Голуби — стражи Ада

Размер шрифта: - +

Глава 25. Это привкус ада?

      Когда перемещение сквозь пространство закончилось, я обнаружила, что стояла в какой-то клейкой почве. Ноги частично увязли, джинсы были неизбежно испорчены. Что-то чмякало под подошвами, но я не могла заставить себя посмотреть, что именно. 

      Мне было слишком страшно. Страх наливал мою голову пусть неосязаемой, но такой же тягучей холодной жидкостью. Я ничего не видела, кроме мрака, — возможно, и вовсе ослепла. В голове что-то отчаянно пульсировало, а по рукам горячими струйками стекала кровь. Кажется, я невольно превратилась в маньяка... 

      Последняя мысль навязчиво крутилась в голове, заставляя меня в ужасе содрогаться. Поверить, что я только что убила человека, с которым, к тому же, неплохо общалась, было невозможно. Разум упорно отрицал назойливые слова, мысли смешивались в кашу. Такую же вязкую и склизкую, как и почва под ногами.

      Немного придя в себя, я распахнула глаза и осмотрелась. От вида окрестностей, простиравшихся вокруг, что-то заныло в моей груди. Недавние воспоминания начали обретать пугающую чёткость. 

      Чьи-то невидимые зубы словно впились в моё горло, заставив сердце биться в поистине безумном темпе. Теперь я окончательно поняла, что все это случилось со мной не в кошмарном сне — наяву. И в совершенно адекватном состоянии. 

      Я не была пьяна ничем, кроме паники, не курила, но почти спокойно убила живую душу. И плевать, что в это дело был вмешан дьявольский голубь! Да, своим появлением он заставил меня убить, но разве это было оправдание? Разве это как-то могло объяснить мой на редкость гадкий поступок?! Нет. 

      Голос совести, резко пробудившийся в голове, казалось, начал разрывать меня на части. Ощущая, как горят щеки, я стояла на месте, не в силах сдвинуться. Время не ждало, но до этого мне не было дела. Я совершила страшное, я преступница, я тварь! Я оставила на себе чёрное клеймо, которое уже ничем не стереть и не свести. 

      Я нервно сглотнула, уставившись затуманенным взглядом на грубое переплетение ветвей. Во рту появился неприятный солоновато-горький привкус — наверное, таков вкус крови, когда её действительно много, подумалось мне. А может, это привкус ада? 

      Тёплая ладонь Антона, почему-то не запачканная кровью, коснулась моей руки. Я подняла голову и посмотрела в его серьёзные глаза. Он был хмур и задумчив, но, похоже, уже ничего не боялся. Может, и мне следовало перестать?.. 

      Неровные тени, ниспадавшие с деревьев, плясали по его лицу. Рассматривая их, я рефлекторно поёжилась. Во флюоресцентном белом свете, который исходил из самого пространства, они казались особенно жуткими.

      — Мы в аду? — тихонько спросила я, тщетно пытаясь подавить зябкую дрожь. Меня морозило, словно от высокой температуры. Но это была не болезнь — я точно знала. По крайней мере, не физическая. 

      — Ну, почти... — многозначительно протянул Антон, начав левой рукой непринуждённо играть с моими волосами. 

      Зашелестела бумага, и в руках парня появился мятый лист с картой и координатами пресловутого дерева. И всё-таки, кому только могло прийти в голову — прятать оружие в дупле?! 

      Мелкий почерк Макса в световых всплесках резанул мне глаза, вновь навеяв пугающие мысли. Это Максим сподвиг меня на убийство. Это он — главный виновник моей душевной боли! 

      — Дорога неблизкая, — безрадостно заметил Антон. 

      Он свернул бумажку и ещё ближе подобрался ко мне. Его взгляд скользнул по моему телу, и, не понимая, почему, я невольно улыбнулась. Хотя внутри мне было совсем не до улыбок. 

      — Не бойся. Самое страшное мы уже, можно сказать, прошли. — Он обнял меня, пытаясь успокоить. 

      Кажется, хватка зубов, грызших меня изнутри, начала ослабевать. Меня по-прежнему трясло, мне было необъяснимо холодно, но теперь все тревожные мысли затмило другое желание. Удивительное желание! 

      На какой-то миг я словно забыла о тропах, рассекающих зловещий лес на несколько частей, и о башнях-копьях, и о тумане, и о голубях. Я подумала о доме, который в тот момент не просто находился в другом городе — скорее всего, в другой реальности. И стало легче. 

      Погрузившись в себя, я не заметила, как наши объятия стали крепче. Руки Антона мягко коснулись моего лица, наши взгляды снова встретились, замерли, утонули друг в друге — и что-то внутри меня затрепетало. Тягучий страх отступил, а на смену ему пришло другое, приятное и, пожалуй, сладостное чувство. Уютное тепло мягкими волнами захлестнуло боль и ужас. 

      Небольшой рывок — и наши губы соприкоснулись в чувственном поцелуе. Забытьё стало сладостным и уже не давило на меня — наоборот, появилась воздушная легкость, словно я внезапно оторвалась от земли и полетела в неизведанные дали. Впрочем, дали и вправду были неизведанными — по крайней мере, с Антоном. 

      Какой-то терпкий, пьянящий привкус вскружил голову, и меня посетила странная мысль. «Это привкус ада?» — задался вопросом внутренний голос, когда, ощущая все тот же манящий трепет, я немного отстранилась от Антона. 

      — А это было здорово! — воскликнула я, глядя в сияющие глаза друга. Даже несмотря на грядущие испытания, он беззаботно улыбался. Улыбалась и я, словно глупая школьница, которой учитель предложил тайно встречаться. 

      Не улыбалось только Предъадье. Оно хмурилось и смотрело на нас многочисленными глазами-башнями, застеленными, но не ослеплёнными пеленой тумана. Карта, которую Антон вновь развернул, тихонько шелестела. Почва чмякала, чавкала и приглушённо булькала...



Алиса Линтейг

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: