Голуби — стражи Ада

Размер шрифта: - +

Глава 19. Внезапное решение

      Аня и Максим отошли в сторону, а я осталась наедине с Антоном. Он не особо вникал во всю эту суету. Его поведение имело вполне вескую причину: всё-таки совсем недавно он потерял свою мать, родную, любимую, дорогую. Но всё равно мне становилось как-то неловко. На ум сразу невольно приходила наша неудавшаяся встреча в его квартире, когда я, не пожелав ничего слушать, сломя голову ринулась вместе с Аней в город К, оставив его раньше времени да ещё и обманув.

      В глазах Антона смешалось множество чувств. С одной стороны, он испытывал явное недоумение, смешанное с искренним шоком, с другой — тоску, а с третьей — что-то, что не мог понять мой посторонний взгляд, как бы я ни старалась.

      Мы молчали, несколько растерянно стоя на всё той же тропе, окружённой колючими зарослями, колышущимися от прохладных порывов трепещущего ветра. В доме что-то шелестело, навевало на меня жутковатые мысли. Однако нахождение рядом с Антоном, пусть даже таким шокированным, немного успокаивало. Я знала, что уж кто-то, а он, жаждущий отомстить голубям, ни за что не оставит меня наедине с чудовищами.

       Я попыталась завести беседу, но разговор не удался, оборвавшись на паре слов, не несущих в себе особого смысла. Мы просто поинтересовались о состоянии друг друга, зачем-то дав несправедливые положительные ответы. Даже как-то не по себе стало: мне казалось, что наши отношения, обычно отличавшиеся теплотой, были гораздо более близкими, но, наверное, ошиблась, а может, просто в неподходящее время навязалась на задушевный диалог. Всё-таки я склонялась к последнему, так как делиться мыслями и рассуждениями, когда над головами парят одни из самых сильных демонов, страждущих смести людей с лица планеты, — не самый лучший вариант, несмотря на некоторую заминку в действиях нашей компании.

      К счастью, неловкую паузу, возникшую между мной и Антоном, прервали Аня и Максим, вывернувшие из-за угла дома, за которым вели свои секретные разговоры. Какая-то мрачная тень словно окружила Анну, наполнила её глаза глубокой печалью, сделала движения неловкими, запинающимися. Словно то, что поведал Максим, оказалось поистине страшным или разочаровывающим. Я снова напряглась, поддавшись холодному тревожному чувству, с которым уже было даже совладала. Может, ведьма, о которой говорил Макс, предала его? Или страшный суд, какой нашему другу уж точно не удастся выиграть, ожидается в ближайшее время?

      Как только Макс и Аня приблизились, я, крепко сжав руки в кулаки, взволнованно поинтересовалась, что у них произошло.

      — Эльвира, та колдунья, о которой я говорил, сообщила, что может помочь нам освободить город от голубей и открыть метод, способный изгнать их в ад, но взамен требует осколок священного камня. Без него Аня вряд ли протянет долго. Какие-то капельки жизни, оставшиеся от камня, ещё будут некоторое время поддерживать её, но совсем незначительный промежуток времени.

      — И ты доверяешь этой ведьме?! — меня поразило такое наивное отношение к словам таинственной колдуньи, как говорил Макс, отдалившейся от общества и принявшей сторону голубей. Ну да, скажет она, как их уничтожить, — скорее всего, просто заведёт в ловушку, к тому же, погубив Аню, зависящую от камня. Несмотря на то, что дама эта была мне незнакома, я прекрасно осознавала: вряд ли сделка приведёт к чему-то хорошему. Поэтому совершенно не вникала, зачем Макс и Аня решили в неё вляпаться. Всё-таки странные они…

      — Да, — хладнокровно откликнулся Макс. — Она не станет врать, я её хорошо знаю.

      — Уверен? — наверное, мои глаза в тот момент забавно округлились. Но нужно было во что бы то ни стало отговорить друзей от столь опрометчивого решения — это я точно знала, так как иначе беды, подкрадывающейся с новой стороны, не миновать.

      — Да.

      — А вот я — нет, — я сощурилась, судорожно пытаясь придумать аргументы, которые заставили бы этих людей задуматься над тем, что же они творят. — Ты же сам говорил, что она на стороне голубей. Неужели она станет их уничтожать?

      — Она не станет, но метод, способный это сделать, сообщит, — эта уверенности вкупе с безумной искрой, метавшейся в глазах демона, настораживала настолько, что даже заставляла усомниться в стороне Макса. Который, к тому же, без особого беспокойства говорил о своей неминуемой казни. Может, он и вправду замышлял что-то дурное?

      — Я лично с ней не знакома, но свою жизнь уже не слишком-то ценю, поэтому доверю её Максу, раз такое дело, — заявила Аня, начав вертеть в руке камень, с которым ей совсем скоро предстояло попрощаться.

      Я попыталась возразить, но это уже не имело смысла: Макс и Аня, прошедшие серьёзный разговор, всё решили, а потому пытаться изменить их мнение было действительно поздно. Оставалось только принять его, каким бы странным и безумным оно ни было, чего делать, на самом деле, жутко не хотелось.

      — Я ещё немного поживу, — с усмешкой заверила Аня меня, ожидавшую, что, отдав камень, она тут же ничком упадёт на землю и уже никогда не встанет, навеки предавшись небытию. — Во мне ещё осталась энергия камня, и жить я буду до тех пор, пока она не источится.

      Но мне было совсем не смешно. И волновало меня в тот момент скорее не то, что наша знакомая, по собственной неосторожности вынужденная существовать за счёт какого-то камушка, проживёт ещё совсем немного, а подозрительная ведьма, которой Макс доверял, словно маленький мальчик. Добрая тётя, сиюминутная помощь, ласковые слова! Как же ей не поверить: она ведь настолько благожелательная, что просто сводит с ума собственной мягкосердечностью и открытостью. Да, может, она прислуживает демонам, страшным, разрушительным. Но она ведь добрая тётя, ей нужно верить! 

      Неожиданно мне представилось, как, погостив у этой Эльвиры, Максим вернётся, но уже не в одиночестве, а с дружной компанией птичек. Дополнительным подкреплением для великой голубиной армии. Неужели он желает погибнуть, предавшись жестокой казни от своих кровожадных сородичей? Неужели он, коварный демон, не одумается в последний момент, решив пойти на всевозможные ухищрения, только бы спасти свои драгоценную шкурку? Непонятно. Если бы у меня было время, я бы непременно поломала голову над столь сложной задачей, взвесив все «за» и «против», но такового не имелось, и потому, признав своё досадное поражение в этом бессмысленном споре, я молча отдалилась от Макса и Ани, собиравшихся провести манипуляции с камнем, и замерла рядом с Антоном, во взгляде которого теперь несложно было заметить неприятное изумление.

      — Пожелай нам удачи, — с явно натянутой улыбкой проговорила Анна, дрожащими руками протягивая Максиму заветный камень, всё ещё источавший чуть заметное мистическое сияние.

      — Может, не надо? — умоляюще прошептала я, однако никто не услышал этого детского лепета, сказанного в порыве внезапного отчаяния.

      Что-то холодное вновь сдавило мою грудь. Я опустила голову, упершись взглядом в неровный ухаб, испещрённый муравейниками. Насекомые оживлённо сновали вдоль своих владениях, неся в свои хоромы сочные травинки или жирных гусениц, наверное, чтобы щедро накормить прожорливых родственников. В моей голове промелькнула странная мысль, что, наверное, им, ничего не ведавшим о голубином происхождении, не так уж и плохо жилось среди этих глуховатых зарослей, куда крайне редко ступала нога человека, попросту не желавшего тратить своё драгоценное время на изучение столь невзрачного, облезлого и неэстетичного участка. Они трудились, суетились, занимались строительством домиков. Но по сравнению с теми, кто подвергся нападению демонических птиц, казались такими беззаботными. Им не грозил ад, апокалипсис, огромный зловонный клюв, разбрызгивающий во все стороны бурные кровавые фонтаны — только естественный отбор, в котором, в общем-то, не было ничего экстраординарного.
Кто-то сравнивает людей с муравьями, а мир — с муравейником, находящимся в неустанной суете, но в тот момент я, с необычным интересом наблюдавшая за резвыми насекомыми, с этим бы совсем не согласилась. Может, мы и обитаем в этаком муравейнике, но совсем другом, более опасном и оживленном. Безостановочном и безрассудном.

      Погружённая в странные мысли, я и не заметила, как, сказав всем нам несколько напутственных слов, Максим поспешно скрылся. Унеся с собой и чудесный камень, без которого теперь мы остались совершенно беззащитными против целой армии голубей, всё ещё лавировавшей над паникующим городом и раздвигавшей облака пылающими адскими крыльями.



Алиса Линтейг

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: