Голуби — стражи Ада

Размер шрифта: - +

Глава 18. Неудавшийся клич

      На самом деле, с первого взгляда создавалось впечатление, будто знакомые окрестности не изменились. Невзрачные дороги протягивались серыми кривоватыми линиями вдоль клумб, садов, дворов и пустеющих скверов; детские площадки пестрели свежевыкрашенными горками, каруселями и песочницами, от которых исходил резкий запах. Словно в обычный день. Практически не отличающийся от себе подобных.

       Но стоило поднять голову, как всякие мысли об обыденных незамысловатых буднях улетучивались, исчезая в небытии. Голуби. Их было много. Они взмахивали массивными пламенеющими крыльями, раздвигая небо, подрывая потускневшие облака. И явно не собирались останавливаться — похоже, битва и вправду становилась неизбежной. От последних мыслей что-то неприятно тянуло, покалывало, холодило грудь.

      В зданиях тускло мигал свет, странный, загадочный, от одного вида которого также становилось немного не по себе: невольно возникала ассоциация с птицами, парящими в небе.

      Между тем обойдя приевшиеся мне окрестности, мы выбрались к небольшому супермаркету, украшенному яркими вывесками с изображением сочных продуктов. Людей здесь оказалось больше. Все они бились от неминуемого ужаса, глядя на то, что неумолимо разгоралось среди клубящихся и сталкивающихся облаков.

      Голуби не опускались — лишь кружили над городом, отражаясь зловещими черными тенями на отсыревшем асфальте. Видя эти громадные силуэты, взмахивавшие массивными крыльями, люди буквально бросались бежать без оглядки, не зная, куда, стремясь лишь скрыться подальше от страшных порождений мрака. Разумеется, никто не наступал на тени. Если кто-то по случайности и касался места, где мелькали жуткие очертания, то тут же с криками отскакивал в сторону, прижимаясь к чему попало: будь то люди, опутанные тем же истерическими страхом, здания, ловящие судорожные отблески, или деревья, что не успели обуглиться от первого порыва демонического пламени.

      Машин, обыкновенно стоящих неподалёку от магазина, словно след простыл. Теперь там были только тени, постепенно разрастающиеся, и жители С, управляемые безудержной паникой.

      — Они чего-то ждут, — заметил Макс, с хмурым прищуром рассматривая оккупированное небо.

      — Может, мы рано? — робко предположила я, упорно стараясь сохранять спокойствие: когда ты добровольно решился поучаствовать в сражении против жутких монстров, разрушающих город, о панике следовало вовсе забыть.

      — Нет, мы вовремя. Они скоро начнут активное наступление, я чувствую это, — возразил Макс, крепче сжимая блестящую рукоятку пистолета.

      Анна осторожно попыталась успокоить людей, беспорядочно хлопавших пластмассовой магазинной дверцей, но ничего не выходило. Никто не желал её даже слушать. Наверное, всем казалось, что произошло великое сумасшествие, в котором Аня, не предавшаяся одурманивающему страху, была чуть ли не главным зачинщиком.

      Дверь в очередной раз хлопнула, что-то протяжно звякнуло, к нашим ногам прилетели чьи-то истоптанные туфли — и в нос ударил запах гари. Я поморщилась, рефлекторно выставив оружие. Плевать, что я им практически не умела пользоваться, что в нем особо не было смысла — так я чувствовала себя хоть немного безопаснее.

      Грохот стал громче, обратившись пронзительным лязгом. Со всех сторон вновь донеслись душераздирающие вопли. Люди отчаянно толкались около магазинной двери, пиная друг друга, срывая одежду и обувь, жаждая прокрасться в мнимое безопасное укрытие. Из-за прозрачных оконных стёкол было отчётливо видно, как сыпались с однообразных серых полок продукты, случайно сметаемые паникерами.

       Суровый бородатый охранник, одетый в рабочую форму, пытался остановить беспорядок, выгоняя всполошённых «покупателей» на улицу, но тщетно. Никто не уходил. Все с безрассудным рвением возвращались в помещение, выбивая дверные стекла и разбрасывая товар.

      А голубиная тень меж тем спустилась к злополучной стоянке, явив свой ужасающий облик. Я нервно толкнула Аню, пытаясь ей намекнуть, что пора доставать камень. Но она словно не слышала. Я решительно не понимала, в чем дело, однако Анна молчала, выставив вперёд оружие и неотрывно глядя на опускающийся пламенеющий силуэт.

      Со стороны проезжей части, казавшейся удивительно пустой, донёсся визг полицейских сирен. Три машины, расчерченные синими полосами, двигались к месту скопления толпы, продолжавшей губительную хватку. Мы, не выпускавшие из рук оружие, осторожно отошли за стену здания, за которой тоже скопились люди, чтобы не быть столь заметными.

      — Доставай камень! — воскликнула я, отметив, как неестественно тонко прозвучал мой голос. Страх снова был сильнее. Он сжимал меня изнутри, сковывая движения, вовлекая в стремительную борьбу с самой собой.

      — Ещё не время. Голубь слишком близко к своим сородичам, а их много, и на них в таком скоплении камень на подействует, — откликнулась Аня, осторожно выглядывая из-за не слишком надежного укрытия.

      — Может, попробуешь сейчас? — Свободной рукой я нервно теребила ворот своей куртки, словно успокоительную подушку.

      Когда птица совсем приблизилась к земле, Аня вытянула вперёд камень, тут же вспыхнувший необыкновенным светом. Макс, которого эти всплески всегда обжигали, резко отпрянул, закрыв лицо руками, отвернувшись от ослепительных лучей.

      И действительно, голубь исчез. Но чудовища, что парили в облепленном чернотой небе, остались. Аня оказалась права: на них, наступавших в таком количестве, свет не действовал.

      — Что мы будем делать?! — ужаснулась я.

      — Помогать чем сможем — что ещё? У нас есть только камень, а у них и этого нет, — резонно заметила Аня, когда сияние померкло и Максим, открывший лицо, вновь к нам присоединился. — Сейчас мы пойдём по улицам города. Не теряйся.

      Мы поспешно отсеклись от толпы и двинулись вдоль улицы, вглядываясь в смутные контуры зловещих теней.

      Теперь я окончательно осознала, что все вокруг поменялось. Серый город с невзрачными зданиями и хмурыми улочками, пестрящими обыкновенными прохожими, обратился каким-то пристанищем зла, жаждущим поглотить души невинных. Мне почудилось, что даже деревья подозрительно покосились, обернувшись чудовищными силуэтами, замаскированными под хрупкой листвой. Светофоры, установленные по обочинам, будто вытянулись, готовясь вонзиться в парящие птичьи тела, а из-за разноцветных штор, плотно закрывавших окна, кто-то словно украдкой выглядывал. Наблюдая за каждым нашим движением.

      Может быть, где-то там, в уютной квартире, пропитанной сладковатыми запахами, спрятался неудержимый тиран, специально пустивший в С голубей? Впрочем, вряд ли: птицы явно были созданиями самостоятельными, и власти себе, скорее всего, выбирали всем своим народом. Этакая голубиная демократия…

      Погрузившись в странные мысли, я немного успокоилась, настроив себя на решительную битву. Менять что-то было уже поздно.

      Отвлеклась я тогда, когда неподалёку от какого-то заброшенного здания, затерянного в высоких травяных зарослях, кто-то резко дотронулся до моего плеча. Вздрогнув, обернулась и, к удивлению, увидела Антона, выглядевшего подавленным, но уже не паниковавшего.

      Мы не поняли, как он нас нашёл, хотя в таком маленьком городке, как С, сделать это не представляло особого труда, но, похоже, он тоже собирался сражаться. Парень был вооружён. В его хмуром взгляде метались огоньки ярости, подталкивавшие его к ожесточенным действиям.

      — Я отомщу этим тварям, — решительно произнёс Антон, осторожно показав нам небольшой короткоствольный пистолет, заряженный обыкновенными пулями. Макс, явно осознавший, как наивно вёл себя друг, собираясь использовать земное оружие против стражей ада, невесело усмехнулся, но Антона в команду принял.

      Сделав многозначительный жест, Максим повёл нас в густые травяные заросли, зловеще подрагивавшие на летнем ветру. Идти было неприятно, и я не совсем понимала, зачем вообще нужна была эта вылазка, однако Макс, наверное, знал, что делает. Ему мы доверяли. Хоть он когда-то и был демоном, принять его в ряды сторонников не составляло труда.

      Трава неприятно колола кожу, жидкая земля чавкала под ногами, нос чесался от резких запахов, но мы не останавливались. Уверенно бороздя змеистую узенькую тропку.

      Вскоре мы подобрались к маленькому домику, покорёженному от времени. Деревянные стены, набухшие от влаги, покрывшиеся трещинами и жирной плесенью, разбитые окна, усыпанные грудами стёкол, перекошенная крыша и частично выломанная дверь, еле державшаяся на петле, — зрелище предстало печальное.

      Вывернув на тропку, ведшую к входу, Макс остановился. Его стальной взгляд пробежал по зарослям, монотонно колыхавшимся от ветреных порывов, а затем резко впился в гнетущее небо. Парень на миг застыл, неотрывно наблюдая за голубиным полётом.

      — Зачем мы это делаем? — не понял Антон, недоумевающе покосившись на друга.

      — Здесь нет людей. Я хочу попытаться заманить сюда небольшое количество голубей, чтобы Аня смогла их отогнать, — пояснил Макс. — Они придут. Обязательно придут, потому что мой земной срок на исходе.

      — Хм… Неплохая идея, — одобрила Аня, повертев камень в напряжённой ладони.

      Человеческие крики уже потерялись вдали, долетая до нас лишь смутными отзвуками. Не шумели машины, не бились стекла, не лязгал металл — только зловеще шелестела трава, ловя гигантские тени.

      Макс напряжённо выпрямился. Я испуганно сжалась, представляя, что, может, его клич пройдёт неудачно — и на нас нападёт целая армия голубей, отозвавшихся на зов своего сородича. В это верить не хотелось, но оно могло произойти. В любой момент — хоть Максим и добивался нашей мнимой безопасности.

      Мы замерли, переводя обеспокоенные взгляды то на друг друга, то на небо, кишевшее птицами, то на Макса, готовившегося к чрезвычайно важному моменту.

      Какое-то птичье перо мягко приземлилось мне на плечо, отчего я дернулась, ощутив накатывавшую волну леденящей тревоги. Осторожно схватила «подарок» дрожащими пальцами, изучила его смутные контуры, но ничего жуткого, к своему облегчению, не обнаружила. Перо не горело, не шипело демоническим фонтаном — наверное, оно принадлежало обыкновенной птице, пролетавшей мимо заброшенной хижины.

      А может, это была какая-нибудь тварь, прилетавшая, чтобы обгладывать трупы, сплошь переполнявшие тот трухлявый дом? Или, возможно, неведомая птица, как и голуби, убивала, потроша ослабленные тела, наслаждаясь привкусом свежей крови?

      Воображение снова заиграло, страшные картинки завертелись перед глазами, словно кинолента, хотя, казалось бы, хуже уже некуда: враг был как никогда близко.

      Но внезапно что-то завибрировало, и Макс, уже собравшийся издать заветный клич, отвлёкся. Порывшись в складках плаща, он выудил старенький мобильный телефон, снабжённый потертыми кнопками.

      На треснутом экране высветилось что-то, отчего глаза Макса, выражавшие холодное спокойствие, заметно расширились — то ли от удивления, то ли от восторга. Он внимательно изучил нечто и, мрачно нахмурив брови, произнёс:

      — У меня есть к вам серьёзный разговор. Особенно он касается тебя, Аня.



Алиса Линтейг

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: