни стариков — просто никого. Несомненно, это выглядело очень странно. Только взглянув на всё это, я ощутила, как по моему телу пробежали неприятные мурашки.

      Стояло раннее утро. Небо, покрытое густой пеленой туч, казалось неестественно тёмным. Лишь в некоторых местах виднелись бледные световые полосы, тянувшиеся к линии горизонта. Даже звёзды не догорали — только чуть заметный рожок месяца, спрятавшийся за раскидистыми ветвями деревьев, словно защищавшихся от неведомого врага, тускнел, постепенно утопая в безбрежном океане туч. 

      От этого зрелища мне стало не по себе. Тело пробрала неприятная дрожь, и на некоторое время у меня возникло глупое желание вернуться к Антону, чтобы не встретиться лицом к лицу с этими гадкими птицами. Но уже было поздно, да и маме грозила неминуемая опасность, так что останавливаться не следовало. 

      Между тем Аня, шагавшая достаточно уверенно, умудрялась сохранять прежнее спокойствие. На её лице я не заметила ни малейшего проявления тревоги. Казалось, её не пугало даже голубиное восстание, организованное против человечества, и она готова была в любой момент дать отпор этим омерзительным существам, жаждавшим убить как можно больше людей. 

      А вот я, в отличие от Анны, заметно нервничала. Напряжение не покидало всё моё тело, заставляя каждую мышцу сжиматься, мои руки слегка тряслись. Я не могла расслабиться, сколько ни пыталась. Мысли о голубях не покидали меня, создавая в воображении жуткие образы, от вида которых даже невпечатлительному человеку стало бы дурно. 

      Так, незаметно, мы и приблизились к зданию вокзала, отделанному древесиной, стены которого не так давно были выкрашены в красный цвет. Люди так и не появились, и это, несомненно, уже начинало пугать. Единственный человек, встретившийся нам на пути, - неприятного вида мужчина, прибывший в К, по-видимому, с той же целью, что и мы. Но и он, быстрым шагом преодолев вокзальную территорию, в скором времени скрылся, оставив нас наедине друг с другом и зловещей пустотой, поселившейся в каждом уголке этого весьма невзрачного местечка. 

      Неожиданно Анна остановилась, пристально вглядевшись вдаль. Затем она осторожно взяла мою дрожащую руку, отчего я рефлекторно сжалась. В голове сразу начало мелькать множество мыслей, большая часть из которых только усиливала моё беспокойство. 

      — Аня, ты что-то видишь? — прошептала я дрожащим голосом. 

      — В том-то и дело, что ничего. Голубей нет. Наверное, они скрылись, — ответила моя сопутница, продолжая внимательно всматриваться в дали, овеянные утренним туманом. 

      — Автобусы ещё не ходят, значит, нам придется здесь сидеть ещё часа два, — резонно заметила я, когда Анна, так ничего и не обнаружив, снова двинулась в путь. 

      — Понимаю. Будем ждать. 

      Меня, и без того не находившую себе места, это новость совсем не порадовала. Я не хотела ждать, однако осознавала, что заказывать такси в городе, подвергшемуся нападению неведомых монстров, скорее всего, совершенно не имело смысла. Возможно, в К уже и вовсе не осталось людей, так как все они пали под натиском сильнейшего врага или, если повезло, успели покинуть осаждённые окрестности. По этой причине ожидание и вправду казалось единственным выходом. 

      Войдя в здание вокзала, обставленное довольно скромно, мы остановились, а затем, достигнув местами подранных кресел, расставленных в несколько рядов, ненадолго присели, чтобы отдохнуть от утомительной поездки и подготовиться к чему-то неизвестному, но, наверное, поистине опасному. 

      Стояла непоколебимая тишина, никто не объявлял о рейсах, а табло, на котором обычно высвечивалось ближайшее время отправления поездов, не горело. Не работали автоматы ни автоматы с едой, ни мелкие магазинчики, ни кафе. Люди также отсутствовали.

      Тревога, наполнявшая моё тело, всё больше нарастала. Я ёрзала на сиденье, словно ребёнок, которому вот-вот должны были подарить необычную вещицу, о какой он мечтал всю жизнь, но получал постоянные отказы. Хотя, конечно, то ожидание, в отличие от моего, приносило бы положительные эмоции.

      Но вот наконец настал час, когда в нашем городе обычно начинали ходить автобусы. Обнаружив это, я осторожно одёрнула Анну, преспокойно коротавшую время в телефонной игре. Аня сразу же убрала гаджет и, взяв свои вещи, двинулась за мной. 

      Через некоторое время мы уже стояли на привокзальной площади, один вид которой заставил меня содрогнуться всем телом. Фонтаны, словно статуи неведомых отвратительных существ, возвышались над аккуратно подстриженными клумбами, играющими изобилием цветочных красок. В розоватом свечении рассветных лучей, пробиравшихся сквозь завесу туч, эти конструкции обретали ещё более зловещий вид, навевая воспоминания о старинных легендах, полных невероятных и ужасающих событий. 

      Посреди площади стояла небольшая церквушка, позолоченные купола которой, словно огромные ножницы, вонзались в блёклое небесное полотно, разрезая его на несколько лоскутков. Объятая предутренним туманом, церковь, в которой, судя по всему, уже давно не шли службы, казалась пристанищем чего-то страшного, не поддающегося разумному объяснению. 

      Однако самой жуткой в этой картине всё же являлась несколько иная её часть, а именно множество искореженных человеческих трупов, разбросанных по гладкой плитке. У некоторых мертвецов не хватало каких-либо частей тела, которые, впрочем, валялись неподалёку от искалеченных тел, утопавших в кровавых ручьях, растекавшихся по площади. Покойники смотрели своими пустыми глазами в неизвестную точку, находившуюся где-то на померкших небесах, на лицах некоторых из них застыла гримаса ужаса, с которой они, по-видимому, встретили свою мучительную гибель, отчего мне, конечно, сразу стало настолько страшно, что я готова была пуститься в бег. И куда именно — совершенно не имело значения. Главное — не видеть эти изуродованные человеческие останки, усыпавшие площадь, среди которых, возможно, было и тело моей матери. 

      Моё сердце сжалось и стучало с такой скоростью, будто я только что пробежала марафон, руки дико тряслись, а глаза, широко раскрывшиеся от неописуемого ужаса, неотрывно взирали в одну точку, находившуюся посреди захваченной территории. Жуткий смрад, окутывавший площадь, проникал в мои лёгкие и, казалось, обвивал их. А перед глазами неустанно возникали образы птиц, чьи горящие глаза испепеляли любого, кто в них только осмелится посмотреть. А ведь это всё были они, те самые мирные существа, вальяжно разгуливающие по окрестностям любого города и с жадностью клюющие брошенные им зёрнышки… Они, милые птички, которых мы всегда подкармливали и которых так наивно считали беззащитными созданиями, не способным даже постоять за себя в битвах с кошками.

      Да, кстати, помимо человеческих, на площади имели место быть и кошачьи тела, распластавшиеся по холодной плитке и взиравшие на мир такими же бесцветными глазами. Их, конечно, было значительно меньше, чем людских, однако четвероногим домашним хищникам тоже изрядно досталось от взбунтовавшихся пернатых. 

      Завидев всё это, я крепко сжала руку Ани и начала что-то невнятно шептать. Я и сама не понимала, какие фразы срывались с моих уст в тот момент, но, наверное, они ясно выражали моё состояние. Паника начала одолевать меня, затмевая все чувства, искажая видения. 

      — Не паникуй. Всё хорошо, — произнесла Аня всё тем же ровным голосом, в котором, однако, теперь стали заметны нотки тревоги.

      — А если то же самое случилось и с моей матерью?.. 

      — Надеюсь, что нет. Конечно, я не уверена, но давай рассчитывать на лучшее. Теперь нам поможет только позитивный настрой. — Анна попыталась улыбнуться.



Алиса Линтейг

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: