Голуби — стражи Ада

Размер шрифта: - +

Глава 23. Жертва и палач

      Оказавшись в квартире, мы почти с порога начали разговор. Макс решил не тянуть, сразу предупредив, что тему затронет важную и что поделится неожиданной новостью.

      Аня, выглядевшая жутко помятой и уставшей, пропустила нас в гостиную, где уже сидел Антон, наблюдая за происходившим на улице. Я мельком оглянулась и устроилась рядом с ним. Мы образовали своеобразный круг, в середину которого с серьёзным видом встал Максим. Напряжённо выпрямившись, он заговорил:

      — Недавно я отдал камень Эльвире. Она мне открыла секрет, связанный с местом, который люди обычно называют Предъадьем — чем-то между Землёй и Адом. — Он сделал небольшую паузу, дав нам немного осмыслить информацию; Аня печально опустила голову, как будто предугадывая нечто страшное. Впрочем, участь ее действительно ждала невеселая: сил, подаренных камнем, становилось все меньше, а значит, все ближе подбиралось зловещее неминуемое.

      — Так, значит, Предъадье, — со скептическим выражением лица произнёс Антон, покрутив в руках карандаш и заставив меня невольно улыбнуться. Кажется, он стал прежним — это радовало, особенно если учесть, что ему пришлось пережить всего несколько дней тому назад.

      — Именно. Предъадье — место, в одном из участков которого можно найти оружие против голубей. Никто не знает, как оно там оказалось и кто вообще его сделал, но ходят слухи, что все прошло не без вмешательств человека. Однако это уже не столь важно. Само оружие — абстрактной формы ствол, заряженный пулями, против которых стражи ада уязвимы. Если в голубя попадёт такая пуля, его оболочка погибнет, а сам он отправится в Ад и больше оттуда не вернётся. Полагаю, у вас сразу появилась мысль, как можно уничтожить всех голубей ограниченным количеством пуль. Всех их истребить действительно невозможно. Тем не менее, несмотря на то что жизнь в голубином обществе основывается на решениях народа, у них есть главари. Выделяющиеся особо крупным размером и орлиным изгибом клюва. Если уничтожить главарей, есть вероятность, что все голуби отступят, навсегда отправившись домой, в Ад.

      — А сама она была в этом Предъадье? — с сомнением спросил Антон, похоже, так же, как и я, не слишком доверявший таинственной Эльвире.

      — Нет. Но знает, как туда попасть и как оттуда выбраться. Вернуться из тех краев можно с помощью заклинания — его осуществит Эльвира, если просто её позвать, находясь в Предъадье, чётко представляя место, из которого было осуществлено в него перемещение. Она способна слышать звуки Предъадья. А вот попасть сложнее. Нужны две жертвы, причём одна из них — просто жертва, а вторая — жертва и палач. Сначала вторая жертва должна убить первую, таким образом окружив себя чёрной аурой порока. Далее вторая жертва обязана дать тем, кто собирается отправиться в Предъадье, расчленить себя на столько кусков, сколько желающих, и плюс ещё на один, что уже математика.

      — Ты предлагаешь нам стать жертвами и палачами?

      — Жертвами вам быть необязательно, а вот палачами придётся, если хотите помочь мне в избавлении мира от голубей. Кстати, я с вами пойти не смогу. Точнее, я туда отправлюсь, только не с вами, потому что, во-первых, меня сразу найдут. А, во-вторых, скоро в главной крепости Предъадья состоится суд, на котором определится моя дальнейшая судьба, — на нем я, скорее всего, и буду в момент ваших похождений. Да, скажу сразу: Предъадье читает человеческие мысли, Предъадье видит людей насквозь, ощущает их.

      — Значит, ты предлагаешь нам стать убийцами?! — я подскочила с места, возмущённо покосившись на Макса. Убивать невинных — это точно не по моему призванию. Я не стану лишать жизни людей. Это просто бред какой-то!

      Горячая волна гнева всколыхнулась в моей груди, и у меня возникло желание вновь попытаться убедить друзей, что с этим человеком, точнее, демоном связываться не стоило. Он был ненадежным и собирался безропотно прикончить двух невинных, якобы для того чтобы отправиться в Предъадье. Надо же — ересь какая.

      — Да, это придётся сделать, если вы, конечно, хотите мне помочь. Придётся пожертвовать двумя людьми — по-другому никак. Да, кстати, этого мало, чтобы проникнуть в Предъадье. Нужно ещё представить его, чтобы труп расчленённый жертвы стал порталом.

      — Представить? Мы же даже не знаем, как оно примерно выглядит. — Антон задумчиво сощурился, смутно поглядев на Макса.

      — У меня есть несколько похожих фотографий. И даже примерная карта, которую я начертил собственной рукой и на которой специально для вас сделал некоторые пометки. Например, координаты дерева, в дупле коего запрятано оружие. — Оглядев наши ошарашенные лица, Макс добавил: — Да-да, не удивляйтесь. Оно действительно хранится внутри дупла, — и полез в карман своего плаща.

      Наверное, в другой ситуации это прозвучало бы даже смешно — с долей черного юмора. Речь шла об убийстве людей, а он обещал показать какие-то фотографии с изображением красивой местности. Будто пытался вдохновить нас на это чёрное дело…

      Послышался тихий шелест бумаги, Максим вызволил из кармана потрёпанную бумажную карту, а затем — фотографию с рваными краями. Антон, наблюдавший за приятелем с любопытством и подозрением, прищурился. Аня повернула голову в сторону, словно и вовсе не собираясь участвовать в этом деле. Я бы тоже с удовольствием не участвовала, если бы не наивная вера в нашу команду «борцов с голубями». Она-то и подталкивала на то, чтобы пойти на этот кошмар, проигнорировав голос разума и совести.

      На фотографии же оказалось изображение величественной мрачной крепости, напоминавшей средневековый замок. Её купола возвышались над обширными лесными массивами, издалека смотревшимися как антивражеские сооружения или лабиринты. Где-то внизу узкими серыми пятнами темнели тропы, терявшиеся среди неровных и однообразных деревьев. А неба и вовсе не было видно — как будто его там заменяли башни, что сжимали пространство. Это было неправильно, совсем неправильно. Это портило впечатление от фотографии, красивой, но, похоже, сделанной и обработанной не слишком умелым фотографом.

      «А где такое фото было сделано?», — мысленно спросила я, с удивлением оглядывая странные контуры. Однако от вопроса вслух воздержалась: ответ сам пришёл в голову, не заставив себя долго ждать. Скорее всего, это был обыкновенный Фотошоп.

      — Смотрите внимательнее. Вам следует запомнить каждую деталь, — настоятельно порекомендовал Максим, выставив вперёд руку, что сжимала фотографию.

      — А жертва и палач по совместительству тоже должна что-то запоминать? — внезапно поинтересовалась Аня, вновь развернувшись.

      Макс явно уловил намёк, но не подал виду — лишь произнёс спокойным тоном, глянув на Анну исподлобья:

      — Да, но об этом чуть позже.

      — Позже? А зачем медлить? Я собираюсь стать жертвой, — открыто завила она, поднявшись с места и выпрямившись.

      — Я не удивлён. — Макс равнодушно ухмыльнулся, Антон начал шёпотом уговаривать Аню, чтобы она опомнилась. Может, ей и осталось недолго, но смерть, о которой говорил Максим, была не самой приятной или почётной. Но Аня ничего не слушала. Похоже, она чётко определилась — уговоры были лишними.

      — Что ж, если желаешь стать жертвой, я не буду препятствовать. Ведь это твоё решение, — серьёзно проговорил Макс. — Да, запоминать картину тебе нужно, как и представлять Предъадье в моменты убийства и самопожертвования. Жертве же, которую выберешь ты, не нужно ничего — только лишиться жизни от твоих рук.

      — Отлично. Когда начнём?

      — Мне кажется, не стоит сейчас срываться с места и начинать… — заметил Антон.

      «Неужели снова трусит и хочет тихо сбежать, сославшись на важные дела?» — промелькнуло в моей голове.

      — Будем чего-то ждать? — Аня недовольно подняла бровь.

      — Следует более детально продумать план.

      Я, ожидавшая другого ответа, с недоумением покосилась на Антона. Ещё недавно он всеми силами пытался избежать столкновения с голубями, а теперь сам жаждал и рвался в бой. Не страшился даже убийства хорошо знакомого человека. И говорил с нездоровым блеском в глазах, словно желая осуществить давнюю кровавую мечту.

      Впрочем, с последним я, наверное, ошибалась: Антон никогда не был жестоким, и вряд ли даже последние события могли пробудить в нем кровожадность — я просто слишком устала и плохо соображала, но упорно анализировала наш разговор.

      — А если голуби вернутся?

      — Этого, конечно, допускать не стоит. Но и сразу бросаться, ничего продумав, — тоже.

      — Ты в какой-то степени прав, — поддержал Макс, жестом спросив, все ли рассмотрели фотографию. Оказалось, в карточке никто больше не нуждался. Оставалось только изучить карту — и можно было отправляться в путь, тяжёлый, страшный, далёкий.

      Макс свернул фото и убрал в карман плаща, а Аня нахмурилась, посмотрев на то, что творилось за вычищенным стеклом. Я тихонько постучала пальцами по деревянному столу, стараясь избавиться от напряжения. В голове снова промелькнула неутешительная мысль, что скоро мне придётся убить. Это не радовало, совсем не радовало. Обычно меня вообще пугал вид крови, а здесь предстоял не просто вид — все было гораздо хуже. А эти башни, окаймленные лесом, только нагнетались атмосферу: от их вида хотелось невольно содрогнуться. Поскорей бы все это закончилось, поскорей бы голуби покинули наш мир, отправившись в небытие…



Алиса Линтейг

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: