Голубые драконы

Размер шрифта: - +

1. Иллар и Рокель.

 

-Иллар, родной мой, услышь меня. Нас уже нет. Мы погибли. Но они… Их мы еще можем спасти. Хотя бы одну из них. 
-Нет. Нет, я не могу. Я не могу бросить раненную жену с младенцем на руках… 
-Твоя жена не нежная белка! И может постоять за себя. 
-Ты забываешь, что ты ранена. 
-Ах, да… 
Удивительно красивая, молодая женщина улыбнулась, столь же великолепному мужчине. Если не обращать внимания на их внешний вид, на рваную и окровавленную одежду, на сломанную руку девушки, которая была примотана к телу, какими-то грязными тряпками. На длинный, рваный шрам, на щеке у мужчины, который все еще кровоточил, то, это были два, достойнейших экземпляра человечества.  Он, большой и сильный, ростом под два метра. Волнистые, иссиня-черные волосы, чуть отросшие, завиваясь крупными кольцами, лежали на мощных плечах. Голубые глаза, оттенка летнего неба, искрились, словно два бриллианта, когда он с нежностью улыбался своей зеленоглазой спутнице.  А она, в свои тридцать лет, выглядела, словно юная девушка. Длинные, светлые волосы, закрывали хрупкие плечики и тонкие руки, но первое впечатление, было очень обманчиво. Эта худенькая девочка могла с легкостью, уложить на лопатки здоровенного мужика. Обманчиво хрупкая,  фигурка пряталась в лохмотьях, в которые превратилась ее одежда. 
Эти двое, когда то давно поняли, что созданы друг для друга, и с тех пор больше не расставались. Они были счастливы. Они любили. И даже гонения драконов не мешали этой любви. Но когда маги Империи ополчились окончательно, и практически уничтожили  династию Голубых Драконов, эти двое, как-то умудрились выжить.  К тому же оказалось, что Рокель носила под сердцем дитя.  Как выяснилось чуть позднее…. Двоих. 
И вот, сейчас, раненная и испуганная, она склонялась над большой корзиной – колыбелью, в которой мирно спали две крошечные девочки, и уговаривала мужа спасти хоть одну из них. При сильной внешней схожести, девочки были абсолютно разные. Одна темненькая и голубоглазая, как папа, обещала вырасти дерзкой и смелой, а вторая тихая и нежная, с огромными зелеными глазами, как мама. 
Иллар понимал, что жена права. Одному ему всех не спасти. И план Рокель – разделиться, казался единственно правильным. К концу ночи он все же согласился на уговоры жены. И на утро из пещеры вышел, отчаявшийся, постаревший и поседевший, за несколько часов, мужчина, с ребенком на руках, бережно завернутым в половину большого, голубого, огнеупорного покрывала. 
Не оборачиваясь, на стоящую у входа в пещеру, женщину он двинулся в лес. 
Ему предстоял опасный путь, до межпространственного коридора, из которого он надеялся перейти в Другой Мир. Пристроить там дочь, и вернуться за своей Рокель, и второй малышкой.  Так он думал, пробираясь, сквозь заросли и буреломы, оберегая маленькую дочь от ударов ветвей и укусов насекомых. 
А в это время, в пещере, заливаясь слезами и молясь всем существующим и несуществующим богам, прижимая к груди темную головку, спящей дочери, Рокель готовилась к битве. К своей последней битве. Она знала, что интуиция не обманывает ее. Да и реально смотрела на вещи. Еще она молилась о том, что бы малышку нашли. После ее гибели. Пещера будет фонить магией и привлечет поисковый отряд. Но там уже, ни кто ничего не поймет. 
Полная Луна заливала лес и горы призрачным светом, ее лучи проникали в пещеру, слабо освещая пространство.  Рокель готовилась. Собирая остатки силы. Гончии были на подходе. Их вой уже был отчетливо слышен. Единственное о чем не знала Рокель, сколько их будет. За ними в погоню был отправлен большой отряд, но как только псы поймут, что они с Илларом разделились, то тоже разделятся.   И сколько их останется, что бы сгинуть вместе с ней, а сколько отправятся за Илларом, она не предполагала. 
-Пусть их будет больше - на меня!:- умоляла она звездное небо.  
Спасение Династии Голубых драконов, зависело сейчас от маленькой девочки, которую отец должен вбросить в Чужой Мир. Сердце матери разрывалось на части.  А честь, как и сердце, молила об одном «Только бы у него все получилось! Только бы она выжила…. моя маленькая девочка…» 
Отыскав в стене пещеры естественное углубление,  поцеловав малышку, плотно укутав в голубое покрывало, которое она, несколько часов назад  разорвала, поделив надвое, Рокель уложила ребенка в корзину и задвинула в нишу, встав к ней спиной, закрывая своим телом. 
-Только выживи! Умоляю тебя, только выживи! 
Как не ждала Рокель, все же гончие ворвались неожиданно. На миг, остановившись в проходе, рассредоточились полукругом перед ней. Вперед вышел вожак и хрипло пролаял: 
-Сда-вай-ся. Будешь жить. 
-Где жить?:- устало откликнулась Рокель. Собирая в себе остатки магических сил. Без которых ей не одолеть пятнадцать темных охотников. Свирепых, безжалостных гончих. 
-Будешь уничтожена! 
-Что делать…: вздохнула женщина и резко взмахнула здоровой рукой. 
В тот же миг темнота мгновенно затопила пещеру. Густая, и липкая, как кисель, она вползла и вытеснила весь воздух. Собаки, растеряв боевой пыл, задохнулись и закашлялись, подвывая, но не двинулись с места, охраняя пути отступления. Через какое-то время пространство, вновь наполнилось воздухом и заискрилось. Зеленые и голубые всполохи, прорезая темноту, закружились в хаотичном танце, перемешиваясь друг с другом, заполняя собой пещеру и не позволяя разглядеть, что либо. Сияние все отчетливее поднималось к своду пещеры, вновь оставляя под собой темноту, в которой не было видно не собак, не женщины и вдруг мощным порывом ухнуло вниз, разбившись о камни, и растеклось словно лава, по полу пещеры испаряя голубовато зеленоватый туман. Слабый лунный свет снова проник в пещеру и перед псами во всей своей красе, предстал прекрасный Голубой Дракон. Правда, зеленый. Переливаясь в Лунном свете, зеленые и голубые чешуйки в броне Рокель, создавали впечатление, что она была цвета морской волны.  Девушка всегда считала, что  ее броня имела бракованный окрас, особенно рядом с Илларом, который был глубокого голубого цвета, со стальным отливом. Но муж всегда восхищался Рокель, и со временем она перестала стесняться зеленого оттенка своей чешуи и даже начала над этим шутить. 
Псы стояли, как вкопанные. 
-Ну, извините мальчики…:- грустно засмеялась драконица:- Не ожидали? Ну, да. Не голубая. Ну, так уж вышло. В семье не без урода. 
Отвлекая собак, дурацким разговором, Рокель повернулась сломанным крылом к стене и приняла боевую стойку. 
Большая голова, склонилась к самой земле, с каждым выдохом и ноздрей вырывался горячий пар и с шипением ударялся о камни. Высокий, обсидиановый гребень, проходящий вдоль всего позвоночника, мерцал в лунном свете острыми зубьями. Мощный хвост, бил о стену вырывая и дробя камни. Драконица была прекрасна. И очень опасна. 
-Сда-вайся!:- вновь пролаял вожак:- Будешь жить! 
-Сдохни…:- словно плюнула, огненной струей, в морду псу, Рокель. 
От вожака остались одни головешки. И это послужило для остальных сигналом к атаке. Четырнадцать крепких, свирепых псов бросились убивать. 
Бой был короткий и жестокий. 
Растратив почти весь оставшийся магический запас на оборот и удар огнем, Рокель могла сражаться, рассчитывая только на свои силы и выносливость. Она хватала собак клыками. Бодала и поднимала на гребень, швыряя о стены. Рвала когтями и била хвостом, но их было слишком много на одну среднюю драконицу. Понимая, что сил не осталось, Рокель опустила крыло, которым прикрывала шею.   
Шея была у драконов слабым местом. Для лучшего маневрирования броня на ней была тонкая. Такая защита могла спасти от столкновения с птицей, но от оружия или клыков темных гончих была слаба. 
Увидев незащищенную шею, не оценив хитрости драконицы, разгоряченные схваткой псы ринулись к слабому месту. 
Рокель практически перестала сопротивляться, позволив собакам подобраться максимально близко. И когда все они были на ней, под ней, рядом с ней, она собрав остатки сил взмахнула здоровым крылом, и подняв себя со всей сворой в воздух, на пару метров крикнула: 
-Прости…! 
И рухнула вниз на каменный пол пещеры.  
От раздавшегося взрыва содрогнулся весь горный массив, и когда погас неистовый, магический огонь и улеглась пыль, оказавшаяся, не чем иным как пеплом, в пещере не оказалось никого. Неоновый свет заливал все пространство, выливаясь наружу и окутывая близ стоящие кусты, заставляя их слабо светиться. 
А час спустя, такой же взрыв прогремел в межпространственном коридоре. Не оставив после себя никаких разрушений. Лишь пепел, которого было по колено человеку и голубой свет, который исчез лишь через несколько часов. 
 



Ровена Саншай

Отредактировано: 13.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться